«В семь лет я поняла, что стану музыкантом» Римма Бенюмова о музыке и о себе

«В семь лет я поняла, что стану музыкантом» Римма Бенюмова о музыке и о себе

Молодая, обаятельная, целеустремленная. Это Римма БЕНЮМОВА – талантливая скрипачка, которую любят почитатели классической музыки разных стран мира. В Красноярск Римма приехала в гости к родителям. Но в Международный женский день решила подарить представительницам прекрасного пола особый подарок – концерт.

Накануне праздника мы встретились с Риммой, поговорили о музыке, месте женщины в культуре и, конечно, – о нарядах и кулинарии.

 – Римма, вы родились в музыкальной семье: папа Михаил Бенюмов – профессор Красноярской академии музыки и театра, мама Лариса Маркосьян – солистка Красноярского камерного оркестра. Был ли у вас выбор, чему посвятить свою жизнь?

– Нет, выбора не было. Я последний ребенок в музыкальной семье, три мои старшие сестры в детстве прошли этап общего музыкального развития. Одна стала профессионалом – Маша дирижер в театре Крефельда.

Я начинала осваивать фортепиано, а затем плавно перешла на скрипку. Для меня это было естественно. С раннего возраста помню, что играла скрипкой и смычком. А затем начала учиться извлекать звуки из инструмента. Для ребенка это большое испытание. Звуки, выходящие из инструмента, напоминали фальшскрип. Только музыкальные родители могут пережить такого рода травмы. Наши соседи святые люди – никогда на нас не жаловались.

Семья Бенюмовых, Римма — самая маленькая

– Ты всегда знала, что хочешь быть музыкантом?

– Мне это стало понятно с семи-восьми лет. Хотя занятия у меня были разные – от керамической лепки до конного спорта и плавания. Но все это являлось второстепенным по сравнению с музыкой. Для общего развития.

– А нужно ли музыканту такое широкое «общее развитие», не мешает?

– Для человека искусства очень важен спектр увлечений. Это прямая связь с музыкой, интерпретацией произведений.

Одно из первых выступлений на сцене филармонии

– Как, например, конный спорт помогает музыканту?

– Спорт – это дисциплина, умение владеть своим телом, концентрироваться в стрессовой ситуации. Мозг начинает работать. Это важно в нашей профессии. Когда ты стоишь перед залом, в котором тысяча человек, это больше заряжает, чем прыжок с парашютом.

– Учиться у родителей всегда испытание. А как у вас это было?

– Мама и папа самые строгие, но самые искренние и преданные учителя. В детстве мне сложно было соблюдать дисциплину. Я и сейчас не могу сказать, что полностью дисциплинированный человек. В детстве обязательно три-четыре часа ежедневно – занятия на скрипке. Но это не тот подход, когда нужно просто «напилить». Важна концентрация. Иногда 40 минут продуктивных занятий нужнее, чем пять часов поверхностного пиления. Мой папа все это понимал. У меня каждый день дома был урок с профессором и своим концертмейстером.

А переехав за границу, столкнулась с другим форматом обучения. Урок с преподавателем раз в неделю, чтобы позаниматься с пианистом, нужно написать несколько сообщений и договориться. Пришлось пристраиваться к европейской школе. Здесь спасает только самодисциплина. В европейских странах и США дают понять: педагогу твое обучение не нужно, только тебе самому.

– Почему Германия? В Европе учиться лучше, чем в России?

– Для меня важен профессор, и не важно, где он – в Берлине, Лондоне или Москве. В 15 лет я познакомилась с человеком, который меня воодушевил. Томаш Томашевский потрясающий скрипач, концертмейстер Немецкой национальной оперы. И когда после окончания школы мне пришло приглашение поступать в Берлин, я не раздумывала. Технически я была на достаточном уровне. В оба вуза, в которых училась, поступила на бюджет при конкурсе 400 человек на три места.

– Ты выступала уже на разных сценах, а какой концерт был самым волнующим?

– В Карнеги-холле в 2018 году. Ведь это зал, в котором играли американский скрипач Айзек Стерн или советский пианист Святослав Рихтер. Когда ты проходишь коридорами и видишь автографы величайших музыкантов, это дает такой подъем при исполнении, такое вдохновение! Я прекрасно помню первое исполнение концерта Шостаковича с Иркутским симфоническим оркестром.

Для меня это эпохальное произведение, которое я люблю всей душой. А тот концерт я играла при дикой простуде, температуре 39 градусов. Шостаковича сложно исполнять и здоровому, физически сильному человеку.

Я стояла перед концертом и думала, как буду играть, и в этот момент пришло что-то извне – сила, второе дыхание, абсолютное погружение в музыку. В такие моменты начинаешь верить в силу музыки, искусства. Насколько оно нужно, чувствуется во время пандемии. В Европе люди изнемогают без живого общения с музыкантами.

– А концерты в Красноярске – дань землякам?

– Домой всегда приятно возвращаться. Для меня красноярская публика особенная, родная. В зале сидят люди, которые слушали меня в детстве. И большая ответственность перед ними выступать. Здесь другая атмосфера. Между тобой и слушателями протягиваются ниточки, создается определенный канал информации.

– Это только кажется, что легко играть на скрипке. Профессия музыканта – физически сложная работа. Есть секреты сохранения женской красоты?

– Действительно, это достаточно травматичный труд. Работа в оркестре – шесть часов репетиций каждый день. Сидя играть очень сложно. Отсюда постоянные проблемы со спиной, кифоз позвоночника. Для музыкантов разработан специальный курс упражнений, его мы делаем в спортзале. Секрет один – постоянный труд и работа над собой. В спортзале я делаю тяги на специальном оборудовании – укрепляю спину, разрабатываю мышцы рук.

– То есть, чтобы играть на скрипке, нужно, грубо говоря, тягать гантели?

– Да, но важно не переусердствовать, чтобы не порвать мышцы. Из-за этого приходится отказывать себе в травматичных видах спорта.

– А диеты приветствуются? Любишь ли ты готовить?

– Обожаю! Если ко мне приходят гости, я экспериментирую. Мое фирменное блюдо – рулеты из баклажанов. Готовить их я научилась у мамы. На карантине начала следить за своей фигурой и углубилась в здоровое питание. Заменяю продукты, чтобы было вкусно и полезно. У меня потрясающий яблочный пирог, диетический брауни из бобов. Я считаю, очень важно полезно и регулярно питаться, чтобы продуктивно работать в течение дня.

– Не менее важно надеть на концерт нужный наряд. Как происходит выбор платья?

– У меня несколько платьев, и все любимые. Подбираю под конкретное выступление. Тут многое имеет значение. Например, если играешь с женщиной, нужно учитывать, в какой гамме у нее будет одежда, чтобы сочеталось.

В оркестровом составе – черное до пола с длинными рукавами. Когда солируешь, простор для выбора больше, потому что акцент идет на тебя. Тут уже исходишь из программы. Если это «Кармен», надеваешь яркое красное платье.

Венская классика – более приглушенные тона. А в Карнеги-холле можно выйти в чем-то более объемном. Это платье подходит под атмосферу зала. На каждый концерт выбираешь что-то индивидуальное, специфическое. Многие думают: просто сделать выбор платья, на самом деле за каждой деталью стоит большой мыслительный процесс.

– Работа солиста – постоянные концерты, перелеты, график. Насколько это подходит для женщины?

– Три года назад у меня за четыре месяца были гастроли в Польше, Китае, России, Германии, Испании. Все с разными оркестрами. За это время я была дома три дня. Перелеты, бессонница, одиночество, незнакомые люди вокруг, полное посвящение себя музыке – огромный стресс. Такой график не подходит каждой женщине. Я уже год работаю зам. концертмейстера в оркестре Дрезденской филармонии на полставки. Мне нравится такой режим труда: остается время для собственных сольных проектов.

Сейчас я в поиске своей ниши в музыке. Мне хочется выстроить правильное соотношение личного и профессионального, чтобы быть счастливой.

ДОСЬЕ

Римма Бенюмова – выпускница красноярской гимназии № 12 «Музыки и театра». Оканчивает магистратуру Высшей школы музыки имени Х. Айслера в Берлине. Лауреат международных конкурсов имени Давида Ойстраха, Антона Рубинштейна и Виктора Третьякова, трехкратная золотая медалистка Дельфийских игр стран СНГ. Выступала в Карнеги-холле, Московском международном доме музыки, миланском Театре Даль Верме, Харбинской филармонии. Солировала с такими оркестрами, как Мюнхенский симфонический, Московский̆ симфонический̆ «Русская филармония», Миланский камерный Pomeriggi musicali, Красноярский академический симфонический, Красноярский камерный, Камерный оркестр Kremlin.

Фото из личного архива Риммы БЕНЮМОВОЙ

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

«Красному Яру» и «крест» не помог
«Красный Яр» своей весенней игрой напоминает футбольный «Енисей». Тоже после зимы пришли в себя, тоже остановить их смог только лидер
25 мая 2022
Как уберечь квартиру от воров на время отпуска
Лето – время поездок, отпусков, дач. И этим часто пользуются квартирные воры, проникающие в пустующее жилье. Как обезопасить квартиру от
25 мая 2022
Импортозамещение в «цифре»
События последних месяцев на Украине существенно отразились в том числе и на IT-сфере. О том, с какими новыми вызовами приходится