Меню Поиск
USD: 77.27 -1.50
EUR: 90.72-1.70
№ 33 / 1211

«В этот день все стали родными и близкими…»

«Кто пережил радость этого чудного, майского утра Победы, тот никогда его не забудет». Эти строки были написаны о самом первом Дне Победы. Каким он был в Красноярске? Одна-единственная фотография от 9 мая 1945 года сохранилась в архиве краеведческого музея. На ней разделившие всеобщее ликование сотрудники эвакуированного в годы войны радиозавода № 327 стоят на площади Революции. Именно это предприятие еще совсем недавно занималось производством радиомаяков «Колба» для слепой посадки самолетов, перегоняемых по секретной трассе Аляска – Сибирь.

Митинг в театре

Считается, что первой о капитуляции врага – еще до официального сообщения – в Красноярске узнала Нина Ситничук: 8 мая 1945 года она дежурила в бригаде телеграфистов, которые держали прямую связь с Москвой. Не поделиться таким известием она просто не могла. Радостная новость о безоговорочной капитуляции Германии быстро распространилась по городу.

Назавтра одна из газет края напишет: «Ранним утром чья-то рука сняла с карты, выставленной на фасаде здания лесотехнического института, все флажки, отмечавшие движение наших войск на фронтах ВОВ, и водрузила в центре Германии большой красный флаг – символ нашей Победы».
– Рано утром нас разбудил стук в окно, – вспоминала красноярка Нина Трофимовна Медведева. – Это наша соседка – невысокая пожилая татарка Сапарова, вооружившись длинной палкой, стучала по всем окнам, еще закрытым на ночь ставнями, и выкрикивала лишь одно желанное, дорогое, святое слово: «Победа!» Наспех одевшись, по какому-то неведомому инстинкту все побежали на нашу центральную площадь, где обычно проходили праздничные демонстрации. Там было уже много народу. Большому искреннему ликованию народа помешал ливень, как-то внезапно обрушившийся на город, туч мы не заметили. Митинг перенесли в театр, но разве мог наш маленький, хотя и уютный, театр вместить ликующее народное море?! Мы весело бежали под еще холодным майским дождем. Праздновали Победу кто как мог. Не знаю, были ли в каждом доме подходящие для этого случая праздничные бодрящие напитки. Но и стакан не очень крепкого чая казался нам восхитительнее бокала шампанского.

Вспыхнуло такое ликование…

В документах музея «Мемориал Победы» сохранилась запись воспоминаний маленькой жительницы Красноярска, которая весной 1945 года училась в четвертом классе:
В этот день начались занятия, как вдруг кто-то открыл дверь в класс и крикнул: «Война закончилась!» Мы разом вскочили и закричали: «Победа!»

Александра Степановна утихомирила нас и сказала: «Занятий сегодня не будет. Все идите на площадь, в город». Мы помчались вниз, на площадь Революции. Обнимались, целовались, плакали. Кое-кого из ребятишек брали на руки, подбрасывали. Такое единение, такое ликование вспыхнуло даже между чужими людьми.

Взрослые пили из самодельных фляжек водку, угощали друг друга чем придется – куском хлеба, огурцом, картошкой. В этот день все стали родными и близкими…
В газетах того времени писали о митинге на площади Революции, к которому присоединились около 100 тысяч человек. Новость остановила работу на предприятиях правобережья Красноярска: «К ликующему шуму улицы присоединяется могучий хор заводских гудков: все заводы, все электростанции салютуют Победе… Качают лучших рабочих, запевал социалистического соревнования, мастеров, начальников цехов… Рабочий поезд, грузовые, легковые автомобили, повозки – все встало. Все спешат на митинг».

В этот же день во многих деревнях края уже начали посевную – старались успеть, пока позволяет погода. Но радостная новость дошла и до них.
– Победу встретил в поле, – вспоминал Иван Князев, житель Иланского района. – Вдруг вдалеке послышался рокот автомобиля, такой редкий для того времени звук. Все подняли голову. По дороге в нашу сторону мчался автомобиль, над кабиной развевался красный флаг. Машина еще не остановилась, а на подножке уже показался мужчина. «Победа!» – закричал он. Все вокруг как бы осветилось, стало ярче, красочней: и лес, и пахота, и лица людей, застывших, радостно-недоверчивых. А потом вдруг все зашумели: одни плакали, другие смеялись, обнимались.
Первая группа воинов-победителей, вернувшихся в родные края. 1945 год

Многие наши солдаты вернутся домой только в 1946-м, а кто и позже. Военные действия к тому времени еще не были окончательно завершены: в номере «Красноярского рабочего» от 10 мая 1945 года наряду с репортажами о всеобщем торжестве можно прочесть и о том, что «группа немецких войск в Чехословакии поспешно уходит на запад…». А в соседней колонке – строки из радиопослания Черчилля: «Я шлю вам сердечное приветствие по поводу блестящей победы, которую вы одержали…»

И слова председателя чехословацкой делегации, министра иностранных дел Яна Масарика: «Мы будем вечно благодарны победоносной Красной Армии, освободительнице, которую в настоящее время приветствует исстрадавшееся население Чехословакии…»

Не вечности – нескольких десятилетий хватило, чтобы демонтировать монумент полководца, почетного жителя Праги – Ивана Конева…

Но не будем сегодня говорить об этом. Завтра у нас всех очень необычный День Победы – без торжественного парада, многотысячного шествия «Бессмертного полка», возложения венков к могилам героев. Мы не сможем также выйти на улицы, как жители нашего края ровно 75 лет назад.

Но мы сделаем это позже, в тот день, на который будет перенесен праздник. И никакие обстоятельства не уменьшат степень нашей радости, гордости и бесконечной благодарности тем, кто сражался на фронте, и тем, кто делал все возможное для Победы в тылу.

Фото из архива Красноярского краевого краеведческого музея

№ 33 / 1211

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео