Меню Поиск
USD: 78.67 +1.85
EUR: 91.4+1.81
№ 33 / 1211

Ванкорские будни: геологоразведка в ответе за нефть

Фото из архива пресс-службы ООО "РН-Ванкор" Сразу три знаменательные даты, напоминающие о том, что мы живем в одном из нефтяных регионов России, случились в апреле и мае. 5 апреля геологи Ванкора вместе с коллегами всей страны отмечали свой профессиональный праздник. А две недели назад Ванкор отметил 32-летие: месторождение было открыто 22 апреля 1988 года – тоже, разумеется, геологами. И, наконец, еще одна «ванкорская» дата была на календаре буквально вчера, пусть не очень громкая, но знаковая – и для экономики края, и для нефтяников: 7 мая 2008 года на нефтепроводе Ванкор – Пурпе был сварен «золотой» стык.

Будут новые месторождения

Без этого магистрального нефтепровода длиной 570 километров сама идея добычи нефти на севере Красноярского края не имела бы смысла – ведь мало добыть ее из-под земли, надо доставить сырье потребителю. И упомянутый нефтепровод со своей задачей справляется. Сегодня по этой трубе перекачивается нефть не только Ванкорского месторождения, но и тех, что входят в ванкорский кластер, – Сузун, Тагул, Лодочное.

Но сначала о геологах – людях очень нужной стране профессии, они трудятся для будущих поколений.

Человек непосвященный, возможно, удивится: зачем нужны геологи уже работающему месторождению? Все ведь давно разведано, скважины пробурены – знай себе качай нефть.

Это было бы слишком просто. Без геологии добыча остановится.

Вспоминаю слова Ефрема Гершкарона, ветерана нефтеразведки Красноярского края, который одним из первых осваивал Ванкор:
В советское время перед геологией ставилась задача: темпы наращивания запасов углеводородов должны опережать темпы добычи нефти. Таким образом обеспечивалась экономическая безопасность государства.
Собственно, с тех пор мало что изменилось – геологи по-прежнему работают на будущее, а «РН-Ванкор» продолжает геологоразведку. И ее объемы ежегодно увеличиваются. Идет доразведка открытых месторождений, параллельно – поиск новых.
– Практически на всех 27 наших участках продолжаются или планируются геолого-разведочные работы. Где-то нам нужно подтвердить запасы и снять риски эксплуатационного бурения, где-то обозначить контуры уже открытых нефтяных залежей, – рассказывает Александр Сорокин, заместитель генерального директора – главный геолог OOO «РН-Ванкор». – Сейчас основная задача ванкорских геологов – обеспечение оптимальной разработки уже открытых месторождений и поддержание минерально-сырьевой базы предприятия в долгосрочной перспективе.

Не только романтика, но и наука


А что поменялось в технологиях работы геолога за последние десятилетия?

Романтика, безусловно, никуда не ушла, признаются асы профессии. Открывать новое, бывать там, где до тебя никто не был, – это всегда интересно. Но время не стоит на месте, и сегодня геологи Ванкора не живут уже в палатках и не наматывают сотни километров по тундре на своих двоих с рюкзаком за спиной, все-таки XXI век на дворе.

У них есть благоустроенные гостиницы прямо в тундре или комфортабельные вагончики, вертолеты и спецтехника, компьютеры и спутниковая связь. Геологическая служба такого современного нефтегазодобывающего предприятия, как «РН-Ванкор», – это по сути научный блок, а геолог в нефтянке выполняет те же исследовательские задачи, что и ученый: ему приходится иметь дело с объектами, которые находятся на глубине в несколько тысяч метров, их не увидишь и не потрогаешь.

Только инженерный и геолого-геофизический анализ, выполнение множества различных расчетов, сопоставление результатов и оценка вероятностей помогают нарисовать полную картину того, что находится под землей.
– Для выполнения поставленных задач у нас есть набор инструментов и программных продуктов, которые все время развиваются, мы постоянно движемся в ногу с прогрессом, – делится секретами профессии главный геолог Ванкора. – Хотя основные источники получения необходимой нам информации за последние десятилетия в основном не изменились – это в первую очередь сейсмические исследования и скважинные данные – бурение, керны, каротаж (геофизика), пробы нефти, газа и воды – и прочая необходимая информация. В то же время виды исследований, качество прогнозирования и сложность интерпретации все время совершенствуются. Повышается точность полученных данных. Все это, в свою очередь, требует постоянного повышения уровня компетенции инженерно-геологического персонала, – говорит Александр Сорокин.
В том, что Ванкор и месторождения кластера уже дали стране более 200 млн тонн нефти и более 30 млрд куб. метров газа с начала эксплуатации, безусловно, есть и заслуга геологов – это они нашли, разведали и подтвердили богатейшие углеводородные запасы на севере края.

Нефть – это деньги в бюджет края


Чем живет Ванкор сегодня, какими производственными достижениями гордится?

Здесь, несмотря ни на какие мировые катаклизмы, продолжается планомерная работа – без авралов, с соблюдением всех экологических требований и норм безопасности.

Люди летают на вахты, добыча и подготовка нефти идут по самым передовым мировым технологиям, одно перечисление которых займет пару страниц.

Чего стоят только виды скважин, бурение которых никогда не прекращается на месторождениях кластера. Наклонно-направленные, многозабойные, двуствольные, скважины с секторным гидродинамическим 3D-моделированием, двухколонные – они позволяют на 22 % снизить затраты на строительство и т. д.

Кстати, проходка в эксплуатационном бурении на Ванкорском кластере по итогам 2019 года составила 717,5 тысячи метров при плане 615.

По-прежнему трудно переоценить значение Ванкора для экономики и жизни края. Все чаще в поездках по региону встречаю людей, которые называют себя нефтяниками – они ездят на вахты со всех уголков нашего края, в их жизни появились новые перспективы, их семьи стали лучше жить. Сегодня около 20 тысяч жителей края трудятся в региональных предприятиях «Роснефти». Вместе с семьями это тысяч 60–70 вполне обеспеченных людей.

Нефть – это не просто сырье, это деньги для страны. Любой житель края, даже тот, кто не имеет прямого отношения к ее добыче, пользуется благами, которые нефть приносит нашему региону через налоги, – это дороги и здравоохранение, образование и культура, пенсии и социалка. Все то, что финансируется из бюджета.

По данным краевого минфина, более половины доходов поступают в бюджет от 10 крупнейших налогоплательщиков края. На втором месте в этой десятке группа компаний НК «Роснефть», где главная жемчужина, безусловно, Ванкор, одно из самых передовых предприятий российской нефтяной отрасли.

КОММЕНТАРИЙ

Юрий ЛАПШИН

председатель правительства Красноярского края
– Ванкорский проект уникален по многим параметрам. Уже хотя бы потому, что в суровых условиях Заполярья в относительно небольшой период удалось реализовать технологичный, экономически эффективный инвестиционный проект с необходимой для этого инфраструктурой, научно-инженерным сопровождением, увязкой интересов бизнеса, местного населения и природы.

В свое время именно Ванкор сделал Красноярский край по-настоящему нефтяным регионом России. При этом потенциал всего Ванкорского кластера кратно больше, если учесть постоянный прирост возможных и вероятных запасов Тагульского, Сузунского, Лодочного и других участков. А если сложить это с перспективами освоения группы Пайяхских месторождений, то это не просто подтверждает наш нефтяной статус на многие годы вперед, но и превращает край уже в мировой центр добычи углеводородного сырья. Со всеми очевидно вытекающими из этого экономическими эффектами для Туруханского района, Таймыра, в целом российской Арктики, но в первую очередь – для развития Красноярского края.
Для справки

За последние десять лет геологами Ванкора были открыты Байкаловское, Горчинское и Ичемминское месторождения, практически ежегодно они находят дополнительные залежи на уже открытых месторождениях. И уверены: впереди их ждут открытия крупных и даже уникальных запасов углеводородов – недра региона таят еще немало богатств.

№ 33 / 1211

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео