Меню Поиск
USD: 73.63 +0.59
EUR: 87.17+0.55
№ 82 / 1162

Владимир Макаров: «С открытием крупных месторождений россыпная добыча золота сходит на нет»

В причинах прорыва дамб на золотодобывающем прииске на юге края, унесшем жизни 17 рабочих, разбирается следствие. Несмотря на отсутствие официальных выводов, трагедия успела обрасти множеством мифов и предубеждений. О реальных проблемах отрасли, возможных версиях возникновения чрезвычайной ситуации корреспондент НКК беседует с директором Института горного дела, геологии и геотехнологий СФУ Владимиром МАКАРОВЫМ.

 – Каковы возможные причины прорыва дамб?

Факторов множество. Из имеющихся на сегодня в нашем распоряжении данных можно сделать вывод, что наиболее вероятной причиной является нарушение технологии строительства.

– Очевидцы и пресса выдвигали версию о том, что толчком к трагедии могли стать обильные осадки. Насколько это правдоподобно?

– Гипотетически осадки действительно могли быть одним из факторов. Но необходимо понимать, что любые гидротехнические сооружения, которые возводятся на месторождениях по добыче россыпного золота, должны иметь солидный запас прочности, который дает страховку, в том числе и от обильных осадков. Дамба в обязательном порядке должна иметь сливы, перепуски, шлюзовые конструкции, которые позволяют сбрасывать лишнюю воду без ущерба для сооружения.

– Иными словами, перегрузить такое сооружение невозможно?
– Если соблюдены все технологические параметры, если за сооружением регулярно следят специалисты, дамба должна выдерживать все возможные гидрометеорологические воздействия.
– Можно ли обойтись без дамб при россыпной добыче золота? Некоторые «эксперты» уже успели отнести такие сооружения к атавизму…

– Нет. Строительство дамб, отстойников при россыпной золотодобыче является обязательным элементом технологии. Это позволяет использовать оборотное водоснабжение и сохранять окружающую среду. Проще говоря, каскады дают возможность не сбрасывать мутную воду в водоем, минимизировать экологический вред. В идеале схема россыпной добычи золота выглядит так: предприятие изначально забирает из водоема определенный объем воды, пропускает через серию отстойников и затем эту же воду использует по кругу для дальнейшей промывки золота.

– То есть река должна оставаться чистой?
– Абсолютно. Более того, органы экологического контроля должны за этим следить. В случае загрязнения предприятие несет ответственность. Конечно, при прорыве вся грязная вода оказалась в реке.
– Нужно ли регистрировать дамбы?

– Однозначно да. Любое гидротехническое сооружение должно иметь проект, регистрироваться как опасный объект. И самое важное – должен быть постоянный мониторинг.

– Но именно эта дамба оказалась вне зоны контроля. Почему ее не регистрировали, почему не отследили? Возможно ли было скрыть дамбу?

– Это вопрос к надзорным органам. Скрыть, мне кажется, сложно. Особенно учитывая возможности космического мониторинга. Тем более надзорные органы штрафовали предприятие. Видимо, санкции были недостаточны.

– В первый же день заговорили о том, что в реку могла попасть ртуть, которая якобы используется при кустарной добыче золота. Уже официально подтверждено: ртути в реке нет. Но в чем причина таких домыслов?

 – Ртуть действительно использовалась при добыче россыпного золота до 1992 года. Несмотря на то что технологический цикл был замкнутым, некоторое количество металла терялось и попадало в воду. На старых приисках, где использовалась такая технология, и вправду можно обнаружить следы ртути. Но, как правило, в таких местах она связана с глиной и не растворяется в воде. Но я подчеркиваю: с 1992 года ртуть запрещена. Использование устаревшей технологии предполагает очень большие штрафы для предприятия. И кстати, обнаружить подобное загрязнение, если бы оно было, довольно просто при помощи газо-ртутного анализатора.

– Какие технологии используются сейчас?
– В россыпной золотодобыче это традиционные шлюзовые технологии извлечения золота, осадочные машины… При соблюдении всех параметров они не несут катастрофических последствий для окружающей среды. Естественно, для минимизации вреда природе должна проводиться дальнейшая рекультивация отработок. Этот процесс включает в себя в том числе ликвидацию всех старых отстойников, отвалов, внесение плодоносного грунта и высадку растений. После ухода старателей, если они соблюдают технологию рекультивации, с водоемами должно быть все в порядке.
– Но в некоторых странах закрывают россыпную добычу…

– Закрывают там, где нет россыпей. К примеру, в Китае. А в других странах россыпная добыча ведется до сих пор, в том числе в США, Канаде, странах Латинской Америки и Африки.

– В крае много таких месторождений?

– Несколько десятков лет назад россыпные месторождения занимали половину от общего объема. Это довольно распространенный метод на Енисейском кряже – в Северо-Енисейском и Мотыгинском районах. Активно работает дражный флот – тут тоже используются дамбы. Однако общий объем добываемого золота невелик – около шести-восьми тонн в год. Всего в регионе добывается около 60 тонн ежегодно. С открытием крупных месторождений россыпная добыча сходит на нет.

 – Существуют ли какие-то регламенты по размещению жилых зон вблизи дамб? На прииске Курагинского района общежития рабочих располагались ниже плотины…
– Нахождение жилого поселка ниже гидротехнического сооружения – это вопиющее нарушение. Другой вопрос, как он там оказался. Был ли построен после возведения дамб, или балки уже стояли, и руководители посчитали затратным перенос?
– Возможно, причина трагедии в непрофессионализме тех, кто возводил дамбу. Испытывает ли сегодня отрасль дефицит кадров?

– При строительстве плотины нужно учесть множество факторов. Это может сделать только профессионал – горный инженер. Но сегодня во многих малых артелях на позиции горного мастера или начальника участка может оказаться бульдозерист с опытом. Очевидно, что он не имеет того объема знаний, который требуется. Непрофессионализм – основная беда таких артелей.

– Но ведь специалисты есть…
– Хороший профессионал стоит дорого. Он предпочитает идти в крупную успешную компанию, где есть условия, деньги. Горные инженеры нарасхват. В крае сейчас очень много лицензий получено на разведку и разработку месторождений. Так что в будущем профессионалов – геологов и горняков – потребуется еще больше.

№ 82 / 1162

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео