Фото Олега Кузьмина С 1 января 2019 года вступает в силу ФЗ № 217 «О ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд…», который уже окрестили «дачной конституцией».

Закон содержит целый ряд новшеств, которые могут кардинально изменить налаженную жизнь российских дачников, а их более 60 миллионов.

Первое новшество состоит в том, что остаются только две формы организаций – садоводческое некоммерческое товарищество (СНТ) или огородническое некоммерческое товарищество (ОНТ). Поэтому нынешним объединениям, как утверждают юристы, придется принимать новые уставы.

Второй момент – садоводам разрешено строить на участках дачные домики, а при наличии разрешения – и капитальные дома, в которых можно даже оформить регистрацию. Огородникам позволены лишь так называемые техпостройки – сараи, времянки без фундамента и т. д. Тем огородникам, которые уже построили хорошие дома на участках, волноваться не стоит, если они оформлены правильно и числятся в Росреестре. Запретят стоить новое. А вот тем, кто не оформил право собственности, придется принимать экстренные меры – регистрировать землю и дом либо переводить огородническое товарищество в садоводческое.

Изменяется и порядок уплаты членских и целевых взносов. Теперь деньги надо вносить каждый месяц, а не раз в год, как это принято во многих товариществах, и только по безналичному расчету через банк.

Быть индивидуалом станет невыгодно. Тот, кто не состоит в товариществе, будет платить по тем же статьям, что и члены СНТ и ОНТ, только на 15-20 процентов больше.
Наконец, согласно «дачной конституции» правления в СНТ и ОНТ сохранятся, но вся фактическая власть сосредотачивается в руках председателя, которого, как и правление, избирают не на два года, а на пять лет.
Вступление закона в силу растянуто на пять лет. Тем не менее еще на стадии проекта против «дачной конституции» выступили руководители садоводческих объединений 69 российских регионов. В апреле 2017 года на парламентских слушаниях в Совете Федерации садоводы предлагали сохранить действующий закон, вернув в него некоторые ранее ликвидированные нормы. Фактически та же позиция была подтверждена и на состоявшемся 31 мая в Пскове Межрегиональном съезде представителей садоводов, фермеров и сельхозкооперативов. В июне председатель Красноярского союза садоводов Валерий Гладчук в эфире одной из краевых телекомпаний сказал: «Мы рассчитываем на то, что президент этот закон отменит».


– Валерий Яковлевич, чем обоснована столь жесткая и солидарная позиция?

– Прежде всего тем, что он готовился людьми, не понимающими особенностей садоводства. В ныне действующем 66-м федеральном законе есть три очень важных момента.
Первый – регионы и местные органы самоуправления обязаны оказывать содействие садоводам в решении самых важных проблем, а именно – вода, электроэнергия, дороги и транспорт. Второй момент – по закону излишки можно реализовывать, садоводы не должны выбрасывать в компост качественную продукцию.
Еще в советское время между нами и крайпотребсоюзом было заключено соглашение о сотрудничестве. И в 2013 году мы подписали документ с главой Красноярска Эдхамом Шукриевичем Акбулатовым о том, чтобы городом было предоставлено 632 торговые точки, где садоводы могли бы продавать овощи, ягоды, картофель. В новом законе ничего подобного нет. Он и называется совсем по-другому: «О ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд».
А это означает, что после того как с 2024 года закон вступит в силу окончательно, каждому, кто захочет продать пучок лука или стакан малины, нужно становиться на учет и платить вменяемый налог. Кроме того, Роспотребнадзор потребует сертификат качества, а бесплатно его не дают.
Еще одна важная деталь – новый закон не предусматривает никакой государственной поддержки садоводов. Вообще цель садоводства – обеспечение населения плодоовощной продукцией и картофелем. То есть речь идет о продовольственной безопасности страны. Садоводы ведь производят не только для себя. Мы же сократили общественный сектор выращивания овощей и фруктов. В 80-х годах, когда я возглавлял трест «Овощепром», а затем «Плодовощхоз», мы производили в общественном секторе 144 тысячи тонн овощей, обеспечивали весь Восток и Север и, кроме того, продавали продукцию в обмен на фрукты среднеазиатских республик. Нынешний уровень производства – 24 тысячи тонн.

Третий момент – существует сложившаяся практика: все деньги, необходимые для садоводства – членские, целевые взносы, средства на развитие и ремонт сетей, дорог, – все это собирается через казначея. Садоводы платят взносы наличными, им ставят отметки в членских книжках, а деньги используются по приходно-расходной смете, которую ежегодно подготавливает правление и утверждает на общем собрании.
Теперь, по новому закону, все эти платежи становятся ежемесячными. Кто-нибудь подумал, когда при такой схеме все деньги будут собраны? В декабре? Кроме того, платить-то надо через банк, а он будет брать комиссионные, операционные и прочие платежи.
Если кто-то кричит, что при такой схеме не будет воровства денег, то это ложь и блеф. Потому что у банков нет права проверять, куда уходят эти деньги. Доступ к средствам садоводства будет только у одного человека – председателя правления, который заключает от имени садоводов договор с банком. А главное, при таких правилах надо будет иметь уже не казначея, а настоящего бухгалтера, хотя бы со средним специальным образованием, и соответственно платить ему уже не три-четыре тысячи рублей в месяц, как сейчас, а 20–25 тысяч. Это приведет к тому, что сумма членских взносов повысится. В итоге получается, что этот закон поддерживает банки, а не садоводов. Банкиры, что, на паперти стоят?

– В прессе уже не раз отмечалось: большинство садоводов – пожилые люди, а их перспектива ежемесячных походов в банк вряд ли обрадует.

– Да, конечно. Недавно к нам приходили две симпатичные дамы и утверждали, что платить через банк лучше. Я им предложил: давайте посчитаем. Ваш годовой взнос за девять соток – четыре тысячи четыреста рублей. Прибавим расходы на проезд до банка, комиссионные и прочие платежи, умножим на 12 – в итоге получается шесть тысяч сто рублей в год дополнительно. Они ушли возмущенные.

– Новый закон дает очень широкие полномочия председателю СНТ. К чему это может привести?

– Действительно, вводится единоначалие председателя товарищества. Ведь и сейчас председатели правлений иногда не хотят подчиняться решениям общего собрания или правления, мнят себя хозяевами. Но они не хозяева, а исполнители воли членов садоводства. А единоначалие чревато множеством опасных проблем. Хочу обратить внимание еще на одну важную деталь. В Красноярском крае из 217 дачных объединений всего лишь три созданы законно – «Молодежное» в Солонцах, «Южное» в Красноярске и «Балахтинское» в поселке Приморск. А все остальные незаконны, поскольку созданы не по решению органа власти, как гласит статья 13 действующего закона. С 1 января будущего года дачных объединений быть не должно. А как их ликвидировать? Каков порядок?

– Провести общее собрание…

– Согласно действующему закону, если садоводов очень много и всех собрать невозможно, то выбираются уполномоченные от определенного числа членов объединения. По новым нормам никаких уполномоченных не будет. Нужен кворум – 50 процентов плюс один голос. Но как это сделать, к примеру, в СНТ «Здоровье Красфарма», где более полутора тысяч членов? Чтобы вынести решение, им нужно собрать не менее 760 человек, а это, как вы понимаете, практически невозможно. Да и где им собираться? Арендовать БКЗ?

– Что закон упустил?

– Не решена, например, проблема брошенных участков. Это головная боль. От брошенной земли и сорняки, и вредители, болезни растений, сухостой, который грозит пожарами. Кроме того, садоводство недобирает деньги в кассу. А если товарищество решит строить дорогу или провести электролинию, оно ведь не может игнорировать эти участки. Фактически владельцы брошенных участков возведены выше всех. Они никаких платежей не вносят, налогов не платят. Также по новому закону можно создавать объединения без юридического лица. Это вообще абракадабра с точки зрения права. К мнению же самих садоводов не прислушиваются, а ведь их в России более 60 миллионов. Это особое сословие россиян. Наконец, в действующем законе есть статья 9, позволяющая объединениям садоводов и огородников создавать в районах ассоциации, а в регионах – региональные союзы садоводов. В новом законе об общественных организациях садоводов, огородников, дачников – ни слова. К какому закону нас отнесут, не знаю. То есть непонятно все, расплывчато.

– Чаще других обсуждается одна особенность закона: садоводам разрешено строить садовые дома и даже дома для постоянного проживания, в которых можно прописываться. Огородникам разрешены только времянки, хотя многие уже построили то, что времянкой никак не назовешь. Откуда взялась такая дискриминация?

– Огородникам и в советское время не разрешалось строить дома. Огороды давались для того, чтобы выращивать картофель, однолетние овощи, разрешалось посадить несколько кустов смородины, крыжовника. Из строений позволялись только туалет и сарай, чтобы хранить инвентарь и прятаться от дождя. Считалось, что огороды – временное явление, поскольку государство при необходимости может его забрать в любое время. Например, у нас есть огородническое сообщество неподалеку от Сосновоборска. Площадь его постоянно меняется, поскольку земля принадлежит городу, и он имеет право ею распоряжаться по своему усмотрению. Помните, наверняка, как в советское время предприятия брали для своих работников участки под картошку – вот это и было огородничество. В Красноярске огородничеством занималось 260 тысяч человек, работников заводов, и участки эти постоянно «мигрировали».

Что касается перспективы строительства капитальных домов в СНТ, то радости некоторых депутатов по этому поводу – «вот наконец-то людям разрешили строить» – я не разделяю. Кстати, строить можно было и в советское время, но дачные домики. Дачникам по закону полагается от 6 до 25 соток, а садоводам – от 6 до 15. Но есть ведь старые садоводства, где участки давали еще в те времена, а это четыре сотки. Что вы на них построите? Будет коттедж на коттедже, не проехать – не пройти… К тому же садоводства создаются не ради строительства, а, как я уже говорил, обеспечения населения плодоовощной продукцией и картофелем.
Да, и сейчас в садоводствах прописывают, это разрешено законом, если они находятся в пределах поселения. У нас есть такие садовые объединения, например, в Емельяново, в Солонцах. Но местная власть несет при этом ответственность за таких жителей, она должна решать насущные вопросы – как воду провести, детей в школу возить, нужно обеспечить больницами, дорогами, транспортом…
Но чтобы прописывать за пределами поселений, никакого закона нет. К тому же, как решать проблемы инфраструктуры фактически в голом поле? Проблем очень много, и говорить о них можно бесконечно.

№ 55 / 1038

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения