Восемнадцать мне уже Компенсируется ли суровость закона необязательностью его выполнения?

Восемнадцать мне уже Компенсируется ли суровость закона необязательностью его выполнения?

С 1 сентября прошлого года вступил в силу Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Опубликовали его двумя годами ранее, так что на обсуждение было время. Почти все согласились, что «необходимость чего-то подобного назрела давно», однако отдельные моменты этого закона были восприняты весьма критично. В первую очередь сомнению подвергалось то, как все декларируемое будет реализовано на практике. Что ж, этой «практике» уже полгода. Давайте посмотрим, что изменилось.

Недетские игры

Начну с истории совершенно анекдотичной. В конце прошлого года я зашел в магазин мультимедиа. Все игровые и видеодиски были обклеены предупредительными знаками, с какого возраста можно начинать вкушать эти «плоды культуры». Самое смешное, что соответствующие наклейки были и на звуконосителях. В частности, метка «18+» была приклеена на диск с записью концерта американского джазового трубача Майлза Дэвиса в Карнеги-холле. Это, если что, полтора часа сугубо инструментальной музыки, оценить которую может только серьезно интересующийся джазом слушатель. Я порадовался своей взрослости и бородатости, как будто покупал алкоголь.

Дальше было и того веселее. Ограничение «18+» было помещено на диск с первым альбомом певицы Пелагеи. Альбом содержит традиционные русские и казачьи песни. Чем они повредят лицам, не достигшим совершеннолетия? Разве только некоторыми жестокими образами: «И покрылось поле сотнями порубленных-пострелянных людей…» Самой певице на момент записи альбома было, к слову, 13 лет.

Large.jpgТо, что возрастные ограничения в магазинах зачастую присваиваются наобум, мне подтвердил сотрудник уже другого магазина. На условиях анонимности, так что пусть он будет Валерий.

– Когда закон вступил в силу, мы напечатали эти наклейки и расклеили их. Важно просто то, что они есть. Вряд ли кто-то будет пристально в этом разбираться, кроме нас самих. Но в нашем магазине работают ответственные люди. Когда мы получили диски с фильмом «Королевство полной луны» (слышали, что это детский фильм), то присвоили ему рейтинг «6+». Потом посмотрели его и подняли планку – он все-таки для аудитории постарше.

В целом Валерий ничего против закона не имеет. Говорит, это хотя бы заставляет родителей задуматься о том, что смотрят их дети. Раньше такого почти не случалось. Хотя сами несовершеннолетние россияне с этим мириться не хотят. Особенно в том, что касается компьютерных игр.

– Отказывать маленьким покупателям приходится почти каждый день, – продолжает продавец. – Они недовольны, порой подолгу нас убеждают им уступить, но мы – парни законопослушные. Компьютерные игры сегодня – самый ходовой товар у нас, и за рейтингами следят очень жестко. Ограничения в этой области были и раньше – основывались они на американской системе и говорили главным образом об уровне насилия в той или иной игрушке. Но купить их мог хоть младенец, рейтинги носили рекомендательный характер. Теперь все иначе. Недавно пришел пацан лет 13 и захотел купить новую серию взрослой игры «Диабло» (абсолютный хит продаж!). Мы отказали. Тогда он достал мобильник и предложил мне поговорить с его матерью. Мама сказала, ничего против не имеет и сама бы пришла купить диск, но ей некогда. Мы посовещались и все-таки продали, в порядке исключения. Хотя был страх, что в этот момент в магазин зайдут серьезные дяденьки и начнут оформлять протокол.

Недавно было совсем смешно: в магазин за играми пришел маленький мальчик с отцом. Он выбрал себе какие-то добрые, сказочные игры. Но папаше хотелось и сыну что-то купить, и самому поиграть в «войнушку». Он начал убеждать ребенка: «Сынок, давай возьмем лучше вот эту, тут по монстрам надо палить – весело!» Сын – ни в какую. Потом, когда аргументы у него иссякли, он говорит: «Папа, смотри: тут написано, что в это играть можно только большим, а я маленький, и мне такое нельзя, так что давай покупай мне, что я хочу!» Идти против закона папаша не стал.

Специалисты отмечают – без стрельбы и кровищи игры не становятся хуже или скучнее. В конце концов разрабатывают их тоже далеко не дураки, и выпускать на рынок заведомо провальный и убыточный продукт не станут. Тем более игры рассчитаны как раз на определенный возраст.

Что касается видеопродукции, то я лично видел, как работает «жанровый апартеид» в США. В одном из крупнейших мультимедийных магазинов Нью-Йорка дети не могут увидеть даже обложки дисков с фильмами эротического содержания – прилавки с ними находятся в огороженном со всех сторон помещении (практически это дом в доме), за входом в которое пристально следят.

Наследие Фантомаса

В зону риска в плане незащищенности детей «от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», попали кинотеатры. Многие ожидали убытков – подростки, которых не пустили на ужастик, вряд ли купят билет на мультфильм, а пойдут качать пиратскую копию этого самого ужастика из Сети.

tvniños.jpgНа этот счет есть два мнения. Руководитель отдела рекламы кинотеатра Mori-cinema Алексей Сергеев утверждает – с принятием закона ничего для ответственных кинопрокатчиков не изменилось.

– Политика нашего кинотеатра в отношении рейтингов всегда была жесткой, – подчеркнул Сергеев. – Мы никогда не продавали билеты детям на взрослые фильмы. Да и ставим их всегда в «недетское» время. Если возникают сомнения в возрасте, то просим предъявить любой документ, удостоверяющий личность.

Наш источник в другом красноярском кинотеатре сообщил – несмотря на то что теперь всем приходится быть добросовестными, это не всегда удается:

– Вы видели очереди к кассам в дни новогодних каникул? Иногда там можно было больше часа простоять. В такой ситуации паспорт у всех не проверишь. Конечно, можно произвести дополнительную «фильтрацию» уже на входе в зал, но и там не уследить при таком-то зрительском потоке.

Красноярский кинокритик Сергей Мезенов видит в принятом законе свои положительные стороны.

– Это дополнительный разъясняющий фактор, – отмечает журналист. – Людям понятнее, на какую именно картину они идут. Раньше я неоднократно сталкивался с недовольством зрителей, которые пришли с детьми на фильм, скажем, про войну и были удивлены: там, оказывается, людей убивают. С другой стороны, я не думаю, что какое-либо ограничение информации способно решить проблему подростковой жестокости или наркомании. Нужно не только запрещать, но и просвещать. Без правильного воспитания в семье никакие законы не спасут.

Здесь стоит добавить: скептическое отношение к рейтинговой системе кинопроката имеет давние традиции. Времена меняются. Многие помнят, как легко можно было проникнуть подростку на «взрослый» фильм раньше. Кстати, в нашей стране в 60-е годы эталоном сугубо недетской картины был… «Фантомас». Масса других западных лент на экраны СССР просто не выпускалась.

Пределы контроля

Как мы видим, закон работает, пусть и не всегда гладко. К каждому телевизору, к каждому компьютеру полицейского не приставишь. А уж на мысли и сны человека никаких ограничений не приклеить.

Какие-то телепрограммы, хоть и маркируются как не вполне подходящие для детей, все равно технически могут быть просмотрены без всяких ограничений. То же самое и с Интернетом. Культура родительского контроля у нас только зарождается. Хотя только такой контроль – за счет своей точечности – будет по-настоящему эффективен.

Когда началось широкое осуждение закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», многие восприняли его без особого энтузиазма по одной лишь причине. Государственное вмешательство в нашем случае почти всегда означает массовое безразличие родителей. Да и тех же продавцов информации, которые в массе своей тоже не бездетные. Очевидно, что без «встречного движения», без родительского в первую очередь желания уберечь детей закон останется просто набором букв на бумаге.

БУКВА ЗАКОНА

В соответствии с законом информационная продукция для детей классифицируется следующим образом:

1) до 6 лет,

2) от 6 лет,

3) от 12 лет,

4) от 16 лет,

5) от 18 лет.

Соответствующий знак должен быть помещен в публикуемых программах теле- и радиопередач, перечнях и каталогах информационной продукции. Размер знака информационной продукции должен составлять не менее чем пять процентов площади афиши или иного объявления о проведении соответствующего зрелищного мероприятия, объявления о кино- или видеопоказе, а также входного билета, приглашения либо иного документа, предоставляющих право посещения такого мероприятия.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

27 июня 2022
Что круче: Кызыл-1997 или Кызыл-2022?
Чемпионат России по вольной борьбе пришел в Кызыл спустя ровно 25 лет. Тогда, в 1997 году, он проходил вообще под
27 июня 2022
Одеяло из Сибири
На подушках какого производителя вы спите? А укрываетесь одеялом, привезенным из какой страны? В какое белье одеваете свою кровать? У
26 июня 2022
Фигаро здесь, Фигаро там!
На этой неделе вся Сибирь гуляет на свадьбе. «Свадьбе Фигаро» Моцарта в исполнении студентов и оперных солистов трех регионов, объединившихся