По данным рейтингов, которые составляют экологические организации, Красноярский край не входит ни в десятку худших, ни в число самых благополучных регионов. Видимо, это обусловлено его огромной территорией, «средняя температура» которой выглядит не столь угрожающе, как, скажем, в промышленных территориях Урала. К тому же у нас еще хватает девственно чистых земель. Но сам Красноярск, а также заполярная столица Норильск из года в год попадают в список самых экологически неблагополучных городов страны.


Требуется модернизация

Накал проблемы в последние годы оказался настолько сильным, что «черное небо» стало одним из печальных символов города. Об этом говорит даже президент России, посетивший край в феврале нынешнего года – экологическая тема стала одной из основных во время визита Владимира Путина.

Так или иначе, решение экологической проблемы краевого центра требует экстраординарных мер, полной мобилизации сил – общественности, бизнеса, власти. Что, собственно, и происходит. Как заявил врио губернатора Красноярского края Александр Усс, в ближайшие 2–3 года экологическая обстановка в региональном центре может кардинально улучшиться и «с точки зрения экологии будем иметь абсолютно другой город». Одна из причин – программа модернизации предприятий, на которые приходится значительная доля загрязнения окружающей среды. В их числе, например, Красноярская ТЭЦ-1. По словам главы Минприроды РФ Сергея Донского, модернизация позволит сократить объем выбросов пыли на 80 %.

Руководство группы СУЭК-СГК, на которую приходится львиная доля тепла и энергоснабжения города, заявляет о курсе на практически полное отсутствие выбросов – уже установленные современные системы очистки показывают, что это вполне реально.

По словам и. о. министра экологии и рационального природопользования Владимира Часовитина, малоэффективные старые котельные надо закрывать, их около 30. Трубы строить выше, переходить на новые виды топлива, и это далеко не полный перечень мер.

МНЕНИЕ

Евгений ХОДОС, председатель координационного совета общественного экологического движения «Чистый край»
– Наша задача – демонстрировать общественный запрос. Если власти не увидят, что общественность заинтересована в решении экологических проблем, они ничего делать не будут. Но на самом деле это абсолютно нормальная ситуация, поскольку власть активнее работает в тех направлениях, о которых чаще всего говорит общественность. Это касается любой сферы – здравоохранения, образования… Если будет больше общественных инициатив, запросов, общественной активности в сфере экологии, то будет значительней и внимание к решению экологических проблем. По факту сейчас к теме экологии в Красноярске привлечено максимальное внимание, в том числе Владимира Владимировича Путина. И сейчас речь идет о выделении средств на дорогие экологические программы – вплоть до проведения газопровода в край, переноса ТЭЦ, строительства метро в Красноярске, масштабные программы по озеленению. Год назад ни о чем подобном даже речи не было.

Перемена в сознании

Между тем сама острота вопроса – следствие не только ухудшения состояния окружающей среды, оно и в прежние годы было далеко не образцовым. Почему тема экологии именно сейчас стала критически актуальной?

– Я бы не назвал это явление новым, – говорит Руслан Шарафутдинов, директор института экологии и географии СФУ, кандидат географических наук. – Первый экологический митинг в Красноярске прошел в 1989 году под лозунгом: «Защищаешь экологию родного города – защищаешь страну». Сегодня интересы красноярцев обернулись в сторону экологии в силу ряда причин. Первая из них в том, что экологическая ситуация начала ощутимо ухудшаться с 2013 года. Это обусловлено в том числе климатическими причинами. Именно на последние годы пришлось большое количество безветренных дней, и население это почувствовало на себе. С другой стороны, нынешняя ситуация принципиально отличается от той, что была в 60–70-е годы прошлого века. Тогда заводские трубы дымили, но люди считали, что эти заводы – народные, и не возмущались. Теперь они частные, и перед жителями встает вопрос: почему мы своим здоровьем должны платить за прибыль, которую получает кто-то другой? Менталитет меняется. Главной причиной роста актуальности экологической темы я считаю повышение доступа к информации, сознательности населения. Совершенно нормально, когда люди предъявляют власти запрос – мы хотим жить в чистом городе, дышать чистым воздухом. Появление такого запроса – следствие эволюционного развития гражданского общества.

– Возможно ли развитие промышленности без радикального усиления давления на окружающую среду?

– Последние полвека этим вопросом задаются многие специалисты, в том числе крупнейшие ученые. На самом деле это проблема баланса между экономической эффективностью и рациональным подходом к функционированию предприятий. Многие знают, что производство можно сделать таким, что оно почти не будет воздействовать на окружающую среду. Но тогда продукция будет стоить столько, что ее никто не купит. Все же, думаю, в ближайшее десятилетие мы увидим значительные изменения в этой области. Связаны они прежде всего с тем, что в России вводятся новые подходы к регулированию этого вопроса. Перед предприятиями поставлен выбор: либо они работают на устаревшем оборудовании и платят большие суммы за загрязнение окружающей среды, либо покупают оборудование современное и за экологию платят меньше.

Сейчас проблемы с грязными производствами мы будем решать – установкой современных очистных систем, использованием более экологичных видов топлива. Есть шанс, что в ближайшие 4–5 лет экологическая ситуация в Красноярске улучшится. Здесь у нас огромный «чемодан решений», которые нужно только внедрить.

– Какие проекты предлагают красноярские ученые?

– Один из них – переход с бурых углей на природный газ. Именно об этом говорил президент, когда приезжал в Красноярск. Не секрет, что одним из основных источников загрязнения воздуха являются предприятия теплоэнергетики, работающие на угле. Другие решения – установка более высоких труб, современных очистных сооружений, несомненно, огромная работа в сфере градостроительства, регулирование транспортных потоков, строительство новых объездных дорог, увеличение скорости движения. Если появится метро, то часть транспорта исчезнет с городских улиц. Некоторые варианты предлагались более десяти лет назад – брать тепло незамерзающего зимой Енисея при помощи тепловых насосов, различных теплообменников, и направлять его на отопление зданий. Тепловые насосы уже используются в некоторых странах Евросоюза, например, в Швеции, Норвегии, Дании. У нас академик Шабанов занимался расчетами экономической эффективности использования такого оборудования в Красноярске. Во всяком случае, наработки в этой области существуют. Если раньше они не пригодились, то могут пригодиться сейчас. Прежде всего потому, что на решение экологических проблем есть запрос от общества, который не сравнить с тем, что был еще 5–7 лет назад.

№ 26 / 1009

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения