Всю жизнь играем в куклы… Место, где рождается праздник

Всю жизнь играем в куклы… Место, где рождается праздник

– Ну давай-давай, поднимай, мальчишка, руки, сейчас мы на тебя кафтан наденем, – перед работницей фабрики «Бирюсинка» стоит «полуфабрикат» Деда Мороза: белый метровый конус с лысой резиновой головой и варежками на толстой проволоке вместо рук. Такие фигуры обычно берут магазины, чтобы украсить витрины. Сейчас кукла в наименьшей степени похожа на главного новогоднего деда, но уже через полчаса преобразуется в знакомую праздничную фигуру.

И бурятский Дед Мороз

В цехах завода, которые были построены еще в 1953-м, нежарко, да и видно, что само предприятие когда-то переживало лучшие времена. Но это ощущение обманчиво: сейчас дела у «Бирюсинки» обстоят хорошо. Достаточно сказать, что это один из самых крупных выживших в перестроечные времена производитель елочных игрушек. Потеряв в лихие 90-е и объемы, и многих мастеров, компания смогла выровняться и теперь занимается не только стеклянными, но и мягкими игрушками, а наши упаковки для сладких подарков продаются по всей стране. На самом деле годом своего рождения на фабрике считают еще более далекий 1942-й: тогда в Центральном районе райкомбинат занимался выпуском школьных принадлежностей, детских игрушек и обуви. Даже в военное время государство заботилось о детях.

– Сейчас, – вздыхает главный технолог Светлана Ивановна Аксененко, – помощи ждать не приходится. Но мы не жалуемся, не подумайте. У нас получается выживать, даже ремонт в цехах сделали, вот окна новые.

Светлана Ивановна ведет нас по производственным помещениям: из пошивочного цеха в цех росписи поливинилхлоридной игрушки, оттуда – на стеклодувный участок…

Фабрика игрушекВ декабре фабрика переживает настоящее нашествие школьников: всем интересно узнать, откуда берутся снегурки и деды-морозы. Причем этих сказочных персонажей здесь можно встретить во всех вариантах: от мягких конусных фигур до резиновых кукол. Можно и самому преобразиться: на фабрике отшивают весь традиционный набор карнавальных костюмов – от наряда главного деда до зайчат-лягушат и символов года. Вся «карнавалка» уже перекочевала на полки магазинов.

– Вы только петухов не снимайте, это наша интеллектуальная собственность. Мы уже к 2017-му готовимся вовсю, – в цехе разработки, где рождаются новые игрушки, нам рассказывают о том, как у них бессовестно воруют идеи для упаковки новогодних подарков: глазом не успеешь моргнуть, как таких же снеговиков отшивает другая контора на другом конце страны.

На подоконнике стоят фигурки татарских девушек – форма та же, что у снегурок, но вот наряд богаче: скоро мастерицы разошьют его вручную, говорят, только драгоценных камней нет на этих крохотных платьях – а так кристаллы чуть ли не от Сваровски. Татарочки, как нежно называют работницы фабрики этих кукол, – не единственные национальные игрушки. Несколько лет назад на «Бирюсинке» делали заказ для Бурятии – Деда Мороза. Говорят, что у него был чуть более хитрый прищур и очки.

Хрупкая красота

На фабрике сложно найти мужчину – в цехах женщины, кажется, всех возрастов. Они шьют новогодних обезьян, тележки и коробки с которыми занимают все свободное пространство. Расписывают игрушки из ПВХ, в этом цехе стоит резкий запах краски, работницы превращают блеклые заготовки в пингвинов: на одном станке разукрашивают крупные детали, рядом за столом пишут глазки-клювики – это ручная работа.

Самый интересный участок – стеклодувный. Четыре керосиновые горелки, заготовки – стеклянные трубки, которые в руках умелого стеклодува превращаются в шарики, грибочки, сосульки. Раньше был большой цех, в котором одновременно работали 10 стеклодувов. Сейчас размах поменьше: можно сказать, это уютный участок, где трудятся четыре стеклодува.

– Этому мастерству нигде не учат. Только если пойти в подмастерье. Но не каждому дается такая наука. Кто-то может сидеть годами, а стеклодува из него так и не получится, – объясняет Светлана Ивановна.

Стеклодувы уходят на пенсию уже в 45 лет, это производство считается опасным – слишком большая нагрузка приходится на легкие, а нового, более прогрессивного способа, когда выдувать смогли бы машины, так и не придумано.

В этом году, сокрушается Светлана Ивановна, пришлось уволить стеклодува, которая проработала 45 лет: побоялись, что в 70 с лишним лет работать с горелкой небезопасно. Сама мастер уходить, конечно же, не хотела. Но есть и другая опасность: на фабрике переживают – уйдет старшее поколение, заменить их будет некем. Не рвется молодежь в эти цеха, чтобы из стекла творить чудо.

Тепло рук мастера

Фабрика игрушекВ прозрачных заготовках пока не видятся те волшебные шары, что мы любим вешать на елку. Для этого они должны пройти через руки разрисовщиц.

– Да, мы все разрисовщицы, не художницы, – улыбается разрисовщица Майя Александровна Синицына. – Даже если рисунок на шарике очень сложный.

А сложностей при росписи шаров предостаточно – начиная с того, что работницам приходится расписывать не плоскостную фигуру, а сферу, и заканчивая всевозможными ухищрениями, которые позволяют украсить игрушку. Вот перед нами рябина в снегу: для того чтобы создать выпуклые ягодки, работницы вручную разрезают полистирольные горошины, наклеивают их на шарик поштучно – и только потом расписывают. Но зато и рябина на новогодней игрушке кажется живой. Среди привычных новогодних сюжетов радуют сувенирные виды Красноярска, Минусинска, Енисейска. Такие шарики востребованы не только перед Новым годом – их закупают и развозят по всей стране и зимой, и летом.

Каждый год здесь, как в лучших модных домах, готовят новые коллекции: все разрисовщицы делают свои эскизы, потом из них выбираются лучшие работы – так ежегодно к 100 самым востребованным моделям прибавляются еще 50 новых рисунков для шариков.

Игрушки Майи Александровны легко узнаются в общем потоке – они получаются у нее более детскими, добрыми. История самой работницы типична для «Бирюсинки»: в 1961-м попала под сокращение на трикотажной фабрике, пришла на фабрику игрушек – и задержалась на всю жизнь. Сначала занималась монтажной игрушкой: делала сборные звезды на елку и парашюты, так популярные в 60-х. Потом расписывала формовую игрушку, теперь – шары.

– Так-то у меня художественного образования нет, хотя в школе рисовать очень любила, – рассказывает разрисовщица.

– Да скромничает она, сама уже картины пишет, – вклинивается в разговор Светлана Ивановна. – А сказать стесняется. И, знаете, шарики Майи Александровны в магазинах в первую очередь разбирают. Чувствуют, что она делает это с большой любовью. Каждая игрушка хранит тепло рук мастера.

С фабрики не увольняются – либо не приживаются сразу, либо провожают отсюда уже на пенсию. Работницы говорят, что, как девочки, всю жизнь играют в куклы – потому и уходить с такого рабочего места, где всегда праздник, не хочется.

Напоследок Светлана Ивановна ведет нас по цеху ПВХ к небольшому «музею». В двух витринах игрушки из советского прошлого: коллекции формовой стеклянной игрушки – сказки «Снежная королева», «Репка», «Сказка о золотом петушке»… Не все удалось сохранить, в перестроечное время были утеряны уникальные формы для таких игрушек. Витрины щедро подсвечены новогодней гирляндой, в ее свете одинокие стеклянные фигурки кажутся нарядными. Но вот свет выключают, «музей» погружается в цеховой полумрак. Праздник заканчивается… Но мы-то знаем, что за стенами цехов ежедневно – год за годом – трудятся те, кто хочет, чтобы и у детей, и у взрослых этот праздник был.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

23 мая 2022
Где отдохнуть ребенку летом и как получить кешбэк
До начала летних каникул остались считаные дни, но часть родителей еще в поиске подходящих вариантов для отдыха детей. Первое, что
23 мая 2022
Не энергетикой единой
На днях глава МИД Германии Анналена Бербок заявила о том, что ФРГ сокращает «до нуля» зависимость от российских энергоносителей. Заявление
«Енисей»: матч с «Велесом» – зеркало сезона
Вот и завершился сезон для футболистов «Енисея». Получился он очень разным – от безнадежно скучного в начале до сказочно фееричного