«Я рад, что универсиада пройдет в Красноярске!» Знакомимся поближе с послом студенческих игр – 2019 Алексеем Ягудиным

«Я рад, что универсиада пройдет в Красноярске!» Знакомимся поближе с послом студенческих игр – 2019 Алексеем Ягудиным

Мы познакомились в Таллине в 1989 году на главном юношеском турнире Союза «Хрустальный конек». В свои девять лет он прыгал тройной тулуп и мог практически на равных тягаться с нами – парнями из следующей возрастной категории. Еще через год он нас обыграл. Пройдет несколько лет, и он обыграет весь мир. Так же, как спустя еще полтора десятка лет при его поддержке это сделает Красноярск – в Брюсселе, получив право стать хозяином универсиады-2019.

Не особенно полагаясь на качество связи в ночь на 1 января, мы заранее позвонили Алексею поздравить его с Новым годом и проговорили по меньшей мере минут 40. Посвящаем в эту беседу и вас – с тем чтобы каждый наш читатель имел возможность поближе познакомиться с одним из самых активных друзей спортивного Красноярска.

Горячее радушие холодной Сибири

– Алексей, еще до заявки универсиады ты бывал в нашем городе неоднократно, а став послом кампании «Красноярск-2019» – по несколько раз в год в гости приезжал. В итоге многие красноярцы давно принимают тебя как своего. А есть ли у тебя какое-то особое отношение к Красноярску?

– Для каждого человека важно не место, а люди, которые там живут. В России множество красивых мест – ими можно любоваться, в них можно отдыхать. Природа в России изумительна! Но еще важнее общение – оно создает атмосферу. В Красноярске у меня действительно немало друзей, в первую очередь в околоспортивном кругу, но не только. В один из первых моих приездов я, например, участвовал в открытии жилого комплекса. Потом были ледовые шоу, зарядки, мастер-классы, поддержка универсиады. Я даже в Питер к друзьям слетать ленюсь, хотя вроде рядом. А в Красноярск вот только в сентябре летал – просто в гости на пару дней, отдохнуть.

– Ты много где побывал, несколько лет жил в Америке, по образу жизни – абсолютный космополит. И, наверное, не станешь лукавить, если спрошу тебя о Красноярске как о точке на карте мира. Какие плюсы и минусы бросаются тебе в глаза, когда ты выходишь из отеля на красноярскую улицу?

– Скажу как есть: для меня номер один в России – Москва. Я могу жить только там. Может быть, Санкт-Петербург, Казань. Другие российские города – плюс-минус. Но чем Красноярск действительно силен – ландшафтом, природой. Мы успели объездить край прилично. Я видел ГЭС, на Столбах гулял. Ергаки в прямом смысле слова – восьмое чудо света! Енисей, конечно! Жаль, в этот приезд на лодках пройти по реке не успел. Мана, холодная, быстрая, с отвесными скалами по берегам. Не видел пока, но наслышан и обязательно посмотрю железнодорожную «трассу мужества» – с самым длинным в России скальным тоннелем, самым высоким виадуком – «чертовым мостом» и самым крутым уклоном пути. Горнолыжный комплекс, прямо в черте города, – впечатляющий. Но еще раз говорю: главное, и это, по счастью, с ходом времени не меняется, – гостеприимство. В холодной Сибири такое, на контрасте, горячее радушие!

Человек-день

Алексей Ягудин, Татьяна Тотьмянина и дочь Лиза– В 1990 году в Архангельске на XXIV Беломорских играх мы в первый и единственный раз попали с тобой в одну возрастную категорию. Я, будучи на три года старше тебя, был очень горд тем, что после короткой программы шел впереди. Ты тогда сказал: «Люблю усложнить себе задачу в короткой. Когда идешь не на первом месте – в произвольной шансов расслабиться нет!» Я тогда подумал – просто неудачу заговариваешь. Но как словом – так и делом: после произвольной ты был уже впереди. Много лет прошло. Отношение к проблемам – все то же? По-прежнему делаешь шаг назад, чтобы в итоге прыгнуть дальше?

– Да, я помню эту арену. Я перед произвольной еще по какой-то экскурсии ходил целый день. Не так давно мы там с ледовым шоу выступали…

Люди крайне редко меняются. Я был и есть человек-эмоция. Бывает, скажу что-то, что вроде и является правдой, но не особо надо бы это говорить, – и потом приходится искать слова, исправлять ситуацию. Мне кажется, это не только моя, это наша ментальная черта – откладывать все на последний момент и делать тогда, когда уже совсем к стенке припрет. (Смеется.)

– И как бы ты в итоге охарактеризовал свой излюбленный стиль решения проблем? Мягко, лениво или – агрессивно?

– Агрессивно себя не веду. Но если проблема серьезная – надо решать. А если можно повременить – откладываю. Не так давно по гололеду ударил колесо о бордюр, диск помял. Машина была Танина (Татьяна Тотьмянина – олимпийская чемпионка в парном катании и жена Алексея. Прим. ред.). В итоге мне долгое время было проще Таню на своей возить, практически ее водителем стать, чем заниматься колесом. Дела все время какие-то: приготовления к «елкам», запись «Ледникового периода», веду много других мероприятий, не связанных с телевидением и спортом. Потом в тур до мая уезжаем – я, в конце концов, это колесо и в мае могу сделать. Так вроде забываешь о чем-то, «засыпаешь», но если Таня будит каждые пять минут и говорит: надо делать, давай, – ну, делаем тогда. Вот отремонтировали в итоге…

– Только Таня тебя на подвиги и толкает?

– Таня – человек-месяц, я – человек-день.

– ???

– Она планирует. Я живу сегодняшним днем. Едем недавно, спрашивает: куда бы нам в январе полететь? Какой, говорю, январь?! Сегодня декабрь еще, откуда я знаю, что будет в январе?! Она – как олимпийский факел в нашей семье. Как олимпийское движение.

– В смысле?

– Тоже способна осветить путь и увлечь за собой!

Гонка вместо души

– Что ждет фигурное катание? Пока оно поступательно набирает популярность, вот уже лет 50, без особых провалов. Со времен Брежнева – точно. Но борьба, например, доминировала много веков подряд, а теперь над ней нависла было реальная угроза исключения из олимпийской программы…

– Я не готов согласиться с тем, что фигурное катание непрерывно набирает популярность. Случаются и взлеты, и провалы. Выйди на улицу, спроси прохожих: кого знаете из фигуристов? Ответят: Авербух, Навка. Пахомову – Горшкова, Роднину – Зайцева точно помнят. А победителей сегодняшних турниров – почти не знают.

– Но элементы сегодня очевидно сложнее, чем даже в наше время. Четыре оборота стабильно прыгали единицы, а сегодня четверные крутит чуть ли не каждый фигурист.

– Я не об этом. Вид спорта развивается, когда он популярен. Популярен – когда его смотрят. Керлинг в России, может, и есть, но успехов больших в нем нет – вот его и не смотрят. И фигурное катание людям стало не слишком интересно смотреть. Не столько из-за результатов, сколько из-за новой системы судейства – люди смотрят на экран и не понимают, что там вообще происходит. Мы с Таней порой, вроде специалисты, смотрим соревнования – там в углу экрана после каждого элемента отображается базовая оценка, и мы с ней чуть ли не играем: ну, сколько поставят? делаем ставки! Порой действительно непонятно, почему кто-то упал – и выигрывает золото…

– У нас тут недавно с двумя судьями-международниками случился горячий спор. Одна из них – Екатерина Серова из Белоруссии, вторая – Инга Зенкевичюте, в 90-х выступала за сборную Литвы. Обе – с олимпийскими допусками. Так вот, одна категорически за новую систему, говорит: наконец-то судейство стало математикой, и субъективность исключена. Вторая – категорически против: в системе не осталось «души», программа у фигуриста из гармоничной композиции превратилась в гонку за баллами.

– Новая система заставила спортсменов уделять равное внимание элементам. Это смещает акценты, и не всем это нравится. Когда катался я, Женя Плющенко, нам было, по большому счету, все равно, как мы исполним вращения и дорожки. (Кстати, Алексей Ягудин, по общепризнанному мнению, – «король дорожек»! – Прим. ред.). Нам важны были две вещи: сделать сложные прыжки и саму программу показать как можно выразительнее. Мы пересматривали недавно соревнования 90-х и начала 2000-х: каждая программа – спектакль! Сегодня спортсмен действительно гонится за баллами. Он делает не то, что нужно для выразительности, для зрелищности программы, а то, чего хочет система. Он просто едет и набирает баллы. Все-таки система «6,0» была понятнее и интереснее.

Главное – победить в хоккее

– Способен ли спорт стать послом мира? Олимпийская хартия предписывает останавливать войны на время Олимпиад. Но нападение на Южную Осетию случилось как раз в момент открытия пекинских Игр. Сами Игры – предмет для розыгрыша политических карт. Через раз обязательно найдется кто-то, кто призовет Олимпиаду бойкотировать. То китайскую – за притеснение Тибета. То советскую – за «оккупацию» Афганистана, то американскую – в ответ. То теперь вот сочинскую.

– У любой системы есть как противники, так и союзники. Огромнейший процент спорта и само по себе олимпийское движение – это объединяющий фактор. А то, что люди начинают «докапываться» до законов, которые приняли в России… Когда кто-то приезжает в Россию, он должен уважать нашу страну и наши законы. Когда я жил в Америке, я старался их законы соблюдать. А у США тенденция последних десятилетий – вмешиваться в то, как устроена жизнь в других странах. У нас свой менталитет, свое видение мира, мы как-нибудь сами разберемся. А призывы бойкотировать Олимпиаду в первую очередь обернутся потерями как раз для тех, кто эти призывы произносит. Они не лишат нас Игр, зато лишат свою страну олимпийских чемпионов 2014 года…

– Какие прогнозы по Олимпиаде в Сочи?

– Прогнозы – это дело специалистов. Могу только сказать, что для нас, конечно, важна хоккейная сборная. Ее победа может перекрыть какие-то неудачи, если они случатся. Вот смотрю биатлон, если так дальше пойдет – можем остаться и без медалей. О результатах сложно загадывать. Я был на Олимпиаде. Это турнир, на котором могут случиться какие угодно сюрпризы. У меня на глазах золото в шорт-треке выиграл австралиец, который по своим результатам вообще никуда попасть не должен был! Все его соперники кто споткнулся, кто упал, – он в итоге просто доехал дистанцию, махая зрителям рукой. С другой стороны, в Казани только что прошла универсиада, потом в Москве – чемпионат мира по легкой атлетике, очень скоро – Олимпиада в Сочи, планируется чемпионат мира по футболу, в 2019 году в Красноярске пройдет универсиада – я в этом сам активное участие принимал. В стране, в которой так активно развивается спорт, и прогнозы должны быть оптимистичными.

Дежурные вопросы

Ягудин– Теперь несколько вопросов, идущих вразнобой. Все они дежурные – те, которые задают людям с витками биографии, похожими на твои. Итак. Я знаю, что в юношеские годы большое влияние на тебя оказывала мама. Есть расхожее мнение, будто мальчики, находящиеся под маминым влиянием, вырастают несамостоятельными парнями и нуждаются в постоянном присмотре.

– Мнение такое, может, и есть, но вышло, что я – абсолютная противоположность мамы. Хотя влияние на меня она оказала огромное.

– Спорт – здоровье или нездоровье? Все наблюдали за твоим восстановлением после операции на бедре, переживали за травмы Плющенко. В спорте историй таких – тысячи. Мохаммед Али, зажигая олимпийский факел, выглядел, честно сказать, жалко. На этом фоне не слишком убедительно звучат призывы к здоровому образу жизни из уст спортсменов.

– У нас, спортсменов, есть поговорка – ты тоже наверняка ее знаешь: «Если с утра проснулся и тебя ничего не беспокоит – значит, ты труп». (Смеется.) Спорт высоких достижений, конечно, калечит. Но это – кому как повезет. Я знаю фигуриста, чемпиона мира, который обошелся без травм. Хотя это исключение. Спорт высших достижений, как и любое занятие, в котором ты стремишься достичь совершенства, требует жертв. Где-то рискуешь повредить мениски или бровь рассечь, где-то – хуже слышать или видеть. Это цена за мастерство, и ее приходится платить. В то же время спорт без стремления устанавливать рекорды, спорт как ежедневный активный образ жизни, конечно, производит совсем другой, оздоровительный эффект.

– До того как в твоей жизни случилась долгая, серьезная любовь, наверняка ведь осаждали тебя барышни, и сейчас, наверное, осаждают временами. У тебя была возможность присмотреться к разным. Что ты в итоге думаешь о женщинах? Что это за субстанция мироздания такая?

– О, женщины – это неизведанный мир, в который нужно отправлять зонды, изучать, брать какие-то пробы! Это, конечно, хорошо, потому что дает мужчинам почву для развития. Женщины играют разные роли: женщины-жены, мамы, коллеги, фанаты… В их мире все сложно и интересно. У мужиков все куда проще: раков сварил, биатлон включил, сел на диван, и даже если молчит компания – все друг друга понимают.

– Второй раз про биатлон. Фигурное катание совсем не смотришь?

– Фигурное катание? Как-то смотрел, да. Спустя много лет. У Тани это был вообще первый турнир за восемь лет, который она по телевизору видела. Мне неинтересно. Фигурное катание закончилось для меня 12 лет назад. У меня уже другой путь развития. И это не спорт, это скорее связь с шоу-бизнесом. Зачем жить воспоминаниями? Все поменялось. Я, конечно, в курсе того, какие результаты показывают, что вообще в фигурном катании происходит, но не более того. Многие удивляются: почему не смотришь? Они не верят. Но есть же на свете и что-то еще: семья, друзья, театр, кино, Новый год, елку вот надо ставить…

– В какой-то период многие спортсмены оказались в политике. В том числе и «зимние»: Светлана Журова, Антон Сихарулидзе. Почему тебя не оказалось среди них?

– Из спорта уходят далеко не только в политику. Уходят и в бизнес, и в шоу-бизнес, и в театр. Если люди – такие, как Светлана или Антон, прекрасно разбираются в политике, или Николай Валуев – почему им не заниматься политикой? Мне судить их сложно, но вообще это здорово, что люди после спорта пытаются себя найти в другой профессии. Повторяю: не только в политике. И рестораны открывают, и недвижимостью занимаются, и детей учат…

– Как-то по душам разговаривали с одним культовым тренером по борьбе, не буду называть его фамилию, чтобы у него потом ссор с коллегами не случилось. Так вот, он искренне убежден, что Александр Карелин гораздо больше пользы принес бы на посту главы Федерации борьбы России, чем в Государственной думе.

– Я так не считаю. Карелин внес огромный вклад в развитие борьбы. На любое решение всегда найдутся и критики, и единомышленники.

– Многие советские, российские специалисты по фигурному катанию разъехались по миру. Из моей сборной в Белоруссии не осталось никого: кто в Дании, кто в Великобритании, кто в Америке, кто даже в Африке. То же самое – в России. Почему не уехал ты?

– Это было раньше. Был СССР со всеми его плюсами и минусами. И раньше уехать за границу означало получить хорошие лед, условия жизни, зарплату – кушать хочется всем. Сегодня в России строится огромное количество ледовых дворцов. Многие субъекты Федерации готовы приглашать тренеров, давать жилье, платить достойную зарплату. Думаю, эта ситуация развернется.

Почему не уехал? Я семь лет жил в Америке. И если сейчас наш «кукловод», как мы в шутку его называем, Илья Авербух скажет: «Теперь едем в Аргентину!» – значит, соберем чемоданы и поедем.

– Ты – один из самых активных послов заявочной кампании. Зачем это нам – понятно. А тебе-то это зачем?

– А я хочу, чтобы универсиада прошла в Красноярске, и рад, что теперь так и случится. Чем больше в России спорта, тем лучше. Каждая наша медаль – это штрих к образу нашей страны. Разве плохо было, когда СССР гремел на Олимпиадах своими спортивными успехами?! Чем больше подобных мероприятий – тем больше спортобъектов на территории страны, тем больше внимания будет уделяться спорту, тем нация здоровее и жизнь ее веселее… Это часто начинается с шутки, с ничего, казалось бы, не значащего прихода в спортивную школу. Но эти «шутки» приносят нам в итоге олимпийские медали.

– Ты поработал в разных командах: и в сборной страны, и в «Ледниковом периоде», и в ледовых шоу Ильи Авербуха. Понимаю, что у каждой команды своя специфика, их не сравнишь. Но, я уверен, качество команды ты оценить в состоянии. Как тебе наша «универсиадная» заявочная дружина?

– Конечно, команды разные. Но есть универсальный критерий для оценки – ее результат. Для команды «Ледникового периода» это рейтинги. Если вдруг рейтинг упал – это плохие новости, надо улучшаться. По заявочной кампании: результат виден? виден! – значит, команда сработала эффективно. Значит, задачи были поставлены верно и решены успешно. Теперь ее ждет новый этап. Это как лестница в многоэтажном доме: прошел пролет – остановился, осмотрелся, идешь к следующему пролету, и так до бесконечности.

– Даже у бесконечности есть «промежуточные финиши». Одна из самых любимых таких точек – Новый год. Насколько успешным для тебя был 2013-й и какие надежды ты связываешь с наступающим?

– Каждый Новый год не похож на прежний. Для меня это новые места, дела, люди. Новые успехи дочки, новая гордость за нее. Уверен, у каждого человека впереди много дорог, и я желаю, чтобы каждому из нас в Новый год удавалось выбирать самую удачную из них. Всех жителей большого края, куда я всегда приезжаю с удовольствием, мы с Таней и с маленькой Лизой поздравляем с Новым, олимпийским к тому же годом!

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

28 мая 2022
«Ваш счетчик не соответствует нормативам…»
Всевозможные аферисты не останавливаются в своих попытках заработать на доверчивых гражданах. Нередко пользуются проверенными способами обмана, например, рассылая якобы официальные документы от
Три четверти успеха
85 лет назад, 21 мая 1937 года, началась знаменитая советская экспедиция «Северный полюс – 1» под руководством Ивана Дмитриевича Папанина.
О настоящем и будущем Норильска
Вторая в мае сессия Законодательного собрания состоялась всего лишь через неделю после первой. При этом особый интерес вызывали вопросы о