Меню Поиск
USD: 76.27 +0.23
EUR: 89.48-0.52
№ 33 / 1211

«Я заменю погибшего сына…»

Слагаемых Победы – великое множество. Об этом написаны сотни книг, сняты десятки фильмов. И все-таки нам с высоты вполне себе благополучного XXI века никогда до конца не проникнуться тем, что двигало поколением победителей. Их волей, разумом, чувствами. Их душой. Мне до сих пор трудно понять: почему в первые дни войны военкоматы штурмовали не только те, кому это было положено по возрасту? Но и мальчишки, девчонки, ветераны Первой мировой. А для них такого вопроса просто не стояло…

Затишье перед бурей

Где-то далеко на западе уже почти полгода шла Вторая мировая война. Фашисты победным маршем шествовали по Западной Европе. Тревожное дыхание сороковых коснулось и Сибири: первая похоронка пришла в поселок Учум Ужурского района с финского фронта. Погиб сын местного жителя Ермолая Аникина.

И все же в то, что совсем скоро страну накроет беда немыслимых масштабов, не верилось. Ветераны племзавода вспоминали: впервые после революционных лет прекрасно наладились торговля и снабжение. Цены снижались ежегодно, бывало, что и по два раза. Сухие цифры отчета совхозрабкоопа за 1940 год только подтверждают их слова: план товарооборота тогда выполнили на 137 процентов. Значит, было что продавать, а у людей – на что покупать.

План заготовок этого учреждения достиг 113 процентов: в личных хозяйствах работников учумского совхоза образовались излишки продуктов, они сдавали их в кооператив. И при этом – ни одного случая хищений, растрат, недостач.

1941 год для коллектива Учумского племсовхоза начался с радостного события. 1 января районная газета «Победа социализма» опубликовала официальное сообщение о том, что совхоз летом вновь станет участником Всесоюзной сельскохозяйственной выставки в Москве – уже в третий раз!

19 июня очередной пленум Красноярского крайкома ВКП(б) открылся сугубо мирным пунктом повестки – «О развитии животноводства в крае». Учумский племсовхоз на пленуме поставили в пример: здесь выполняют план развития поголовья, создают прочную кормовую базу. Даже сегодня впечатляет прибыль хозяйства за 1940 год – 3 миллиона 194 тысячи рублей.

На первые линии боя

Тарелки радиорепродукторов в те времена в Учуме были в дирекции совхоза, клубе, школе, на почте и в квартирах руководителей и стахановцев. Так что весть о нападении фашистской Германии на СССР по поселку разлетелась в секунды. Как и вся страна, учумцы ответили митингами, собраниями, повышенными обязательствами и решимостью встать на защиту Родины. 27 июня в Ужурский райвоенкомат поступили первые заявления-просьбы от учумцев-добровольцев.

Девятнадцатилетний Дмитрий Казаков писал:
Прошу разобрать мое заявление и зачислить добровольцем в Красную Армию.
Рядом на стол легла бумага от имени Ермолая Аникина:
Имею от роду 54 года. Имею опыт первой империалистической войны. Сильно возмущен нападением людоедов-фашистов на нашу родную землю. Поэтому прошу зачислить меня в ряды Красной Армии, чтобы изгнать врага с нашей родной земли. В прошлом году погиб мой сын от финской белогвардейской пули. Несмотря на свои годы, я заменю погибшего сына в рядах Красной Армии и отомщу бандитам-фашистам за смерть сына, за бандитское нападение на родину.
Записывались добровольцами даже девушки. Вот что написала в военкомат совхозный бухгалтер Надежда Музалевская:
Я желаю поступить добровольцем на защиту родной цветущей Родины, я желаю пойти на первые линии боя совместно с братьями.
Ей было всего 19 лет…

Трактористке с третьей фермы Татьяне Антоновой – чуть поболее:
Я желаю быть защитницей нашей любимой Родины, я буду честно выполнять свои задания, так как я комсомолка и имею значок ГТО, сдала на отлично.

Они становились героями

Добровольцем ушел на фронт впоследствии кавалер ордена Славы и многих других наград Андрей Чалпенко. Причем он – из семьи так называемых лишенцев. Когда началась коллективизация, его отец отказался вступать в колхоз. Вместе с женой и семью детьми он бежал из родной деревни Удачной Большеулуйского района в Ачинский. Где, по причине острой нужды в рабочей силе, брали без документов.

Однако в школу детей не приняли, и два года, с девяти лет, Андрей работал в совхозе на лошади – возил дрова. Потом все же поступил в четвертый класс, окончил восьмилетку.

А тут война:
- Мне 17 лет. Написал заявление, пришел в военкомат. «Мал, – говорят, – подрасти еще». Я не успокоился. В райком комсомола – не вышло. В крайком поехал – получилось. Направили на курсы политруков запаса. Размещались они под Красноярском, там, где сейчас санаторий «Енисей». В начале 42-го окончили мы курсы, и получил я направление на стажировку в 106-ю бригаду, расположенную тоже в Красноярске, в клубе железнодорожников. После стажировки отобрали нас 66 человек и отправили санитарным поездом в Москву, в распоряжение Наркомата обороны. Оттуда я был определен в 4-ю гвардейскую бригаду во второй дивизион во вторую батарею командиром установки реактивных снарядов – «андрюши». Они мощнее «катюш» были – 106 килограммов один снаряд весил, и все на руках…
Схожим образом действовал и будущий Герой Советского Союза Клавдий Белошапкин:
- В 1941 году я окончил девятый класс учумской средней школы. Когда началась война, в военкомате мне отказали. А райком комсомола попытался помочь – направили в школу истребителей танков. Но когда мои бумаги попали в военкомат – снова отказ: «Учись, парень, армии нужны грамотные люди». Так что на фронт я попал только в сорок третьем, после десятилетки и артиллерийского училища.
О школьных годах Героя сохранились воспоминания его друга детства Григория Симонова:
- Это был коренастый паренек с мелкими веснушками на лице и густой шевелюрой слегка вьющихся волос. Носил скромную прическу и всегда аккуратно одевался. Очень любил физкультуру. Учился прилежно, по успеваемости всегда был первым в нашем классе. Жили они в железнодорожной казарме в трех километрах от Учумского совхоза, но я не помню, чтобы он хотя бы раз опоздал на занятия в школу. Пешком, а зимой – на лыжах, он всегда приходил вовремя, в любую погоду…
Обычное детство, обычная юность – ничего героического. Но что-то, значит, жило внутри этого веснушчатого паренька и тысяч таких, как он? Чтобы на пятый день беспрерывных немецких контратак на днепровском плацдарме в сентябре 1943-го…
- Они пошли в психическую атаку, – рассказывал Клавдий Белошапкин. – То ли с отчаянья, то ли спьяну… По пояс обнаженные, в полный рост, с автоматами от пуза шли несколькими неровными, но плотными цепями и горланили песню. Разрывы мин и снарядов вырывали из цепей десятки врагов, но цепи смыкались и неумолимо надвигались на наши окопы. Положение сложилось критическое. И тогда я – где наша не пропадала! – вызвал огонь на себя… Тут мне и досталось осколком своего же снаряда. Атака захлебнулась, а я не помню, как в госпитале оказался…
Для справки

В годы Великой Отечественной войны из Ужурского района на фронт были мобилизованы 12 198 человек, 3 268 из них не вернулись. Семь жителей района: Ю. Н. Петелин, К. Ф. Белошапкин, Н. В. Крепцов-Зайченко, А. К. Харченко, П. И. Марьясов, Г. С. Елисеев, А. К. Скрылев – были удостоены звания Героя Советского Союза

При подготовке материала использована информация из книги Т. Гавриловой и В. Коморина «Золотое руно Сибири».

№ 33 / 1211

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео