Яркий, талантливый, кипучий

Яркий, талантливый, кипучий

Предрассветная тишь…

Только слышишь, камыш

Тихо шепчется с сонной рекой.

Тает сизый туман. Лишь гусей караван

Вдруг вспугнет вековечный покой.

Вот и день наступил.

Он и ласков, и мил,

Вдохновенье нам дарит река.

Сколько силушки в ней!

С незапамятных дней

Сибирской натурой крепка.

Эти строки заслуженный учитель школы РСФСР, почетный житель Мотыгинского района Веза-Иоганн Павлович Анонен написал уже в зрелом возрасте. Известный красноярский композитор Николай Голосов положил их на музыку. Получилась душевная песня «По Ангаре».

Впервые же семилетний Веза увидел величавую сибирскую реку в 1931 году. Только тогда ему было не до стихов: семью мальчика раскулачили и сослали в Мотыгинский (Удерейский) район из-под Ленинграда, а сам он ни слова не знал по-русски.

Свет в окне

Сначала Анонены снимали квартиру в селе Рыбном. В 1936 году власти разрешили переехать в поселок Южно-Енисейск. Глава семейства, чтобы обеспечить семью, брался за любую работу – от ассенизатора до конюха. Во всех делах помощником ему был единственный оставшийся в живых из пяти детей сын – Веза-Иоганн.

В 1943 году Веза окончил школу, начал работать чертежником в заготовительном управлении. Через год его перевели на преподавание русского языка и литературы: шла война, учителей не хватало. И вот здесь он почувствовал и понял, что быть учителем – это и есть его призвание. Заочно окончил Красноярский педагогический институт, потом Московский всесоюзный дом народного творчества (отделение художественного чтения). И всю свою жизнь посвятил школе и детям.

– Свет в его школьном кабинете, видный из окон нашего дома, часто горел до позднего вечера, – вспоминает сын Везы Павловича Виктор Анонен. – Представьте – 64 года общего трудового стажа! Я думаю, что для профессиональной деятельности отца подходят слова Конфуция: «Выбери себе работу по душе, и тебе не придется работать ни одного дня в своей жизни».

Фактор присутствия

В Мотыгинском районе Веза Павлович до сих пор – личность поистине легендарная. В 60-е годы работать вместе с ним посчастливилось и моей маме – тогда молоденькой учительнице математики. Сегодня я спрашиваю ее – а что же такого большого сделал Анонен, что о нем так тепло и восторженно отзываются люди? Ответ удивил:

– Достаточно просто самого факта его присутствия, того, что он в Мотыгино жил. И это его присутствие в жизни коллег, учеников заставляло каждого собраться и постараться быть лучше, чем даже он сам о себе думает. Необыкновенный эрудит, и при этом величайшей скромности человек. Он никогда не выказывал своего превосходства, хотя оно, вне всякого сомнения, было.

Веза Павлович охотно делился опытом своей преподавательской деятельности. Его работа на тему «Роль творческих работ в нравственном и эстетическом воспитании учащихся» занесена в Красноярскую краевую картотеку передового опыта.

По направлению Красноярского краевого института усовершенствования учителей он участвовал во Всероссийском совещании учителей в Ростове-на-Дону, представлял сельских учителей Красноярья.

В 1975 году в Москве делился со слушателями опытом работы на тему «Роль творческих сочинений учащихся». Ему были присвоены звания «Старший учитель», «Учитель-методист», «Учитель высшей квалификационной категории». Его имя занесено в Энциклопедический словарь Енисейской губернии.

– Яркий, талантливый, кипучий – наш Веза Павлович! Вокруг него всегда бурлила жизнь, – вспоминала о нем еще одна коллега, Нина Ширинская. – Он покорял нас своим жизнелюбием, артистичностью, заражал оптимизмом. Его окружала необыкновенно светлая, теплая, душевная аура. Веза Павлович учил нас видеть красоту слова и слога, ставил дикцию, учил читать вслух, душой переживая прочитанное. Таких знатоков русской словесности и мировой литературы трудно отыскать на обозримых просторах. Я завидовала его эрудиции, думала: «Вот повезло человеку, он получил элитное образование». И только позже узнала, что все это – плод кропотливой работы над собой.

Интересы Везы Павловича были самыми разными: много времени отдавал художественной самодеятельности, выступал с миниатюрами со сцены, изучал ангарские говоры. Печатался в районной газете, занимался художественной фотографией – особенно пейзажной и портретной. Человек энциклопедических знаний, он прекрасно знал литературу, любил поэзию, сам искусно декламировал, прививал своим ученикам любовь и вкус к поэзии и прозе. Был замечательным актером. Студию художественного слова, которую вел Веза Павлович, посещали и старшеклассники, и молодые учителя.

– В 9-х и 10-х классах литературу нам преподавал отец, – рассказывает Виктор Анонен. – Переходя к изучению очередного писателя, он иногда читал отрывки из его произведений. Запомнилось, как он читал нашему классу рассказы Чехова «Налим», «Лошадиная фамилия», «Злоумышленник». Мы громко смеялись. Вдруг потихонечку открылась дверь, и мы увидели, что в коридоре столпились ученики вместе с учителями из соседних классов, двери по всему коридору были открыты. Уроки у других преподавателей были сорваны, все слушали рассказы Чехова.

Главный смысл жизни

Самое активное участие Веза Павлович принял в создании музея в Мотыгинской школе № 1. Из школьного он перерос в районный краеведческий – и здесь 14 лет Анонен проработал лектором-экскурсоводом.

Веза Павлович был знаком со многими деятелями культуры края. Дружил с народным художником России Тойво Ряннелем, который тоже в 30-е годы был сослан с родителями в Мотыгинский район. Общался и переписывался с заслуженным деятелем искусств России Рудольфом Руйгой, заслуженными художниками России Людмилой и Аркадием Акцыновыми, скульптором Владимиром Зеленовым. Был знаком с поэтом Романом Солнцевым, композитором Николаем Голосовым, писателями Николаем Маминым и Анатолием Клещенко. Одни также находились в ссылке в Мотыгинском районе, другие были его учениками.

– Мне думается, что ссыльные во время репрессий принесли культуру в Сибирь, как в свое время декабристы, – говорит Виктор Анонен. – В нашем доме всегда была большая библиотека. Много профессиональной, педагогической литературы, журналов, газет. Отец иногда по вечерам, а то и на ночь, читал нам с братом книги. Конечно, с выражением. Особенно запомнилось, как он читал «Вия» Гоголя. Было ужасно страшно, и мы прятались под одеялами. Мать при этом (не очень сердито) ругалась на отца: дети спать не будут!

О трудовой династии Анонен можно говорить долго. Жена Везы Павловича, Нина Николаевна, была учителем начальных классов. Их совместный педагогический стаж составляет более ста лет! Главный смысл своей жизни они видели в воспитании учеников, основанном на уважении к личности – не над ними, а рядом с ними.

Веза-Иоганн Павлович Анонен ушел из жизни в 2010 году. Осталась память в душах и сердцах тех, кто его знал. Осталось знание об удивительном человеке в умах людей, совсем с ним незнакомых. Осталась река, по берегу которой он любил гулять, думать о своем и сочинять эти прекрасные строки:

Катера и плоты

Нам навстречу в пути.

Приветствуют звонко гудки.

Мы поем им в ответ:

«Краше мест этих нет.

Нет любимей на свете реки».

Вот гирлянды огней

Колыхаются в ней

В синей дымке вечерней порой.

Утонула луна.

Серебром вся полна.

И любуемся мы Ангарой.

При подготовке материала использована информация из фондов Мотыгинского районного краеведческого музея, архивов газеты «Ангарский рабочий».

Фото автора и Мотыгинского районного краеведческого музея.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

22 октября 2021
Бюджет – надежный мост в будущее края
На этой неделе в центре внимания депутатского корпуса были вопросы, связанные с краевым бюджетом. Профильные комитеты обсуждали корректировку главного финансового
22 октября 2021
Жаль, что нет вакцины от глупости
Заголовки новостных лент опять как сводки с фронтов необъявленной мировой войны. А мы-то думали, все позади, жизнь налаживается. Расслабились, стали
22 октября 2021
От ковида умирают чаще и быстрее…
В Красноярскую краевую больницу поступают самые «тяжелые» пациенты с COVID-19 со всех районов края. И когда главный врач больницы Егор

Советуем почитать