За чистоту экрана Стоит ли вводить квоты для иностранного кино

За чистоту экрана Стоит ли вводить квоты для иностранного кино

Депутат Госдумы Роберт Шлегель предложил ввести 50-процентную квоту на отечественные фильмы в отечественном же прокате. Особой поддержки среди тех, кто непосредственно связан с кинопроизводством, парламентарий не нашел, однако может найти у коллег. Тем более что подобное предложение не первое, уже были попытки ввести 20- и даже 80-процентную квоту. По умолчанию понятно, что это не абстрактное иностранное кино, а вполне конк ретное – которое производит всемирная «фабрика грез». Так или иначе, вопрос поддержки отечественного кино остается открытым.


Власть зрелища

Есть ли жизнь без Голливуда

Случилось мне однажды побывать в Катманду, столице Непала. Едем по городу, переводчик Аджип Шрестха показывает на здание справа, отдаленно напоминающее красноярский ГорДК, но в таком состоянии, что кажется, его штурмовали при поддержке артиллерии. «Наша кинотеатра, – торжественно произносит он, поднимая нос на 35 градусов и указательный палец на 90. – За две недели билет покупать надо».

Крутят там, естественно, индийское кино в стандарте «2 серии, 8 драк, 16 песен». Но это – так, зарисовка о силе искусства…

Против ветра

Понятно, что речь-то идет не о неком иностранном продукте, который хотят ограничить, а о вполне конкретном, об американском. О Голливуде, бороться с которым – что против ветра плевать. Понятнее всех по этому поводу высказался Даниил Дондурей, один из основных наших специалистов по кинематографу: «Два сеанса из трех в мире показывают американское кино. Это изменить сегодня невозможно».

Уже в первой половине прошлого века Голливуд (следует понимать как символ всей американской киноиндустрии) выдавал около 800 картин в год. Понятно, спасаться национальные производители начали примерно тогда же – квоты были введены во Франции – родине кино, в Великобритании и вводились во многих странах, где развивалась собственная кинопромышленность. Но в Европе эти баррикады рухнули почти повсеместно (в Испании, например, осталась квота 16 процентов).

Сегодня по большому счету есть только несколько стран, которые умудряются избегать господства американского кино. Прежде всего – Индия, где есть свой Болливуд (потому что в Бомбее), равный и даже опережающий по производительности прототип на букву «г». Держится пока Южная Корея, в которой по закону 1966 года кинотеатры должны 146 дней в году демонстрировать только национальную продукцию, но ограничитель постепенно съеживается. И, наконец, Китай – там на экран допускается не более 36 иностранных картин в год.

В этой связи непонятно, как мог существовать советский кинопрокат – один из мощнейших в мире, на уровне индийского, где еще в 80-х продавалось около четырех миллиардов билетов в год, – которому разрешалось, по негласной квоте, «крутить» шесть (!) голливудских фильмов в год, а в случае визита первого лица в США – семь?

Итог. Тема квоты для российского кино на самом деле звучит более возвышенно – возможна ли жизнь без владычества Голливуда? Три страны – СССР, Индия, Китай – показали, что такая жизнь – вполне реальная штука. (Державы вроде Ирана или Северной Кореи в расчет не берем.) Две показывают это и сейчас.

Как это было

1.jpgПрежде всего хочется уйти от будто бы патриотического представления, что американское кино – сплошь бездуховное, а наше – сплошь наоборот. В том потоке, который Голливуд изливает на остальной мир, есть жемчужины, отрицать это бессмысленно. Равно как и привязывать любые проявления «духовности» к национальности.

Далее. Не стоит рассматривать предлагаемый протекционизм с исключительно экономических, рыночных позиций. Точка зрения кинодеятелей понятна, поскольку происходят они из постсоветских времен и с жизнью без Голливуда не знакомы вообще. Относительно же того, что наши киношники не способны количественно и качественно заполнить квоту (пусть даже не 50-процентную, поменьше), то это, простите, всего лишь вопрос развития отрасли. Советское кино, несмотря на непомерное количество цензурных преград, было прибыльным.

Наконец, последний антиэкономический аргумент: кино – это товар, но его не едят, не пьют, не носят. Это товар особого свойства.

Все по Ленину

Главное отличие советской стратегии в развитии кино от американской заключалось в том, что в Голливуде приняли слова Ленина: «Из всех искусств для нас важнейшим является кино» – как буквальное руководство к действию, девиз всей жизни. У нас этот лозунг вывешивали во всех кинотеатрах, у них – выполняли без лишних комментариев. Американцы первыми поняли, что обширные человеческие массы покупаются вовсе не «проникновением в глубины духа» (на что ориентированы русская и основные европейские культуры), а зрелищем. Они первыми осознали его силу, способную изменить мир.

Собственно, зрелище – любое кино, включая любительское. Это то, что определяет успех идеи, которая за ним стоит. По большому счету, вся история Голливуда сводится к созданию всесовершенного универсального зрелища, такого, которое прошибает любую культурную особость. «Сама суть современного голливудского киноремесла – это развлечение многоязычного и разноплеменного населения всемирной Империи. Национальной продукции здесь не место» (Максим Соколов, московский публицист). Действительно, не место, поскольку универсальное зрелище не только прошибает особость, но и подавляет ее. Создатели «фабрики грез» еще в первой половине прошлого века увидели, что даже культурно чуждые им люди «как в кино» носят шляпы, держат сигареты, ругаются, целуются, сидят в кресле, пьют… Пусть эти привычки казались сугубо внешними мелочами, но при несгибаемой последовательности на месте тропинок появляются железные дороги.

«Родное» лицо

Совершенствуя зрелищность, Голливуд начинает параллельно выстраивать под себя мировую систему проката. Это был не просто бизнес, а государственная политика. К примеру, после войны США поставили Франции условие для получения кредита на восстановление страны – девять недель в квартал все кинотеатры должны показывать только американские фильмы. По большому счету Голливуд покрыл экраны разоренной войной Европы (разумеется, не советской), проник везде, куда можно проникнуть, – отсюда и получились те «два сеанса из трех», о которых говорил Дондурей.

Одновременно росла и сама «фабрика» – теперь она охватывает не только все пространства, но и все мыслимые и немыслимые жизненные ситуации, отвечает на все вопросы (от подростковой любви до выбора гражданской позиции) и воплощает все времена. Сегодня весь мир знает, что библейские патриархи, спартанцы, римляне, конкистадоры, святые, гладиаторы, гении всех времен и народов, нобелевские лауреаты и прочие галилеогалилеи – это американцы. Голливуд часто ругают за то, что он «плоский», похож на парафиновый фрукт – идеальная форма и цвет, но никакой душевной питательности. Такая высоколобая критика – слабое оружие. У мира – прошлого, настоящего и будущего – уже оформилось вполне конкретное лицо. Это особенно важно, если знать, что главному мировому кинозрителю (не только нашему) от 12 до 20 с небольшим «хвостиком», и потому «конкретное лицо» для него становится родным на последующую жизнь. Голливуд это знает и – особенно после феноменального успеха «Звездных войн» – целенаправленно работает в подростковом формате. Даже если кино вроде как для совсем взрослых и умных.

Триада

По большому же счету гегемония США держится на триаде: Голливуд – доллар – авианосцы. Появляются они в указанной последовательности.

Там, где не закрепился Голливуд, два прочих элемента особо ничего не изменят, поскольку цель любого завоевания – сделать побежденных похожими на себя. Если, конечно, нет цели их уничтожить…

Так что дело не в квоте, а в сохранении подлинной независимости – сейчас и в будущем. По «странному» совпадению Индия, которая Голливуд игнорирует, и Китай, не пускающий его дальше прихожей, – две по-настоящему независимые страны, исключение из «остального мира». С недавних пор на подобную роль претендуем и мы. На фоне такой задачи тактические моменты вроде не всегда завидного качества отечественного кинопродукта кажутся мелочью, поскольку это абсолютно исправимо. Равно как и тот аргумент, что кинематограф миллиардных Индии и Китая может наплевать на мировой рынок и прожить за счет внутреннего – а у нас для этого народа мало. Но за два десятилетия сырьевой «жизни на экспорт» на внутренний рынок у нас вообще разучились смотреть, – надо менять привычки, иначе никуда не двинемся.

Для подлинной независимости у нашего мира должно быть только наше лицо. Бурятское, русское, татарское, еврейское – не важно. Главное – наше. Кино здесь отводится ключевая роль. А Голливуд пусть заходит в гости. Иногда. В компании с другими ребятами – европейцами и азиатами. Уверяю, они куда интереснее.

Андрей ИВАНОВ

драматург, сценарист

Насмотревшись американского кино, я понял, например, какое увлекательное, радостное занятие – угонять машины. В этой радости и есть вся мораль. У нас тоже сняли кино про угонщика – «Берегись автомобиля», – но говорится-то в нем совсем о других вещах, а смотрится не менее увлекательно, а может, и более. Мы – страна великого кино, и у нас в потенциале есть все для того, чтобы российский кинематограф успешно конкурировал с американским, – только наше кино надо поддержать, в том числе на уровне государства.

Александр Григоренко


Мы снимаем фильмы, но…

Нету новых «Мимино». Что вместо Голливуда?

Помните, недавно президента США Барака Обаму лишили права входить в магазин «Мед»? Так вот. Предложение Роберта Шлегеля по ограничению фильмов зарубежного производства в российском прокате – это все из той же серии. Прикрытое благостной идеей развития отечественного кинематографа, оно с этой идеей не имеет ничего общего, это всего лишь попытка отдельного депутата посерфить на поднявшейся волне патриотизма. Вот только искусство вне политики. И никакая в мире сила не заставит меня ходить в кино на «Самый лучший фильм – 33» вместо, к примеру, «Стартрека».

Кино и жвачка

Нет, я не против российского кино, я не против кино индийского и китайского и вообще какого бы то ни было. Я против «жвачки для мозгов», которая под видом кино может выпускаться в любой стране мира. И отчего-то в России такого рода фильмов год от года становится только больше. То ли зрителями мы стали избалованными, и те редкие отечественные фильмы, которые производили и демонстрировали нам в 90-е, сегодня показались бы нам ужасными. То ли количество российских сериалов пока еще не трансформировалосьв качественные кинокартины, но шедевров у отечественных кинорежиссеров в год рождается штуки четыре максимум. В день в кинотеатре средней руки катается 5–6 фильмов, и хорошо, если один из них – отечественный, и совсем хорошо, если раз в три-четыре месяца нам предлагают для просмотра картины уровня «Сталинграда» или «Адмирала». Зарубежные качественные картины отчего-то появляются в прокате гораздо чаще.

2.jpgПо подсчету режиссера Карена Шахназарова, российская киноиндустрия в 2013 году произвела порядка 70 картин. По данным кинопрокатчиков, в год на экраны России выходит примерно 300 фильмов, половина из них – американские, еще сколько-то европейских, и не больше 20% русских.

– Российское кино очень слабое, – откровенно говорит Шахназаров. – Киноиндустрия у нас построена с технологической точки зрения. Отсюда проблема малокартинья. Чтобы успешно конкурировать с иностранцами, нам нужно снимать хотя бы 300 картин в год.

В общем, пророков в своем отечестве мало. И 300 картин в год нам нужно снимать только для того, чтобы в случае принятия законопроекта об ограничении обеспечить паритетные начала в кинопрокате. Иначе мультиплексам нечем будет заполнять эфир. А теперь вообразите себе ситуацию, когда государство (ну а кто же еще?) начинает стимулировать, читай: спонсировать, производство кино. Можно, конечно, надеяться, что где-то за углом стоят толпы талантливых режиссеров, сценаристов и актеров, которые ждут своего шанса, но на деле возможность снимать кино получат те, кто захочет, а не те, кто умеет.И польются на наши экраны снятые за наши же налоги «любови-моркови», «яйца судьбы» и прочие скороспелые кальки с западных образцов… Очевидно же – чтобы в России вновь научились снимать качественное кино в массовом порядке, потребуется не один год, а может, и десятилетие. Но законодатели так долго ждать не умеют, им подавай здесь и сейчас, пока все западное якобы несимпатично россиянам.

А дальше два варианта развития событий: либо молодежь (именно она – целевая аудитория кинотеатров) привыкает к этой «тюре» в виде пережеванных российскими режиссерами западных идей и окончательно деградирует, либо уходит, отплевываясь, из кинотеатров к домашнему Интернету и смотрит то, что хочет. В случае второго варианта нас ждет банкротство кинопрокатчиков, а в случае первого – целые поколения, как бы это помягче… не совсем культурных людей.

Меж тем депутат Госдумы от ЛДПР Вадим Деньгин предложил ввести квоты для иностранной музыки в эфире российских радиостанций. Да здравствует железный занавес!

Деньги на кино

В 2012 году государство выделило на финансирование российских фильмов 3,8 млрд рублей, в 2013-м – 6,7 млрд, в этом году поддержку отечественной киноиндустрии планируется сократить на 600 млн рублей.

Деньги тратятся непосредственно на производство кино, а также на участие российских фильмов в отечественных и зарубежных кинофестивалях. Большую часть средств получают 10 крупных кинокомпаний (такие как ArtPictures, «Студия Тритэ», «Дирекция кино», «Коктебель» и другие), которые самостоятельно распределяют деньги по проектам

Людмила КОЗЛОВА

директор МАУ «Дом кино»

Даже в нашем муниципальном кинотеатре количество фильмов иностранного производства преобладает над отечественными. Ограничение проката зарубежного кино приведет к большим проблемам. Репертуар кинотеатров будет не разнообразным, и доходы наши упадут.

Российский кинематограф выпускает достаточно качественных фильмов, но интерес зрителя к ним невысок. Только редкие картины, настоящие шедевры, типа фильма «Трудно быть богом», привлекают зрителя и собирают кассы. Если в прокат выходит хороший отечественный фильм, но у него нет маркетинговой поддержки, зритель предпочтет зарубежную картину.

По поводу того, что ограничение должно стимулировать расцвет киноискусства… Сложно сказать, произойдет ли это. В любом случае это не сиюминутный эффект. Я сомневаюсь, что такая мера приведет к мгновенному развитию киноиндустрии в России.

Александра СЕМЕНОВА

доцент кафедры культурологии СФУ, преподаватель курса «История мирового киноискусства»

Ограничения на прокат зарубежного кино практиковались во многих странах. И эффект был. К примеру, после того как во второй половине XX векав Италии ввели квоты на показ иностранных фильмов, итальянская киноиндустрия начала интенсивно развиваться, и вскоре их фильмы вышли на первые позиции в мире. В этом плане такая мера может быть правильной, но меня смущает, что депутаты предлагают соотношение 50 на 50. В мировой практике обычно ограничивают зарубежное кино 70%. 50 на 50 – это, на мой взгляд, очень жесткая мера. Хотя, конечно, с каждым годом российского кино в прокате появляется все больше: если года три назад доля отечественных картин была не более 10%, то сегодня, на мой взгляд, она составляет уже около 25%. Но вот вопрос – за счет каких картин мы «доберем» эти 50%? За счет пошлых российских комедий, представляющих собой кальки с западных фильмов? Мне как зрителю смотреть такое неинтересно. И если вместо качественного зарубежного кино мы получим низкопробный российский ширпотреб, это будет печально. Я лично перестану ходить в кинотеатры и буду смотреть интересующее меня зарубежное кино по Интернету.

Поэтому, прежде чем вводить такое ограничение, нужно серьезно поработать над содержанием отечественного кино. И, на мой взгляд, существующие сегодня меры поддержки российского кинематографа несовершенны. Это государственный заказ, который по сути своей не дает творческим людям простора для творчества.

Андрей АГАФОНОВ

журналист, любитель кино

С квотами все очень просто. Кинопрокат России – это сотни миллионов рублей еженедельно, десятки миллиардов долларов в год. Это, как говорит депутат горсовета Иван Серебряков, «реальный сектор экономики». То есть подраться за эти деньги имеет смысл. Один «Сталинград» собрал больше полутора миллиардов рублей. А если бы «Сталинградов» было десять?.. Этак можно и Крым обустроить!

Но тут, мне кажется, в расчеты вкралась ошибка. Десять «Сталинградов» соберут чуть больше, чем один «Сталинград». Зритель уважает разнообразие. А нынешнее российское кино разнообразием не блещет. В итоге люди идут на комиксы, на мультики, на драки и автомобильные погони от лучших производителей. Лишите их этого – переключатся на торренты. Запретите торренты – вернутся DVD. Да и внутригородские сети никто не отменял.

Нельзя заставить людей смотреть то, что они смотреть не хотят.

Есть еще один момент. Отечественный фильм стоит серьезных денег. Тот же «Сталинград» – 30 миллионов долларов. Но он хотя бы окупился. Многие отечественные «блокбастеры» и вовсе не окупаются. А купить чужой фильм и «прокатать» – чистая прибыль без проблем. То, что группа кинематографистов хочет заработать больше денег себе, но при этом лишить прибыли казну, – это вообще попахивает изменой Родине.

Ирина Бауэр

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

«Енисей»: матч с «Велесом» – зеркало сезона
Вот и завершился сезон для футболистов «Енисея». Получился он очень разным – от безнадежно скучного в начале до сказочно фееричного
22 мая 2022
Что растет в морских грядках?
А вы в курсе, откуда к нам привозят морепродукты? Вот и я не знала, пока не побывала во Владивостоке. В
Решаем вместе!
В крае продолжается голосование по выбору общественных пространств для благоустройства городских территорий. Оно проходит по национальному проекту «Жилье и городская