Занесенные ветром Путешествие в Заполярье

Занесенные ветром Путешествие в Заполярье

Норильск – удивительный город. Еще лет 15 назад, когда бывать в Заполярье приходилось чуть ли не каждый квартал, меня веселило отношение к погоде местных жителей. Полярная ночь, холод, а они шутят: «Ты чего шубу надела? Замерзла? На улице-то всего минус 30!» Когда мы, приехавшие с материка, кутались в свои одежки, норильчане выходили на улицу чуть ли не в легком пальто.

Запретное место

В начале февраля погода в Норильске не то что порадовала, а удивила своей исключительностью: на градуснике минус 15. По меркам Арктики – жара. Местные жители удивляются: такого у них никогда не было. Только что закончилась полярная ночь, выглянуло солнце – тут бы и ударить морозу. Правда, все дело портили метели. За неделю до нашего отлета в командировку в этот северный город здесь бушевала пурга. Аэропорт был закрыт – нелетная погода. А другой дороги сюда нет.

Небо открыли, но ветры, как оказалось, остались. При приземлении самолет болтало из стороны в сторону, а белая пелена неба сливалась с ровной белизной земли. Неслучайно Заполярье называют мертвой землей – не растут здесь деревья, даже самые маленькие – карликовые. Только чахлые кустики иногда высовываются из сугробов.

Только сели в машину – снова замело. От аэропорта Алыкель до Норильска 40 км, но говорят, добираться до места здесь можно целые сутки – если видимости никакой. Нам повезло, первую часть пути проскочили удачно, а потом застряли: метель спутала планы водителей нескольких автомобилей и автобуса. Маршрутку развернуло поперек дороги, а несколько машин уперлись в нее капотами.

– Проклятое место эта дорога, – ворчал наш водитель. – Вечно здесь аварии. Наверное, сказывается близость Кайеркана.

Сквозь метель проглядывают пустые глазницы заброшенных многоэтажек поселка Алыкель. Дома эти строились для обслуживающего персонала аэропорта. Но так и остались недоделками. Одиноко торчат посреди белой пустыни. Мертвый город.

А недалеко от трассы – один из районов Норильска Кайеркан (до 2004 года он был отдельным городом). Среди норильчан бытует мнение, что название это переводится с долганского как «долина смерти» или «запретное место». Нельзя было здесь строить, нельзя. Но разве послушают люди с материка голос коренных обитателей Севера?

Руками заключенных

Норильск – молодой город. Образовался он вокруг горно-металлургического комбината. В следующем году исполнится 100 лет первой избушке, которая была возведена на этой земле геологами-первопроходцами.

Еще в 1915 году приехал в Заполярье потомок купеческой династии Александр Сотников, взял образцы руды и угля – отвез своему товарищу по университету Николаю Урванцеву. Тот посмотрел, удивился. И тоже помчался к норильским горам.

– Экспедиции необходимо было финансирование, и геологи обратились к Александру Колчаку, который организовал Сибирский геологический комитет, – рассказывает научный сотрудник Норильского краеведческого музея Екатерина Каверина. – Он денег дал, начальником геологической партии назначил Павла Гудкова (в честь его названа гора Гудчиха в Норильске). И если Колчака во время революции арестовали и расстреляли, Гудкову удалось сбежать в Америку, где он открыл немало нефтяных месторождений.

Досталось и Александру Сотникову – он был атаманом Енисейского казачьего войска при белой гвардии, его расстреляли в 1920 году. А Николай Урванцев продолжил осваивать норильский район. Ему удалось убедить Геолком новой России в уникальности заполярной территории, где можно было найти всю таблицу Менделеева. В 1921 году геолог приехал в Заполярье с такими же, как он, исследователями.

Здесь были медно-никелевые залежи, уголь. Оставалось решить один вопрос: можно ли что-то делать в Заполярье при сильном морозе – 40–50 градусов – и шквальных ветрах?

Ответ нашелся: в 1930-х годах на строительство поселка и Норильского комбината направили тысячи заключенных ГУЛАГа, здесь организовали Норильлаг, который просуществовал более 20 лет. Не было дорог к месторождениям и транспорта, чтобы везти на гору буровые вышки, не было электричества, не было нормального жилья. В шахтах люди вручную вывозили породу и уголь, вагонетки тащили на лошадях, иногда впрягались сами. Заключенные строили себе бараки и первые дома для вольнонаемных.

Все это происходило в Старом городе (сейчас здесь промышленная зона). И только после войны начали активно строить на восточном берегу озера Долгого новый Норильск, который мы знаем сегодня. Основой генплана города стала главная магистраль – Ленинский проспект. Ему придали сходство со знаменитым Невским в Ленинграде, а сталинские дома с легендарными дворами-колодцами расположили так, чтобы защитить дворы от пурги и метелей̆.

Город контрастов

Помните, как в фильме «Бриллиантовая рука» управдом характеризует Стамбул? Город контрастов. Какое это имеет отношение к Норильску? Самое прямое.

Заполярный город встречает нас разноцветными домами и рисунками на фасадах зданий. Норильчане говорят: слишком долгая у нас полярная ночь, вот и хочется ярких красок – окрашиваем дома в радостные тона. Начинали преображение зданий профессиональные художники.

Вот, например, сова с белыми глазами, а вот паровоз, вырывающийся из депо технического здания. Продолжили их работу дети и молодежь Норильска: с 2014 года градообразующая компания «Норникель» приглашает местных жителей к участию в проекте «Добавь городу красок».

Стрит-арт-объекты появляются в населенном пункте по результатам конкурса рисунков юных горожан. Так, например, была раскрашена детская больница Норильска, автобусы, торцы домов и общественных зданий. Красок прибавляют и постоянные ремонты фасадов старинных зданий. Ленинградские сталинки приобрели яркие, бросающиеся в глаза цвета.

В центре Норильска что ни дом, то культурное наследие. Правда, все жилье старой постройки – сталинки и хрущевки. Стоят они на сваях, вбитых в вечную мерзлоту (которая уходит вниз на 300–500 метров). В последние годы из-за активности человека мерзлота стала подтаивать, под фундаментами побежали ручьи, и здания начали «плыть».

В Норильске не редкость дома, одна половина которых разрушена – с запечатанными подъездами и выбитыми окнами, а во второй половине живут люди. Выселить из них жильцов – большая проблема. Норильчане приросли к своим квартирам, обустроились, а тут – выселение!

А в прошлом году  зампред правительства края Анатолий Цыкалов представил в Министерстве РФ по развитию Дальнего Востока и Арктики проект программы реновации жилищного фонда Норильска. До 2035 года планируется снести 45 аварийных и ветхих строений, реконструировать три жилых дома, которые имеют историческую ценность.

Предусмотрено и строительство 97 новых домов, 50 из которых – малоэтажки на имеющихся ростверках (верхняя часть свайного фундамента. Когда-то здесь закладывалось основание для новых домов, которые так и не были построены. Теперь ростверки идут в дело). А 45 – новые девятиэтажки в Оганере: в качестве пилотного проекта программы выбраны два недостроенных девятиэтажных дома по улице 50 лет Октября. Но сделать это возможно только совместными усилиями федерального центра, правительства края, администрации Норильска и за счет инвестиций компании «Норникель».

Там, где кипит жизнь

Пополняется город и спортивно-досуговыми зданиями. Например, завершается возведение физкультурно-оздоровительного комплекса «Айка». Название ему выбирали всем миром.

Победило имя легендарной медведицы, которая жила в Норильске более 40 лет назад у кинооператора Юрия Ледина. Он снимал фильм о рождении малышей у белого медведя, после этого и появилась в его семье маленькая медведица. Она была очень привязана к кинооператору и его семье, гуляла с ними по улице, как собака.

А когда подросла, Юрий решил выпустить медведицу в естественную среду. Даже ездил на берег Северного Ледовитого океана, где обитают белые медведи. Но Айку не приняли. Судьба медведицы оказалась трагичной. Ее отправили в Берлинский зоопарк, где она спустя год погибла. Говорят, умерла от тоски.

В последнее время улицы Норильска стали благоустраиваться. Клумбы, аллеи, памятники. Осенью прошлого года на улице Пушкина установили первую зеленую скульптуру – карету с тройкой лошадей. Правда, травка на ней ненастоящая.

Горожане говорят: не любят сидеть дома. После работы обязательно то в театр (Заполярный театр драмы) идут, то в кино, то на мастер-классы. В выходные могут поехать в Талнах на горнолыжную трассу или на базу отдыха (их достаточно в пригороде), летом отправляются на озеро Лама – таинственное и немного мистическое место, где, говорят, приходит переосмысление жизни.

Есть здесь и такие недоступные красноярцам развлечения, как аквапарк. Располагается он на верхнем этаже торгово-развлекательного комплекса. И полярной ночью в сильный мороз в ярко освещенных окнах можно увидеть людей в купальниках.

Фото Дмитрия Болдырева

На улицах здесь не встретишь бродячих собак и кошек. Зато песцов – пожалуйста. Говорят, в этом году их особенно много в Норильске. Повадились лакомиться у мусорных баков. Иногда на турбазы забредают медведи, забегают волки.

Хорошо живет Норильск, тепло и душевно. И горожане любят его. Даже уезжая за тридевять земель, возвращаются – чем-то притягивает их эта суровая промерзшая земля.

О вкусной и здоровой пище

В Красноярске о Норильске рассказывают страшилки – мол, жизнь здесь дорогая, только с заполярными зарплатами и доступная. Спешу развенчать этот миф: яблоки, молоко или яйца ненамного дороже, чем в краевом центре. Да и зелень по вполне доступной цене. Почему? Вот и мы задавались таким вопросом.

А оказалось, все просто: город сам снабжает себя продуктами первой необходимости. Да, яйца приходится доставлять в Заполярье с материка, но молоко производят на местном молокозаводе (правда, из сухого порошка), хлеб пекут в пекарнях, колбасу делают на мясоперерабатывающем предприятии. Даже зелень и овощи – свои.

Продукцию местного мясоперерабатывающего предприятия любят все норильчане.

– Покупая ее в магазине, я в качестве уверена, – поясняет норильчанка Екатерина Овсиенко.

Мясокомбинат существовал в Норильске с 1985 года. Предприятие в Заполярье строили финны для переработки мяса северного оленя. В перестройку завод захирел и закрылся.

Несколько лет стоял без дела, пока не выкупил его местный предприниматель и не наладил здесь производство колбас и мясных деликатесов. Сегодня в ведении мясоперерабатывающего предприятия не только колбасных дел мастера, есть здесь рыбзавод, хлебозавод, пиццерия, пивоварня, цех полуфабрикатов и своя розничная сеть. Сырье для производства (кроме оленя) везут с материка.

Производят деликатесы не только из мяса обитателя северной тундры, но и из привычных нам свинины и говядины. Вкусы ведь у всех разные.

– Оленину закупаем в Хатанге у артелей, а свинину и говядину – в Белоруссии, – рассказывает директор производства Татьяна Аненкова. – Это удорожает наши продукты, но что делать.

В советские времена в пригороде Норильска существовали свои молочные фермы и свинокомплексы. Сейчас от них остались только остовы построек.

На 18-летие фирмы к мясопереработке добавился рыбокомбинат. Говорят, в России таких предприятий мало – все на импортном оборудовании работает. Да и копчение идет не на еловой щепе (которая дает кислинку), а на буковой и ольховой. Но сырье опять же не местное. Северная рыба – чир, муксун и нельма – закупается в Якутии (на Таймыре ее уже не хватает), форель, осетр, семгу везут из рыбохозяйств Красноярска.

Партии товара здесь производят ограниченные – работают по заказам торговых сетей, и каждый день отправляют в магазины свежий продукт. Наверное, в этом основное преимущество маленьких предприятий.

…Северные теплицы мы увидели еще издали – с трассы. Хоть снег, хоть буря на улице, хоть мороз, хоть слякоть, здесь всегда тепло и светло.

– Люблю здесь бывать полярной ночью, – улыбается сопровождающая нас Екатерина Овсиенко. – Солнца норильчанам не хватает, настроение плохое. А сюда зайдешь – и радостно на душе.

Директор теплиц Александр Шаповалов проводит нам небольшую экскурсию:

– У нас ежедневный цикл. Высаживаются семена автоматически, и кассеты помещаются в камеры для проращивания. Здесь семечки раскрываются, и горшочки переносятся в основное помещение. Находятся три-пять дней при определенной влажности и температуре, а потом выкатываем их на рассадные столы.

У Александра две теплицы по тысяче «квадратов» каждая. Здесь зреют огурцы, салат, укроп, петрушка, кинза, лук. Недавно стали выращивать редис, помидоры и цветы. Директор говорит: экспериментирует с новыми культурами – подбирает нужный климат, сорта.

В заполярных теплицах все автоматизировано – от посадки до полива (специальные затапливаемые столы сами поставляют воду к корням растений), за процессом следит оператор. Впрочем, есть и те, кто пересаживает растения, собирает плоды.

Каждый день из теплиц в норильские магазины и рестораны увозят 250 кг огурцов и массу различной зелени. Уходит влет!

Александр Шаповалов шесть лет назад занялся тепличным бизнесом, потому что не хватало ему травы на газонах.

– Мы с товарищем вместе в шахте работали. Мне так зелени не хватало! А шесть лет назад начали в гараже выращивать лук, укроп, затем на Вальковском шоссе построили небольшую теплицу. Потом переехали сюда. Этой теплице уже три года. Дорогое удовольствие, но оно того стоит – и для души, и для денег.

Помочь открыть теплицу частному предпринимателю помогли в агентстве развития Норильска. Благодаря этому удалось вернуть часть средств, потраченных на приобретение голландского оборудования. Дело это, конечно, энергозатратное. Даже когда за окном минус 60 и полярная ночь, климат в теплице не меняется. Здесь круглосуточно горят 250 ламп по 600 ватт каждая, плюс электрическое отопление. Но ничего, говорит Александр, выходит на окупаемость.

В планах расширение тепличного хозяйства и освоение новых культур. Сейчас, например, начали выращивать цветы в горшочках. Первые продажи прошли в День всех влюбленных. Предприниматель с удовлетворением отмечает: пользуются спросом его растения. И надеется, что летом цветы из его теплицы украсят улицы Норильска. Очень уж хочется северянам добавить красоты в их недолгое лето.

Для справки

В состав Норильска входят города-районы Кайеркан, Талнах, жилое образование Оганер, поселок Снежногорск. Всего в «Большом Норильске», по данным последней переписи населения, проживают 176 тысяч человек. Это второй по численности населения город Красноярского края.

 

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Без рубрики
16 мая 2022
«Енисей» против ЦСКА и «Торпедо»
В минувшие выходные обе команды ФК «Енисей» – мужская и женская – дома принимали московские клубы, причем одних из лидеров
Если в дверь постучал «водитель прокурора»
Около 534 миллионов рублей отдали мошенникам жители края только за четыре месяца этого года. По данным telegram-канала прокуратуры края, 2,6
Отвечая вызовам времени
О том, как и где сегодня в крае готовят квалифицированных специалистов, корреспондент НКК побеседовал с Еленой ШЕВЧУК, заместителем директора краевого Центра развития