Здесь моя родина

Здесь моя родина

В краеведческих исследованиях, посвященных первым казакам-переселенцам на берегах Ангары, говорится, что наибольшая заслуга освоения Кежемского района принадлежит девяти родам: Брюхановым, Рукосуевым, Безруких, Логиновым, Кулаковым, Колпаковым, Поповым, Карнауховым и Привалихиным.

Старожильческие села и деревни, не попавшие в зону затопления Богучанской ГЭС, в районе можно пересчитать на пальцах одной руки. В их числе село Заледеево, что стоит ниже плотины в устье реки Чадобец, впадающей в Ангару. Ему больше 300 лет.

Крепкий и просторный дом Ивана Брюханова расположился на самом берегу – от калитки до его лодок три-четыре десятка шагов. Живет здесь Иван со своей женой Анастасией и двумя сыновьями – Данилу лет 15, Гордею нет еще двух. Помогает Иван и трем сыновьям от первого брака: «никого не бросил».

Уазик во дворе, трактор. У ворот – хороший японский автомобиль. Большой огород с картошкой. Несколько лаек на привязи – поскуливают и виляют хвостами, приветствуя незнакомца.

Биография у Ивана простая. Родился в этом селе в 1970 году, окончил местную школу, потом физкультурный техникум, отсюда ушел в армию, в ВДВ. После службы вернулся на родину, построил этот дом. Они с женой педагоги. Анастасия преподает музыку в школе, играет на фортепьяно и народных инструментах, ведет фольклорный кружок, хорошо поет. Иван 25 лет отработал физруком, вышел на пенсию по педагогическому стажу.

Сейчас живет хозяйством, рекой и тайгой. Здесь ему каждая кочка знакома и каждый плес. Держит лошадей.

– Если сохатого на зиму не добуду, то коня – по-любому, – смеется он. – Занимаюсь тем, чем занимались мои деды. Все мы местные – здесь нас и раскулачивали, и на войну отсюда отправляли. Отец мой был беспартийным председателем сельсовета. Тоже рыбачил, охотился. Меня брал в тайгу совсем еще маленьким, я даже ружье носить не мог – наблюдал, как он уток добывает.

Иван вспоминает, как жили в этих местах «при социализме» и еще раньше:

– Предки мои с заимки, что километрах в 40 вверх по Чадобцу. Дед возил оттуда в Канск зерно и пушнину. Представляешь, отсюда – зерно! А сейчас, наоборот, все продовольствие в район завозим. Раньше тут совхоз был мощный. Арбузы даже выращивали. Тысячу коров держали, два свинарника были, сотни гектаров пашни. Сейчас там сосны растут.

Иван рассказывает про охоту и рыбалку, про то, как добывает сохатых и медведей: дело хитрое, тайгу хорошо знать надо. Показывает рога доисторического бизона, которые недавно поднял со дна реки.

Прошу прокатить меня по Ангаре. Садимся в лодку, плывем осматривать окрестности. Красота неописуемая. Воздух пронзительный, небо огромно, ветер свеж. Река божественна, несмотря на все эксперименты над ней. Избы соседней старинной деревни Чадобец сбегают к воде, как будто бы лошади – на водопой. Останавливаемся и мы у Попова камня. Здесь целебный источник. Но пить воду нельзя – только горло полоскать и умываться. Соленая, как морская.

Кстати, из Ангары воду тоже не попьешь. Я попробовал было зачерпнуть из-за борта, но Иван меня одернул:

– Не вздумай! Это раньше можно было, до ГЭС. А сейчас – нет.

Но я все же попробовал тайком. Вода ангарская отдает болотом.

Рыбалка в тот день не удалась, не повезло. Пара окуней здесь за рыбу не считается.

Рыбу мы едим дома. И за чашкой чая, под клюкву и грибочки, разговор заходит на житейские темы. О том, что жить сейчас нелегко – чтобы держаться на плаву, чтобы дать детям образование, работать приходится все больше и больше. О ценах на бензин и налогах, дорогах и штрафах, кредитах и пенсиях. О том, о чем говорят простые люди по всей Руси.

– Я не понимаю, почему я теперь должен платить за все, что моим предкам доставалось бесплатно? Попробуй выйти на реку с сетью – ты браконьер, оштрафуют. Лицензию на сеть требуют. А где ее взять? Не дают! Рыбопромысловых участков, говорят, нет. Это у нас на Ангаре, где мы испокон века рыбачили! Конечно, сетями, а чем еще? Нет, хотят, чтоб мы ловили на удочку с одним крючком, и желательно без наживки, – горько шутит Иван. – За охотничьи участки, которые мне выделяют в тайге, – плати. А там лесники лес валят. Транспортный налог – плати. А дорога-то где? В Красноярск и обратно съездишь – вся машина камнями разбита, ставь на ремонт. Лицензия на сохатого стоит как кольцо с бриллиантом…

Поругав по русской традиции власть, сходимся в одном: а кому сейчас легко? Но если не лениться, если есть голова на плечах – жить можно.

– Наверное, хорошо там, где нас нет. Но наша родина – здесь. И отсюда я – никуда, – говорит ангарский охотник и рыбак Иван Брюханов.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

29 мая 2022
Не навреди и спаси
Основы помощи при травмах изучают в старших классах школы, повторяют на водительских курсах, в армии, в различных ведомствах или на
Пополнение в Бессмертном полку
В редакцию пришло письмо из деревни Ручей Осиповичского района Могилевской области Республики Беларусь от участников поискового отряда Лапичской средней школы.
28 мая 2022
«Ваш счетчик не соответствует нормативам…»
Всевозможные аферисты не останавливаются в своих попытках заработать на доверчивых гражданах. Нередко пользуются проверенными способами обмана, например, рассылая якобы официальные документы от