Земля казацкая

Земля казацкая
Фото: Олега Кузьмина

Гордеевы, Гагаркины, Ошкуковы, Терских, Спиридоновы, Любимовы… Далеких потомков основателей Идринского района здесь можно встретить и сегодня. Народ трудолюбивый, отважный, гостеприимный, не чуждый прекрасному (Идринское поставили в удивительно красивом месте) – все эти черты характера можно смело отнести и к нынешнему поколению идринцев.

Путь на восток

Первые документально подтвержденные сведения об Идринском содержатся в исповедной росписи прихожан Воскресенской церкви Абаканского ведом­ства за 1779 год. Однако из сохранившихся свидетельств старожилов следует, что казаки основали село еще раньше – в 1736-м. Причем встречаются пять его названий: Идринская, Идренская, Идрниская, Идра, Идринское.

Заметное влияние на освоение Приенисейского края и, в частности, его южных территорий оказали реформы Михаила Сперанского. Еще до отмены крепостного права крестьянам разрешили переселяться на вольные сибирские земли с отсрочкой на­логов и выдачей подъемных на обустрой­ство.

В конце XVIII века населе­ние нынешнего Идринского района начало заметно расти за счет переселенцев из западных губерний России. В окрестностях Идринского начинают возникать новые поселения: Боль­шой Хабык, Малый Хабык, Большой Телек, Старые Кныши, Васильевка. После крестьянской войны под предво­дительством Емельяна Пугачева сюда ссылаются казаки и ураль­ские мастеровые Жарковы, Михайловы, Симагины и другие, что еще больше увеличило приток русского населения.

Уже с 80-х годов XVIII века идринцы, помимо земледе­лия, скотоводства и промыслов, начали активно заниматься «ямщицкой гоньбой», уделяя немалое внимание перевозке производимых на территории грузов. В первую очередь – про­довольствия и изделий мануфактуры.

Центр волости

Новой вехой в истории развития территории стало об­разование Енисейской губернии. В 1823 году Идринское становится центром волости, вошедшей в Ми­нусинский округ. В волостное правление входили волостной голова, вы­борные староста и писарь.

В 1889 году в Идринском открыли двухклассное приходское сельское училище при церкви с пятью препода­вателями и 200 учащимися. В 1897 году петербургская газета «Сибирь» в одной из заметок отметила хорошую работу народной библиотеки в селе. За тот год ее посетили 107 чело­век, которым были выданы одна тысяча газет, книг и журналов.

Также имелись участковая лечебница с участковым доктором, кредитное товарищество, хлебный магазин, казенная винная лавка. А в 1911 году начала работать волостная больница.

К тому времени к Идринской волости относилось 12 сел, в которых проживал 8 761 чело­век. Средние и мелкие крестьяне изготавливали сельскохозяйственный инвентарь, мебель, деревянную и гли­няную посуду. Массовым стало производство домашних сукон и холста, из которого шили одежду, делали кули и портянки. Из шерсти – гру­бошерстное сукно, кушаки, варежки, валенки, войлоки. Выде­лывали кожи и кожаные изделия: обувь, конскую упряжь.

Начало XX века ознаменовалось развитием производств масла, сыра, дегтя и кирпича. В Большом Хабыке построили масло­дельный и сыроваренный заводы, в селах Екатерининское, Куреж, Адриха, Большой Хабык – маслобойные, в Новотроицке – дегтярный завод, в Кнышах – кирпичный, в Лутаге – турбинную мельницу, в Куреже – конную маслобойку. Практиче­ски в каждом селе и деревне были свои кузнецы, сапожники, овчинники, портные, плотники, столяры, пимокатчики, бон­дари, жестянщики и другие мастеровые. Постепенно среди ремесленников начала выделяться не­большая группа людей, использующих наемный труд. Обыч­но это были небольшие мастерские, где работало от двух до шести человек, включая хозяина.

Добротная целинная почва давала щедрые урожаи пшеницы, озимой ржи и овса, а пойменные земли – избыток корма для скота. Большим подспорьем являлись богатая охота и рыбная ловля.

В начале XX века на одно кре­стьянское хозяйство в среднем приходилось по четыре ло­шади, три коровы, семь овец, четыре свиньи, 8–10 десятин пашни. На всей протяженности реки Сыды действовало 26 мельниц и 23 пруда, где разводили рыбу.

В развитии земледелия Идринской волости свою роль сыграл Минусинский краеведческий музей, кото­рый распространил среди крестьян-земледельцев около 20 сортов семян пшеницы, ржи, овса, льна, свеклы, табака, овощей и арбузов. Свой вклад в развитие сельского хозяйства Идринской волости внесли и политические ссыльные, быв­шие в основном людьми образованными.

К 1917 году в волости имелось уже 11 тысяч голов круп­ного рогатого скота, около 9 тысяч лошадей, 26 мельниц, пять маслобоек, почти два десятка мелких мастерских (кожевенных, жестяных и других), 11 школ первой ступени.

В вихре перемен

Бурные события 1917–1920 годов не самым лучшим образом сказались на жизни местного населения. За время Гражданской войны по­севные площади под яровые культуры сократились с 14 670 десятин до 9 648, под озимые – с 567 до 300. Наполовину стало меньше крупного рогатого скота, лошадей, свиней и овец.

Началось внедрение новых форм управления и хозяйствования – в 1921 году на реке Кныш организовались коммуны «Красный меч» и «Луч восходящего солнца», в Идринском создали ветеринарный пункт. Были образованы Большеидринский, Большехабыкский, Большекнышинский, Большесалбинский, Большетелекский, Екатерининский, Идринский, Курежский, Новоберезовский сельские советы.

Идринский районный краеведческий музей им. Н. Ф. Летягина

На основании постановлений ВЦИК, Сибирского революционного комитета, исполкома Енисейского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов в 1924 году волостное деление Енисейской губернии было упразднено и образованы районы – в том числе и Идринский. Село Идринское стало районным центром. В селе насчитывалось 639 крестьянских хозяйств – в подавляющем большинстве середняки.

Всего же в районе насчитывалось 34 сельсовета, 115 сел и деревень, хозяйств – 7 817, а население составляло 40 449 человек (мужчин – 19 802, женщин – 20 647). Открывались новые школы – к 1924 году в районе их было 24.

История одного села

Сотрудники Идринского районного краеведческого музея имени Н. Ф. Литягина хранят историю буквально всех сел и деревень района. Мы выбрали одну, в которой позже и побывали. В ней, как в вековой реке времени, отразились судьбы многих поколений идринцев времен Енисейской губернии.

Село Новоберезовка возникло в 1887 году на реке Большая Ерба. Первыми поселенцами стали выходцы из села Березовки Нижегород­ской губернии – Матвей Зыков и Гаврины. Затем сюда стали заселяться выходцы из Тамбовской и Полтавской губерний. Постепенно образовался заселок Новая Березовка, входив­ший в состав Идринской волости. В 1893 году здесь насчи­тывалось 104 двора и 505 жителей.

Первого января 1890 года состоялось открытие школы. Крестьяне села сами собрали на ее постройку 400 ру­блей. Первой учительницей была Екатерина Корниловна Ве­недиктова, помогала ей Елизавета Стефановна Спиридо­нова. В первом году в школе обучалось 40 человек.

В 1911 году в селе насчитывалось 116 дворов на 987 че­ловек (498 мужчин, 489 женщин), действовала винная лавка, хлебозапасный магазин.

В Русско-японскую войну на фронт отправились 12 се­лян.

В 1914 году в селе была организована церковно­приходская школа, которая находилась в частном двухэтажном доме.

Когда вспыхнула Первая мировая война, новоберезовцы снова были отправлены на фронт. За проявленное мужество и отвагу многие из них были награждены: Герасим Склиз­ков и Алексей Инжутов – Георгиевским крестом IV степе­ни и медалью «За храбрость», а Федор Ботвенкин стал пол­ным Георгиевским кавалером.

После подписания Брестского мира солдаты стали воз­вращаться к истосковавшейся по мужским рукам земле. На их родных местах энергично проводился земельный пере­дел, в итоге не имевшие до этого своих земельных участков их получили. Первым председателем сельского совета стал Иван Егорович Водянов.

После Октябрьской революции открылась единственная в районе трудовая школа. При ней работала столярная мастерская, в которой детям прививались трудо­вые навыки. Был выделен и земельный участок для выращивания овощей для школьной столовой. Первым учителем этой школы был Василий Дмитриевич Васильев.

Колокольный звон

В 1914 году в Идринском была воздвигнута Георгиевская православная христианская церковь, построенная на деньги членов право­славной христианской общины. Приход состоял из жителей села Идринского и деревень Большая Идра, Большого и Ма­лого Телека. Богослужение проходило во все воскресные и праздничные дни. Церковное строение было каменное, с ко­локольней из шести колоколов. Самый большой колокол ве­сил 58 пудов 32 фунта (около тонны) и стоил 914 рублей. Звон колоколов был слышен в окрестных селах. На крыше храма – 12 позолоченных крестов. Иконостас состоял из трех ярусов с 24 иконами. При церкви была библиотека.

В советское время церковь закрыли, в ней располагал­ся склад. В начале 60-х годов XX века храм разрушили.

А вот в Новоберезовке церковь сохранилась, сейчас она является памятником регионального значения. Ее построили в 1897 году на средства прихожан. Еще 6 тысяч рублей выделили власти.

Новоберезовский Михаило-Архангельский храм возводили под руководством Логина Иосифовича Горбачева из дерева – и без единого гвоздя. Каждый сельский двор готовил для храма строевой лес. Фундамент замешивали на сырых яйцах. Их собирали со всей волости – понадобилось 300 тысяч яиц! При церкви открылась одноклассная церковноприходская школа, в которой обучалось 50 человек.

Прораб и архитектор Логин Иосифович Горбачев — основатель Михаило-Архангельского храма

Предание говорит, что при выборе места строительства храма было явлено чудо. На том месте, где сейчас стоит церковь, пастухи несколько раз слышали ангельское пение.

Во время революции и последовавших за ней гонений на Церковь многие храмы района были разрушены или осквернены. Когда пришла очередь Михаило-Архангельского храма, все жители села встали на его защиту. В тот день, когда богоборцы попытались осквернить храм, люди окружили его плотным кольцом, многие из них были избиты, но церковь отстояли.

И все же в начале 30-х годов храм закрыли, его превратили в зернохранилище. Церковную утварь раздали прихожанам на сохранение, и когда в 1946 году было принято решение об открытии храма, ее вернули в целости и сохранности.

– У нас здесь хорошо. Дышится легко, такая благодать… Некоторые даже издалека приезжают, – говорит смотрительница храма Ирина Инжутова. – Женщины, которые не могут иметь деток, молятся здесь. И бывали случаи, когда их просьбы были услышаны, в семьях рождались детки.

Сибирский стандарт

В Идринском краеведческом музее бережно воссоздан интерьер русской избы. Такие стояли в Идринской волости конца XIX – начала XX века. Тогда в Сибири строили дома-пятистенки. Небольшие двери, высокие пороги, маленькие окна. Это был обязательный стандарт.

Планировка избы-пятистенка традиционная: в одном из углов, но не впритык к стене (чтобы осталось небольшое пространство – закуток) располагалась печь. По диагонали от нее находился красный угол: здесь на стене вешали образа, ставили обеденный стол.

Место у входа считалось мужским: здесь хозяин мастерил зимой, хранил свои инструменты. Угол возле печи отделялся занавеской и считался женским: там женщины готовили, хранили припасы, держали посуду и прятались от чужих глаз, когда к мужу приходили мужчины.

Для хранения инструментов, посуды и прочей утвари обустраивались специальные полки – они крепились вдоль стен на уровне человеческого роста. Внизу располагали лавки. На них не только сидели, но и спали, днем играли дети, по праздникам усаживались гости за столом.

Для инструментов у хозяина всегда было особое место: у входа в избу

Другое помещение служило сенями и было жилым только летом. Если к дому пристраивали сени, то вторую комнату тоже обустраивали под жилье. В таком случае второе помещение не соединяли с первым, а делали в него вход из сеней: это был дом для женатого сына, который жил с родителями.

Поначалу полы в избах были земляными. Но со временем им стали уделять больше внимания и делали из дерева. Для этого изготавливался и укладывался дубовый кирпич.

Потолки состояли из балок. Позже их начали подшивать тесом, заранее его подкрасив.

Не просто игра

В XIX веке особое значение в домах крестьян Енисейской губернии имела кукла. Причем не игровая (таких было как раз мало), а обереговая.

– Вот эту обереговую куклу делали на покос, – рассказывает экскурсовод Идринского музея Валентина Зайцева. – Когда заканчивали первый зарод, ее клали внутрь стога для того, чтобы она сохранила весь укос, который будет в семье.

А это – баба-яга, но не злая, как в сказках, а ведунья, знахарка, которая лечила людей и своей метлой выметала все нехорошее. Но с нечистой силой баба-яга все-таки водилась, потому и волосы у нее распущены (для порядочной женщины тех времен подобное считалось недопустимым).

Есть куклы, которые мастерили на Покров. Уборочная страда закончилась. И девушки могли себя показать парням – делали на посиделки куклы-славутницы. Своего рода свидетельство, какая девушка мастерица, хозяйка и рукодельница. Родители на материалы и украшения для куклы тратили большие деньги – как-никак, решались судьбы их дочерей.

Читать все новости

Видео

Фоторепортажи

Также по теме

7 февраля 2023
«Честное слово» Сергея Назарова: дерзкая и неожиданная выставка
В Красноярском Доме художника на проспекте Мира, 56, открылась персональная выставка живописи Сергея Назарова «Честное слово», посвященная 35-летию автора. Очень
6 февраля 2023
Лечение на уровне микромира
Сегодняшний Красноярск – это не только центр богатейшего в смысле природных ресурсов региона. Это еще и научный центр, где ведутся
5 февраля 2023
У российской истории сибирское лицо
Одно из главных, прорывных событий во всей истории Енисейской губернии, не меньшее енисейского золота и Транссиба, – Суриков. Через него