Марина Гречакова в красноярском пансионате «Солнечный» – человек известный. Она заведует спортивными секциями, выращивает цветы, придумывает новые проекты, шефствует над ребятишками из детского дома. А недавно загорелась идеей организовать кукольный театр для людей с ограниченными возможностями.

Авария отняла ноги

Марина Михайловна встречает нас чаем со сладким пирогом. Хвалится – сама пекла. Увидев мое удивление, поясняет:

– А я еще и не такое могу. Например, лежа драники стряпать.

В пансионате «Солнечный» у Марины Михайловны собственная комната. Только гости на порог – она угощение готовит как радушная хозяйка.

Сейчас женщина все самостоятельно делает: и стирает, и постель перестилает, и в комнате убирает. Научилась. А когда-то даже подняться с кровати сама не могла. 30 лет назад молодой девчонкой в родной деревне попала в аварию, сломала позвоночник. С тех пор, говорит, полтела не чувствует:
– В 1989 году я разбилась на мотоцикле. Попросила покататься, не справилась с управлением и улетела в кювет. Получила тяжелый перелом позвоночника. Врачи сказали маме: «Хорошо, если пять лет проживет. И то мучиться будет». Мне было 23 года.
Марина из деревни Александровка Ирбейского района. В школе активно спортом занималась – в баскетбол играла, в соревнованиях участвовала. Аттестат получила и пошла на ферму работать – сначала приемщицей молока, затем в доярки перевелась. Друзей было – полдеревни.

Восемь месяцев в районной больнице отлежала, затем ее в Красноярск в краевую клиническую отправили на вертолете. Женщина вспоминает: ухаживать за собой тогда не умела, пролежней приобрела – до самых пяток. Операцию ей сделали – сломанный позвонок удалили – и отправили домой. А в деревне не то что из комнаты не выйти – с кровати не встать!
– Первое время очень тяжело было, – признается Марина. – Ни психологов, ни реабилитации. До всего сами доходили. Простые деревенские пацаны сделали мне раму, за которую я могла ухватиться руками. Так я стала подниматься. Но с кровати не вставала. Мне не хотелось выезжать на улицу, показывать свое уродство. На инвалидов тогда смотрели косо.

Почувствовала себя человеком

В семье, кроме Марины, еще пять сестер, все старшие. У каждой своя семья, заботы. Девушку мать выхаживала.
– Все стараются что-то за нас сделать, а это не нужно, – уверяет Гречакова. – Человек с ограниченными возможностями должен сам адаптироваться в этом мире. Я, как только научилась ухаживать за собой, почувствовала себя человеком.
Марина или вязала что-то, или чинила. Мама нашла для дочери коляску. Та научилась управлять ею. Но все путешествия заканчивались в огороде. В деревне тогда на улицу было выехать невозможно – асфальта нет, кругом неприступные для колясочника пороги и буераки.

Так прошло пять лет. Мама на нервной почве заболела, и Марина решила избавить семью от забот о себе: написала заявление в социальную службу, и ее поместили в Канский дом инвалидов и престарелых.
– Все были против, – вспоминает женщина. – Но я понимала: когда в доме инвалид, все крутится вокруг него. Для окружающих жизнь заканчивается. А я не хотела быть обузой.
В Канске Марине Михайловне понравилось. Она вязала. Появились даже заказчики – покупали у нее носочки и варежки. От пенсии оставалось 12 рублей, а тогда только пачка чаю стоила три рубля, нужно было подрабатывать.
– В интернате я почувствовала самостоятельность, – говорит Марина. – Там мужчина жил с такой же травмой, как у меня, помогал. На кровати оборудовал щит, чтобы спать на жестком. Сделал палочку-выручалочку с крючком на конце. Ею можно и свет выключить, и задвижку на двери закрыть, не вставая с кровати, а при необходимости контейнер из холодильника достать.
Такие мелочи, но это не только удобно человеку с ограниченными возможностями, это дает ему уверенность в себе.

В Канске Марина прожила 18 лет. А затем дом инвалидов перепрофилировали в неврологический, а всех «непрофильных» переселили в другие учреждения. Так Гречакова в 2012 году оказалась в «Солнечном».

Жизнь только начинается


– Теперь я знаю: после 50 лет жизнь только начинается! – говорит Марина.

В этом возрасте она впервые стала выезжать «в свет». Побывала на Столбах, в «Роевом ручье» и на конном дворе. Приняла участие в колясочном забеге на острове Татышев, в соревнованиях по фигурному вождению колясок. Сходила на концерт в филармонию, в театр оперы и балета имени Хворостовского. Давали тогда «Снегурочку», и Марина впервые увидела балет. Восторгу не было предела: такая красота – глаз не оторвать!

Возможно, именно после этих театральных походов и появилось желание у Марины Михайловны создать свой театр – пусть небольшой, кукольный, но настоящий.
– Мы больше года обдумывали этот проект. Сейчас уже есть ширма и несколько кукол. Изготовили их своими руками из игрушек. А одну настоящую куклу – тростевую – нам подарил Красноярский кукольный театр, – рассказывает женщина. – Несколько жителей пансионата изъявили желание шить костюмы для персонажей наших постановок.
Кукловождению учились по мастер-классам в интернете. И так хорошо освоили технологию, что пришедшая на «сдачу спектакля» кукловод Красноярского театра кукол Галина Качаева поставила колясочникам твердую четверку.

Первые спектакли кукольного театра пансионата «Солнечный» прошли в стенах детского дома «Журавушка». На Рождество взрослые приготовили для ребятишек настоящий праздничный концерт, а также подарили им небольшие презенты – игрушки, карандаши, фломастеры.

Ребятишек с особенностями развития из этого детского дома можно назвать «подшефными» Марины Гречаковой. Она не только представление для них готовит, но и носочки-варежки вяжет. Заботится, чтобы тепло им было зимой.

Надо научиться радоваться

Пока мы пьем чай в комнате Марины Михайловны, к ней то и дело забегают сотрудники пансионата – за стрелами для дартса или за другим инвентарем.
– К соревнованиям готовятся, – удовлетворенно замечает активистка. – Волнуются. В прошлый раз сотрудники проиграли жителям пансионата.
Марина здесь признанный тренер по игре в дартс и в лото, потому инвентарь у нее хранится. Отвечает она за цветы в холле («Сама вырастила», – хвалится женщина). А еще в группе «Ассорти» поет, бисером вышивает.
– Ношусь как угорелая, – улыбается. – В пять часов встаю, и целый день ни минуты свободной нет.
А этим летом отправилась она к родственникам в родную деревню. На коляске всю округу объездила. В клуб заглянула, на рыбалку с ребятишками сходила. Сейчас, говорит, среда стала доступной для колясочников даже на селе. Дороги заасфальтировали, пороги убрали. Следующим летом опять собирается.
– В жизни все происходит для чего-то. Я поняла: та авария случилась для того, чтобы я научилась радоваться жизни, – говорит Марина. – В молодости все было по-другому, это уже параллельный мир. Другие мысли и другие мечты. Сейчас у меня цель – сделать хороший театр, который будет дарить радость людям. И поездить с ним по детским учреждениям и по домам престарелых Красноярска.
Фото автора

№ 9 / 1089

Ссылки по теме:

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения