Жизнь – полет

Жизнь – полет
Фото из архивов КУГА

9 февраля в России отмечался День работника гражданской авиации, учрежденный указом президента РФ в 2013 году.

Красноярский край имеет богатейшие авиационные традиции и героическую историю – они были заложены еще в 20-х годах прошлого века. Освоение Севера, гигантские стройки социализма, Великая Отечественная – во всех этих событиях авиаторы принимали непосредственное участие.

Сейчас из нашего края пассажирские и грузовые суда российских и зарубежных компаний летают в самые удаленные уголки Земли. Авиация надежно связывает сибирскую глубинку со всей Россией.

Сегодня мы расскажем об одном из тех людей, которые составляют славу и гордость гражданского флота Красноярского края.

Заслуженный летчик гражданской авиации Константин Тимирович Гурецкий – последний из могикан. Пилот старой закалки. Они умели летать «на руках» и садиться на любые полосы. Из любых переделок он всегда выходил с честью, сохранив пассажиров, машину и груз. Летной профессии отдал 43 года, в воздухе провел 18 500 часов, потом полтора десятка лет был пилотом-инструктором, руководителем тренажерного центра, готовил молодых летчиков.

«Хочу быть летчиком!»

Сегодня ему 80, он бодр, подтянут, в ясном уме и твердой памяти. Это один из тех пилотов, которые помнят авиацию Красноярского края в период ее расцвета, наивысшего подъема.

Биография его характерна для людей советской эпохи, которые, имея пролетарское происхождение, покоряли любые вершины и жили по принципу «не спрашивай, что дала тебе Родина, спроси себя: что ей дал ты?».

Родился Константин Тимирович в Ачинске в 1940 году. Отца своего не помнит, мать, рассказывает он, мыла полы в местном торговом техникуме. В семье их было три брата, он младший. Жили бедно.

– Портфель с братом был у нас один на двоих, – вспоминает летчик. – Я в первую смену бегал в школу, он – во вторую.

В Ачинске пошел в первый класс.

Неизгладимое впечатление на мальчишку произвел маленький самолетик По-2, который сел однажды на берегу Чулыма. Из него спрыгнул на землю летчик – красивый, в крагах, с планшетом. И он разрешил посидеть в кабине. Впечатления были незабываемые!

В Ачинске бегал в воинскую часть, там солдаты подкармливали мальчишку остатками каши и борща из армейского котла.

В 1949 году семья переехала в Красноярск.

– Дали нам комнатку на улице Калинина, мама устроилась на завод комбайнов. Недалеко от дома был конный двор, и мы, пацаны, «угоняли» там большие сани, садились в них человек по 10 и катались с горы, – рассказывает Гурецкий.

Отучился в красноярской школе № 57. В 1959 году получил повестку в армию, сдал документы в военкомат. Там сказали, что пойдет служить в десант. Но мечта стать летчиком его не оставляла.

Увидел где-то объявление о наборе в летное училище.

– Тогда в управлении авиации начальником отдела кадров был Дубынин Николай Васильевич, бывший летчик, фронтовик, – вспоминает Константин Тимирович. – Прихожу к нему, объясняю, что хотел бы стать пилотом… А мне в понедельник уже на призывной пункт. Кадровик тут же нашел приказ: кто проходит комиссию в гражданскую авиацию, тот в армию не идет. Позвонил в военкомат, документы мне вернули.

Так он попал в Бугурусланское летное училище гражданской авиации.

Учился летать и одновременно занимался спортом, с которым всю жизнь не расставался: велосипед (КМС), лыжи, хоккей.

Из училища курсантов выпустили вторыми пилотами Ан-2.

После учебы вернулся на родину, в Красноярск, стал летать на «аннушке» сначала в правом кресле. До сих пор с благодарностью вспоминает первого своего командира, им был опытный пилот Иван Егорович Храмшин.

– Летали не только с аэродрома Северный, но и с протоки Енисея, зимой, на лыжах. В Новоселово, Даурское, Балахту. Тогда малая авиация была как такси, в каждой деревне грунтовая полоса.

Через три года его назначили командиром на Ан-2 и отправили на аэрофотосъемку, искать полезные ископаемые. Летали над местом строительства Саяно-Шушенской ГЭС. Однажды над горами двигатель отказал. Удалось запустить.

Рейс утренний, почтовый

Аэропорт Емельяново, обслуживание Ту-154б

Он поднимался по авиационной карьерной лестнице хоть и достаточно быстро для тех лет (способный был летчик, и начальство это замечало), но ни одной ее ступеньки не пропустил: Ан-2, Ли-2, Ил-18, Ту-154. На каждом типе, как положено, сначала вторым пилотом, потом командиром.

– Это сейчас, – говорит Гурецкий, – молодой летчик через пару лет после училища, не успев еще опериться, становится командиром «Боинга». А нас готовили долго, основательно. Поэтому и катастроф было меньше, чем сейчас, – современные пилоты часто недоученные, некоторые на второй круг не могут уйти, теряются… Помню, когда пересел с Ан-2 на Ли-2, тот показался мне лайнером: два двигателя, взлетный вес 11 тонн.

На этом самолетике-трудяге он избороздил все красноярские севера. Енисейск, Подкаменная Тунгуска, Туруханск, Снежногорск, Дудинка, Игарка, Норильск, Байкит, Тура, Чиринда, Ессей… Забрасывал продукты для охотников. Садился на замерзшее озеро. Доставлял оборудование на строительство Усть-Хантайской ГЭС.

– На Ли-2 вставали рано, в 6 утра уже летишь на север почтовым рейсом, в Игарку.

В 32 года стал командиром Ил-18. Это уже был настоящий лайнер. Начались рейсы по всей стране.

Но самая большая его авиационная любовь – самолет Ту-154:

– Когда пересел на реактивную «тушку» с турбовинтового Ил-18, разница была колоссальной! Диапазон скоростей большой, тяга, мощь… На взлете 15–20 метров вертикальная скорость. На посадку заходит – 250–260 км/ч, а на эшелоне у него крейсерская – до 1 100 км/ч. На снижении скорость 570, вся механизация у тебя в руках. Самолет очень сложный. И в устройстве, и в пилотировании. Но вполне надежный. Когда-то из Красноярска до Москвы на двух двигателях долетел, был уверен в машине.

12 лет Константин Тимирович отлетал на Ту-154. В 80-х годах сделал на нем первые рейсы за границу, в Монголию. Там был горный аэродром. Непривычно, раньше не приходилось летать с таких высоких аэродромов. Но ничего, освоил. Садился с первого раза в Южно-Сахалинске, а там аэродром сложнейший, обычно на него первый раз заходили с сопровождающим. А он – сам.

При Ельцине летал из Ленинграда в Германию, Венгрию, Чехословакию. Вывозил оттуда наши войска, солдат. Это были горькие полеты. Считает, что руководство страны тогда предало армию.

Спрашиваю ветерана, что представляла собой авиационная отрасль края в 60–70-е годы прошлого века.

– Мощная была авиация, летали везде, – говорит летчик. – Помню, в 68-м году одних только Ил-14 было у нас 14 штук. Взлетали каждые 35–40 секунд. Потом стали получать Ил-18, четырехмоторные, их у нас сначала было 17. Только на Москву делали 5–6 рейсов в день.

Потом стали приходить Ту-154, после них – Ил-62, это самый надежный самолет. Затем Ил-86, шикарный был аэробус. К началу 70-х годов в парке красноярского «Аэрофлота» было 70 самолетов.

На вопрос, какие качества противопоказаны пилоту, Константин Тимирович отвечает не задумываясь: нерешительность и трусость. Если ты долго не можешь принять решение и боишься взять на себя ответственность, в кабине самолета тебе делать нечего.

Он брать на себя ответственность никогда не боялся. В Чимкенте в 79-м это подтвердилось.

Фото автора и из архивов КУГА

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Уроки Года науки
О том, каким был Год науки и технологий для красноярских ученых, над чем они сегодня работают и что их волнует,
18 января 2022
Пекин-2022: их уже одиннадцать
Еще 9 красноярцев из разряда кандидатов официально перешли в члены сборной ОКР, кто поедет на Олимпиаду-2022. Самое многочисленное пополнение пришло после
18 января 2022
Свидетель последнего открытия
Завершились поиски легендарного ледокола «Вайгач», затонувшего в Енисейском заливе в 1918 году. История поисков насчитывает без малого 40 лет. Еще