Меню Поиск
USD: 66.7 +0.17
EUR: 73.97+0.02
№ 5 / 1085

«Зверей не запрешь на ключ, как товар в магазине»

О жизни самого известного в Сибири зоопарка

Зоопарк «Роев ручей» – место, без которого уже сложно представить себе Красноярск. Его по-настоящему любят: ежегодно сюда приходят 700 тысяч человек. Несколько лет назад мы все вместе переживали за судьбу жирафов, в прошлом году следили за операцией спасения медвежонка с Диксона. И «Роев ручей» отвечает взаимностью: здесь проходят праздники, появляются новые локации, а недавно в вольерах самых интересных животных появились камеры – и наблюдать за ними можно буквально с расстояния вытянутой руки. Но основная работа зоопарка не всегда видна простым посетителям.

Спасение Урсулы


В кабинете на столе Андрея Горбаня, директора зоопарка, маленькая статуэтка белого медведя. С этими животными сейчас связаны главные планы «Роева ручья»: уже начато строительство нового вольера для них, а осенью прошлого года весь край с замиранием сердца следил за тем, как с Диксона вывозили белого медвежонка. Только с первого взгляда может показаться, что зоопарк в это время занимался чем-то не тем: на самом деле сохранение биоразнообразия – самая главная задача, которая стоит перед этой организацией.


– Всемирный фонд дикой природы уже который год сообщает, что количество животных уменьшается, по последним данным, за 40 лет – в два раза. И это не результат деятельности охотников. Это следствие искоренения лесов, осушения водоемов, окультуривания почв, урбанизации…
Железной поступью идем – где встанем, ничего живого не остается, – эмоционально говорит Андрей Вениаминович. – Уже и популяция белых медведей в России под угрозой. Когда мы читаем в новостях, что кромка льдов на севере отдаляется от суши, что скоро появится круглогодичный Северный морской путь, мы должны понимать, что белые медведи фактически выдавлены на землю.

За этими ничего не значащими для обывателя словами – большая медвежья беда. Появляется широкая полоса воды, которую не каждый медведь может переплыть, чтобы пробраться к местам, где зимует нерпа. Многие даже взрослые животные гибнут, а детеныши выходят к человеку. Ежегодно погибают 10–15 медвежат, которых неблагоприятные условия выдавливают к людям. Они находят помойки, приживаются и начинают расти – и не могут вернуться в дикую природу. А уже трехлетний белый медведь – прямая угроза для человека, потому что он будет охранять свою помойку. И люди вынуждены уничтожать таких животных.

Феликс, любимец посетителей, стал первым медвежонком, спасенным из дикой природы
– Популяция под угрозой, а в это время в 16 зоопарках России медвежата – от двух-трех линий крови, все давным-давно между собой родственники, – рассказывает Андрей Горбань. – При нынешних временах человеческого могущества и глупости мы можем махом уничтожить популяцию белых медведей. Должна существовать резервная группировка животных в зоопарках – чистокровных, взятых из дикой природы.
Поэтому в зоопарке так внимательно отнеслись к сообщению о том, что на Диксоне рядом со школой живет медвежонок. Подпускает на расстояние 5–7 метров, дает снимать себя на сотовые телефоны. Ничего особенного, на первый взгляд, в этой новости не было: медведи там живут чуть ли не бок о бок с людьми, даже сейчас сообщают, что периодически в поселок выходит взрослый медведь. Но вывезти оттуда взрослое животное очень сложно, а вот медвежонка – легче. Причем у «Роева ручья» есть такой опыт: одного спасли в 2006 году с острова Врангеля, тот успешно освоился в зоопарке. А четыре года спустя с Таймыра привезли Аврору и Викторию, Аврора тоже осталась в зоопарке. Если бы не «Роев ручей», они были бы обречены на гибель.

«Помогали все!»

Первые вести о медвежонке в Диксоне появились еще в сентябре. Глава администрации обратился в зоопарк, но вывезти животное не так-то просто: белые медведи занесены в Красную книгу, а это означает, что для их «изъятия из дикой природы» нужно оформить множество документов.

– А мы все оформили за неделю, и это не рекорд мира – это рекорд Вселенной, – шутит Андрей Вениаминович, которому для этого рекорда пришлось подключить все возможные связи. – А потом началось самое интересное: мы прилетели, а медвежонка нет. И не было его три дня.


Сотрудники зоопарка – начальник отдела копытных Олег Кокарев и ведущий ветеринарный врач Георгий Белянин, которых отправили в эту командировку, загрустили. А через три дня медвежонок опять вышел к людям. Зоологи из подсобных средств соорудили гигантскую ловушку, похожую на мышеловку, подквасили рыбьи потроха для приманки и сели в засаде. Буквально на вторую ночь медвежонок попался.
– Меня до глубины души поразило, как к нашей спасательной операции отнеслись местные жители, – делится Андрей Горбань. – Когда стало понятно, что нужно делать ловушку, один мужчина принес лист своего железа, которое там на вес золота, было видно, что он его долго хранил. Нам такое количество людей помогали! Без них мы бы ничего не сделали.
Поймать медвежонка – это только начало приключения. Самое сложное – его вывезти на Большую землю. Сначала борт с Диксона отложили на сутки. Потом участникам спасательной операции везло: пересадка в Алыкеле заняла всего пять часов – и буквально сразу после отлета начался шторм, который продлился два дня. Рейс стыковочный, и перемещение клетки с медведем тоже получилось в кратчайший срок. Директор зоопарка, когда рассказывает об этой операции, долго перечисляет коммерческие и государственные структуры, которые помогли – без всякого пафоса – спасти медвежонка.

В зоопарке его ждал месячный карантин и обследование, во время которого зоологи не только определили состояние здоровья найденыша, но и выяснили, что это точно девочка. Имя медведице подбирали уже традиционным конкурсом, и совершенно обоснованно победили школьники Диксона. Они предложили назвать маленькую медведицу Урсулой (на латыни медведь – Ursus).

Теперь в «Роевом ручье» живут три чистокровных медведя, спасенных из дикой природы, для зоопарка это настоящий клад, золотой генетический запас. И именно для них строится роскошный вольер – только бассейнов здесь запланировано 1 800 кв. м.

Эскиз фрагмента вольера белого медведя
– Хочу сказать спасибо горожанам, которые приходят и покупают билеты, – делится директор. – С каждого билета часть денег идет на строительство вольеров. Мы хотим современные красивые вольеры, чтобы у медведей каждый день было большое количество новых маршрутов, декораций, а посетители были бы замаскированы, и животные не знали, что за ними наблюдают. Планируем достроить все в ноябре 2019 года, думаю, вольеры будут самыми современными в России и Восточной Европе.

И сурикат на диване


Сейчас в красноярском зоопарке более восьми тысяч животных около 750 разных видов. Это вполне соотносимо с московским и новосибирским зоопарками. У нас очень ухоженная территория, потому что этим направлением в парке занимается садово-парковый отдел. И очень большой поток посетителей, многие из которых приходят в зоопарк не по одному разу в год.

– На сегодняшний день для нас важно создать надлежащие условия для животных. Для их жизни и размножения, – делится Андрей Вениаминович. – И для посетителей создать правильные условия. По европейским меркам нужно, чтобы раз в год в зоопарке появлялся новый вольерный комплекс, тогда к зоопарку есть интерес, а у него – развитие. У нас пока много клеток, из которых нужно вынимать животных и обеспечивать им надлежащие условия содержания. Этим мы сейчас и занимаемся.

Такая богатая коллекция – заслуга коллектива зоопарка, в котором фактически нет пресловутой «текучки». Костяк – около 200 человек – зоологи, уборщики в вольерах, сварщики, озеленители, водители, которые развозят корма.


– Много людей, выросших в зоопарке, приросших душой к нему. Многие семьи здесь образовались, – говорит Андрей Горбань. – И даже когда человека не стало, его здесь помнят. Недавно ушел мой заместитель по ветчасти Юрий Арсентьевич Махров, человек с очень сложным характером и безграничной любовью к животным. Прошел с нами весь путь с начала, создавал коллекцию. Его нет с нами больше года. Но он здесь, в зоопарке помнят его слова и шутки. Он с нами.


Сейчас в «Роевом ручье» команда специалистов мирового уровня: зоологи, способные пролечить черепаху, прооперировать льва и сделать УЗИ птице. И хорошее медицинское оборудование, которому может позавидовать приличная человеческая клиника.


– Наших высококлассных специалистов приглашают заповедники, – с гордостью рассказывает директор зоопарка. – Где-то помогаем усыпить лосей, чтобы надеть ошейники, в Саяно-Шушенском заповеднике не так давно пытались спасти самку снежного барса, она попала в браконьерскую петлю на кабаргу. Ловушку оборвала, нужно было с нее петлю снять – так как есть не могла. Этот случай, к сожалению, трагический – животное мы так и не нашли, скорее всего, самка погибла.
А бывают и анекдотические случаи: собирали фекалии самки снежного барса, чтобы вскружить голову самцу, который появился на территории заповедника в период гона. Барышни нет, а нужно, чтобы он у нас остался. Собирали фекалии в зоопарке, замораживали, потом размораживали в заповеднике. С одной стороны, смешно, но зато работает.
Люди, работающие в зоопарке, настолько любят животных, что готовы работать иногда и в ущерб семье.


– Ночь – для нас такого понятия не существует. Это работа в круглосуточном режиме – животных нельзя закрыть на замок, как товары в магазине, и уйти домой, – признается Андрей Вениаминович. – Многие мужья наших зоологов уже и не удивляются, когда вместо жены в постели нащупывают то обезьянку, то тигренка, то суриката. В зоопарках животные-родители часто бросают малышей. Зоологи здесь неделями дежурят или домой детенышей берут.


И это не кажется сотрудникам жертвами: когда живешь любимым делом, не замечаешь занятости и усталости. Думаешь только о цели, которая у всех сотрудников более чем благородная.

Наши соседи – белые медведи


Белые медведи – единственные крупные хищники на Земле, которые до сих пор живут на своей исконной территории. В результате неконтролируемого промысла к середине прошлого столетия их численность в ряде районов Арктики резко сократилась. Обеспокоенные судьбой вида арктические страны приняли меры по его защите и восстановлению численности.

Уже в 1956 году СССР был первой страной, запретившей охоту на белого медведя, но только почти через 20 лет, в 1973 году, подобные меры ввела Норвегия. Для сохранения крупнейшего в Арктике «родильного дома» белого медведя на островах Врангеля и Геральд в 1976 году организовали государственный природный заповедник. Белый медведь был занесен в российскую и региональные Красные книги.

В настоящее время важные для белого медведя места обитания входят в состав государственных природных заповедников («Остров Врангеля», «Большой Арктический» и др.), национального парка «Русская Арктика», заказников и резерватов. Но они не охватывают все ключевые районы размножения, охоты и миграций вида. Поэтому стоит задача по защите белых медведей от негативного воздействия деятельности человека, будь то фактор беспокойства или загрязнение моря нефтью и нефтепродуктами.

Фото пресс-службы зоопарка «Роев ручей» и Олега Кузьмина

№ 5 / 1085

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения

Реплики

Эпоха Павла Федирко Андрей Курочкин

Эпоха Павла Федирко

Край простился с легендарным руководителем

Свежий выпуск

Видео