Дал часы — снимай пиджак…

Когда молодого артиста Устинова (он, кстати, родился в Красноярском крае, только где именно нигде не указано, ибо для его биографов весь край одинаков), выпустили из СИЗО под подписку о невыезде, последовала общественная реакция – бурная, но предсказуемая.

Напомню, что против его ареста и тем более приговора – три с половиной года за то, что на митинге оказал активное сопротивление сотрудникам правоохранительных органов и вывихнул руку росгвардейцу – выступило много народа, видного и невидного. В первых рядах, разумеется, богема. Но были так же представители партии власти, священники и учителя.

Но сейчас речь не о том, справедлив приговор или нет – это выясняется совсем по другой методике – а, собственно, о реакции. Одни недовольны тем, что «власть прогнулась» и теперь жди худшего, другие, наоборот, довольны тем, что «общество и власть победили несправедливость в деле Устинова» (воспроизвожу название публикации в лояльнейшем издании «Взгляд»). Первые, на мой взгляд, не правы – персонаж слишком легок, чтобы вообще что-то «прогнуть»; вторые не правы абсолютно – хотя бы, потому что в революции (ее неуклюжие репетиции мы и наблюдаем) никакая справедливость никакого значения не имеет. Задобрить революционера справедливостью — все равно, что волка морковкой. Поэтому их реакция на послабления в отношении кого-либо из их записных страдальцев – Толоконниковой и Алехиной, Сенцова, Серебренникова,  Голунова, теперь вот Устинова, и вообще всех прошлых и будущих – всегда одинакова: «Ура, но чудовище только ослабило хватку, боремся дальше, до полной победы».

Почему никакая политика взаимных уступок, и вообще любой диалог здесь невозможны, объясняет не столько история, сколько книга Варлама Шаламова «Очерки преступного мира» — первая в нашей литературе попытка исследования психологии профессиональных преступников, объединенных в «черный подземный орден».  Если вор, встретив жертву в темном переулке, сообщает, что ему интересны только часы и деньги, и жертва, надеясь, что все этим кончится, отдает, вор потребует снять пиджак, потом штаны и так – до полной наготы. Главная ошибка «мужиков», «волжских грузчиков», т.е. просто людей, всех не входящих в «орден», состоит в вере, что у воров есть кодекс чести, «честное воровское» (именно таким изображала профессиональный криминал романтическая литература), разум, наконец… Кодекс, конечно, есть, но применим он только внутри «ордена», а к миру внешнему блатарь относится только как к источнику добычи, не видит в нем ничего людского и потому может при надобности божиться ему в чем угодно.

Многое из написанного в этой книге стало архаикой, но эта черта психологии «ордена» воспроизводится во многих замкнутых – само собой, в революционерах, реальных и диванных. И в столичной богеме, открыто презирающей «86 процентов», разумеется, государство, но считающей то и другое источником добычи.  К примеру, Кирилл Серебренников, идол и жертва, сообщает журналу «Эсквайр»: «С любой властью нужно идти и разговаривать. Ты говоришь: «Власть, я знаю, что ты лживая, корыстная, но по закону ты должна помогать театру, искусству, так что будь добра — выполни свои обязательства». Ради театра мне не стыдно это делать».

Собственно, ничего нового в этих словах нет – все это воспроизводилось  тысячи раз, на разные лады и при разных обстоятельствах. Важно понять, что это тоже «орден», и в отношениях с ним невозможно рассчитывать ни на какое «взаимопонимание». Тем более задобрить «справедливостью», которую он однозначно принимает как слабость и укрепляется в своем вне-моральном и вне-народном статусе. Ну и конечно будет требовать больше чем имеет: дал часы – снимай пиджак…

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

14 января 2022
Коварство победы и ценность поражения
Наткнулся на забавный текст, циркулирующий по блогам и сетям как некая «подметная грамота» и разъясняющий, откуда у России так неожиданно
13 января 2022
Чемодан без ручки
Сегодня, 13 января, День российской печати. Новый. Ельцинский, как я его называю. Но поскольку сам-то я журналист далеко не новый,
7 января 2022
Свастика и демократия
Чем бы все не закончилось в Казахстане, наверное, уже последнему идиоту понятно, что самым токсичным словом нашего времени является «демократия».

Советуем почитать