Меню Поиск
USD: 72.56 +0.12
EUR: 85.46+0.09

Материнство не бывает суррогатным

Автор: Александр Григоренко

В канун самой женской недели года Союз педиатров России в лице почетного председателя академика Александра Баранова выступил против суррогатного материнства, назвав его «антигуманным» и не соответствующим «идеям человечности», чем породил раздрай в активно-дамской среде.

Напомню, ранее в том же ключе высказывались Патриарх всея Руси Кирилл и сенатор Елена Мизулина – по их словам СМ, по сути, подразумевает торговлю людьми и унижает достоинство российской женщины.

Само собой, академика начали порицать: кто-то снисходительно – «казалось бы, медик со стажем, а говорит такие глупости», кто-то в духе свободолюбов, ненавидящих всех, кто не они,
даже дискуссии о запрете суррогатного материнства – это как раз и есть антигуманное, ничем не спровоцированное живодерство по отношению к бесплодным женщинам…
Отмечу, что такая реакция – вполне предсказуемая, она всякий раз повторяется, когда речь заходит о моральной стороне абортов, гражданских браков, о ювенальной юстиции, профилактике семейного насилия и прочих дарах демократии. Тут среднего не бывает – или соглашайся с нами, или «сдохни, тварь».

Но вместо того, чтобы вставать на чью-то сторону, стоит задаться одним вопросом: церковь выступала против СМ всегда, и черным по белому прописала это в «Социальной концепции РПЦ».

Но почему Союз педиатров России – организация, мягко говоря, не последняя – выступил с таким заявлением именно сейчас? Почему, к примеру, не в прошлом году?

Точного ответа нет, но догадка есть, и, смею думать, весьма похожая на правду. Наша страна готовится к обновлению своего основного закона, в котором недвусмысленно прописан приоритет традиционных ценностей – в том числе упоминание Бога (наряду со свободой совести) и брака, как союза мужчины и женщины. Во времена победного шествия либеральной революции Россия выбирает роль оплота консерватизма с намерением не только сохранить саму себя, но и привлечь сторонников по всему миру.

Теперь обратим внимание на один парадокс, а именно на список стран, где суррогатное материнство запрещено полностью – Франция, ФРГ, Австрия, Норвегия, Швеция и три штата в США (в Великобритании допускается лишь некоммерческое СМ, в Канаде, Израиле, Нидерландах запрещена любая реклама этого бизнеса).

А вот страны, где СМ разрешено без особых ограничений, – Россия, Грузия, Украина, Казахстан, а также ЮАР.

Подводим итог: в упомянутых европейских державах, каждая из которых – светоч всех и всяческих половых свобод, – рожать детей на продажу считается немыслимым. В странах, где, как принято считать, все еще господствует традиция, рожают и продают.

У нас, например, по данным, которые приводит «Российская газета», таким вот образом появляется на свет более 22 тысяч малышей ежегодно. Но это далеко не точная цифра: по словам руководителя одного из агентств, занимающихся подбором суррогатных матерей, в день поступает не менее 15 заявок от женщин, желающих сдать утробу напрокат, а таких агентств в России – десятки.

Мотивы у кандидаток почти всегда одни и те же – желание перебраться из глухой провинции в большой город, начать бизнес, закрыть ипотеку…

Конечно, можно сказать, что СМ – дело состоятельного меньшинства, поскольку ценник начинается примерно с двух миллионов рублей.

Но, во-первых, когда-то и мобильный телефон был предметом роскоши, во-вторых, специалисты уверяют, что спрос на услуги сурматерей растет на 20 процентов в год – кстати, в том числе за счет заказчиков из тех самых стран, в которых коммерческое деторождение под запретом.

А, в-третьих – и «в главных» – дело совсем не в цифрах: свобода СМ – эдакий законодательный рудимент, оставшийся с тех времен, когда воспитывалась нечувствительность ко всему, кроме денег.

Рудимент этот роднит нас со странами «третьего мира», и совсем уж никак не вяжется с избранной ролью всемирного светоча традиционных ценностей. Возможно, Союз педиатров и решил обратить внимание на такое вот «недоразумение».

Кстати, «третий мир» (термин хоть и устаревший, но подходящий) характеризуется не только пропастью между богатыми и всеми остальными, но и тем, что прихоти богатых преподносятся как некие общественные ценности – как, например, «счастье материнства», которое будто бы возвращает СМ. Даже если официальная мать (т.е. заказчик) – не только не совсем мать, но и не совсем женщина, и отец не совсем мужчина.

Городить же огород по поводу принадлежности репродуктивного материала – а это, по сути, один из главных аргументов сторонников СМ – совсем не вижу смысла, хотя бы потому, что зависимость человека от материнской утробы не нами придумана, разрыв с ней никакой «желанностью» не восполнишь.

К тому же отсюда один шаг до промышленного производства людей, которое описывают не только в антиутопиях.

Сочинения древнеримских экономистов на закате Империи были в основном посвящены увеличению воспроизводства рабов в пределах усадьбы (эпоха победоносных войн закончилась, соответственно, поставка пленных на невольничьи рынки радикально сократилась), в частности, рекомендовалось выделить группу рабынь, которые будут специализироваться на деторождении.

В Третьем рейхе досконально проверенные арийки рожали специально для «инкубаторов», где выращивали эсэсовскую элиту элит… Можно, конечно, продолжить, но это уже совсем другая, страшная сказка.

И наконец, последнее: не осознавать ублюдочность самого термина «суррогатное материнство» позволяет только абсолютная речевая нечувствительность. Материнство либо есть, либо его нет – чего-то третьего ни сама природа, ни Бог, которого собираются упомянуть в новой Конституции, не предусмотрели.

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения




Свежий выпуск

Видео



Решаем вместе
Не убран снег, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!