Жириновский, уходящий в вечность

Умер Владимир Вольфович Жириновский. Создатель и бессменный лидер старейшей парламентской партии России. Рекордсмен по количеству выдвижений на пост президента страны. Депутат всех созывов Госдумы. Доктор философских наук, профессор, автор десятков книг. Полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством»…

Меня поймут и по-настоящему оценят мои предвидения лет через двадцать-тридцать, в общем, где-то в XXI веке, так же как и прогнозы Бисмарка о необходимости для Германии избежать войны с Россией оценили гораздо позже, чем он их высказал.

В. В. Жириновский

На переломе истории

Вместе с ним ушла эпоха. Знаю: чудовищный газетный штамп. С кем только не уходили «эпохи» в последние годы – их уносили с собой выдающиеся актеры, писатели, политики…

Но с Жириновским – случай особый. Его звезда зажглась на переломе истории, в начале новой политической эры. На переломе истории она и погасла.

Он пришел, когда рождалась новая Россия, и ушел, когда зарождается новое мироустройство. А в том, что мы в эти дни являемся свидетелями грандиозного исторического перелома, нет никаких сомнений. Мир уже никогда не будет прежним. Жириновскому в этом новом мире было бы интересно. Ведь его наступление он неоднократно предсказывал.

В политику Владимир Вольфович пришел в конце 80-х – скромный юрист издательства принял участие в собрании инициативной группы по созданию Либерально-демократической партии Советского Союза (ЛДПСС) и стал ее лидером. После распада Союза партия изменила название на ЛДПР.

Но широкие народные массы заметили его в 91-м, на выборах первого президента России.

Казалось бы, к тому времени нас уже трудно было удивить яркими личностями. Ораторов хватало – и в телевизоре, и на митингах, которые катились по стране. Буйным дурманом цвела демшиза со своими цицеронами. Мы уже наслушались Горбачева, который умел завораживающе петь без бумажки. Но появился Жириновский, и перед ним все ораторы померкли. Народ прильнул к телевизорам, ловя каждое его слово.

Как нож в масло

Никогда не забуду часовое выступление Вольфовича по телевидению за пару дней до выборов первого президента России. Я куда-то собирался уходить из дома, одевался, и вдруг услышал слова, которые говорит по «ящику» какой-то Жириновский – молодой, еще малоизвестный политик.

Сейчас уже неважно, о чем он говорил. Но я так и присел у экрана с открытым ртом и одной ногой в штанине. Знакомые потом рассказывали, что у них в тот вечер телевизор шел фоном, они занимались своими домашними делами или ужинали, но тут он заговорил – напористо, образно, громко, с чуть истеричными нотками в голосе… – и люди побросали свои вилки, стирки и книжки.

Его слова и экстравагантные идеи входили в души как нож в масло. Он говорил то, о чем народ думал, что обсуждал на кухнях и на улицах. Выражал чаяния простых, не искушенных в политике людей, играл на самых тонких, иногда запретных струнах народной души.

Люди терпеть не могут олигархов? Он обещает: когда придет к власти, всех их раскулачит, а «прихватизированные» фабрики и заводы вернет народу.

В обществе раздается ропот, что мигранты захватили все рабочие места? Заявляет: не надо тащить приезжих в Россию на заработки. У нас своих рабочих рук хватает.

Повесьте объявления во всех русских городах, отремонтируйте рабочие общежития, укажите адрес и сумму зарплаты: 50, 60, 70 тысяч рублей – за три дня все вакансии будут закрыты, приедут наши граждане, – льет он бальзам в измученную душу народа.

А гениально простой и понятный предвыборный лозунг ЛДПР «Мы за бедных, мы за русских» – это вершина политического пиара.

Противоречивые чувства

Какие чувства он вызывал? Противоречивые. От восторга до презрения. Когда таскал в Думе женщин за волосы и мутузил журналисток – был неприятен. Когда на чем свет стоит критиковал «антинародную политику» власти – был мил и симпатичен электорату.

Парадоксальным образом в нем уживались демонстративная бесцеремонность и мудрая политическая прозорливость.

Дешевый популизм и жесткая государственная позиция в международных вопросах. А все вместе складывалось в потрясающую харизму, которой не было ни у кого.

Нередко приходилось слышать от разных людей, что из Жириновского вышел бы прекрасный министр иностранных дел. Второй Громыко, «мистер нет».

И ведь вышел бы. Хорошее образование, широкая эрудиция, глубокое знание политической повестки да и природная хитрость ему позволяли добиться любых карьерных вершин. Но кто же назначит такого – министром? Шумного, скандального, эпатажного, высказывающего иногда сумасшедшие идеи, которые ни в одни дипломатические ворота…

Однако имидж скандалиста был выбран им сознательно. Кем был бы Жириновский без него? Очередным скучным партийным клерком – сотни таких прошли через российское политическое поле и уже благополучно забыты.

А его будут помнить долго, имя его войдет в учебники истории. Не зря Путин, выражая соболезнования в связи со смертью политика, подчеркнул, что Жириновский

всегда, в любой аудитории, в самых острых дискуссиях отстаивал патриотическую позицию, интересы России.

Митинг закончен

О Жириновском всегда говорили, что он выдающийся актер, шоумен. Это правда. Но я его не раз видел вблизи – на митингах, пресс-конференциях, в том числе в Госдуме.

Уверяю, это был очень разный человек, который умел носить любые маски. Помню его вдумчивые, умные, спокойные интервью на радио, в которых он выдавал блестящую политическую аналитику и демонстрировал потрясающее знание международной ситуации.

И помню Жириновского в Госдуме в 1999 году, когда начались американские бомбежки Югославии. Тогда он один из немногих депутатов осуждал за это США и призывал Россию защитить сербов.

Это были мини-спектакли. Он подходил к микрофонам – с виду обычный московский интеллигент, тихий, неприметный, вежливый, с помощником своим разговаривает шепотом, не перебивает. На улице такого встретишь – не обратишь внимания.

Но он мгновенно преображался, как только включались телекамеры. Менялись осанка, тембр голоса, жестикуляция, голос звенел, реакция на вопрос была мгновенной, острой. Клеймил агрессоров и сыпал метафорами, негодовал и угрожал, оскорблял и размазывал врагов…

А когда гасли софиты, снимал маску и возвращался в первоначальное свое состояние.

Услышал вчера от одной женщины, которая, узнав о смерти Жириновского, сказала:

Есть люди, которых ругают при жизни, а когда они вдруг уходят, образуется пустота. И ты понимаешь, что ее никто другой не заполнит.

Покойтесь с миром, Владимир Вольфович. Отдыхайте. Митинг закончен, расходимся. И не сомневайтесь: мы еще сполоснем сапоги в Индийском океане.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

25 мая 2022
Нихао, Great Wall!*
Оптимисты изучают английский язык, пессимисты – китайский, а реалисты – автомат Калашникова. Помните этот старый анекдот? Время внесло в него
24 мая 2022
Воспитание бешеных
Всякий раз наблюдая уже ставший дежурным сюжет о безобразном – а часто и вовсе бандитском – поведении беженцев из одной
21 мая 2022
The Show must go on
The Show must go on – «Шоу должно продолжаться». Что общего между знаменитой композицией группы Queen и происходящим на Украине?

Советуем почитать