Меню Поиск
USD: 76.46 -0.61
EUR: 90.41-0.94

Журналисты НКК собрали топ-книг для новогодних каникул

Первые дни января для многих - едва ли не единственное время в году, когда безумный темп жизни замедляется, и можно спокойно сесть в кресло и под ненавязчивое мерцание гирлянд открыть любимую книгу. У каждого она своя. А тем, кто хочет посмотреть что-то из новинок последней пары лет, мы отобрали несколько достойных – конечно, на наш взгляд, томов.

Людмила Хворостовская «Сибирская сага. История семьи»

Воспоминания мамы великого земляка опубликованы буквально пару месяцев назад. История семьи человека, которому аплодировали на лучших оперных площадках мира начинается не с Красноярска. И даже не с Сибири. А с Поволжья, куда перебралась семья Екатерины Вебер – прапрабабушки Дмитрия Хворостовского. На «юг Енисейской губернии, в казацкое село Каратузское» семья была отправлена в ссылку.

В ее трагичной истории отразились все испытания, которые суждено было перенести миллионам наших соотечественников того времени: война, гибель родственников, тяжелая работа, голод. В памяти девочки сохранился страшный эпизод: Людмила с бабушкой идет в магазин по улице Сурикова и вдруг внезапно обнаруживается пропажа хлебных карточек. Украли. Пришлось варить картофельные очистки.

Потом школа. Знакомство Людмилы с Александром. Концерт фортепианной музыки, который он виртуозно сыграл только для нее. И, наконец, долгожданное появление сына.

«Я знала, что вряд ли у меня получится еще родить, поэтому сказала: - Делайте, что угодно, только получите живого ребенка! Я потерплю.»

Желтенький, слабенький, весом в 2,3 кг.

А дальше – вполне ожидаемое:
Где бы мы не жили, у нас всегда дома было фортепиано. Шура всегда играл. Играл он серьезную, классическую музыку. Аккомпанировал себе, когда пел романсы, арии из опер…Дима всегда присутствовал при этом, слышал музыку, работу над произведениями, композициями.
И неожиданное – твердое решение Дмитрия бросить музыку. Невысокая оценка педагогами способностей мальчика: «Как, Хворостовского в училище? Да вы что, смеетесь?»

Но вот отец Димы стоит уже в институте искусств перед Екатериной Иофель и говорит о желании заниматься именно у нее: у сына трудный характер, надо найти подход. И слышит:
Что-о-о? Это у меня характер, это ко мне надо находить подход! Здесь не детский сад, а консерватория! Не будет вести себя как следует – вылетит в один миг!
К сожалению, на получении музыкального образования повествование обрывается. Быть может, мы дождемся еще одного издания, дополненного?

Сергей Рязанский «Можно ли забить гвоздь в космосе и другие вопросы о космонавтике»

Эту книгу с удовольствием откроет даже самый нелюбопытный и равнодушный к научным открытиям читатель. Тема серьезная – космос. Но написано очень доступным языком. Книга состоит из разнообразных вопросов – от элементарных, даже смешных, до глубоких. Отвечает на них космонавт Сергей Рязанский.

Как МКС помогает ученым на Земле?
К нам на станцию постоянно поступают практические заказы, - отвечает автор. Допустим, сошел сель около Эльбруса. МЧС шлет запрос: «Ребята, будете пролетать над Эльбрусом – поснимайте, а то мы не понимаем, как и что там перекрыло. Погода была хорошая, я сделал снимки, сбросил им через Сеть. Подобные оперативные задачи очень важны. Помните, в сентябре 2002 года сошел ледник Колка и там погиб Сергей Бодров-младший? За несколько дней до трагедии космонавты скидывали фотографии этого ледника и если бы они оперативно дошли до специалистов, то возможно, успели бы эвакуировать людей
А можно ли, к примеру, почесать нос в скафандре?

Автор признается, что такое желание почему-то обостряется именно когда надеваешь специальный костюм для космонавтов. И поясняет, что в скафандре есть специальное приспособление для выравнивания давления, вальсальва. Именно она и используется для чесания.

А еще там написано о том, сколько космонавты «сидят в соцсетях» и том, что в полет берут… вязанных гномов… Зачем? Не будем открывать все тайны – узнайте об этом сами.

Чулпан Хаматова, Екатерина Гордеева «Время колоть лед»

Сюжет о том, как в страну наконец-то стали ввозить незарегистрированный, но остро необходимый препарат – фризиум, показали по всем федеральным каналам. Для этого понадобился не один пост в фейсбуке тех, кто понимал – насколько он значим для детей, больных эпилепсией. Мы вообще живем в удивительное время, когда простые люди порой могут сделать больше, чем целая армия чиновников – а порой, даже врачей.

И негосударственные хосписы, и возможность родственникам сейчас бывать в реанимации – это тоже дело рук «обычных людей». Их и благотворительных фондов. О рождении одного из самых крупных и известных из них рассказывают авторы этой книги.

Но она не только о фонде, благодаря которому сейчас закупаются новые препараты, оборудование – разные микроскопы и облучатели, рециркуляторы воздуха, проходят обучение врачи. Но и о том, может ли простой человек изменить мир вокруг себя? Как не сдаться, когда приходится стучать в те двери, которые, казалось бы, заперты навсегда? И о том, как изменились мы все.
- И вот уже появляется привычка жертвовать средства или время, если речь идет о волонтерах, - говорит Чулпан Хаматова. - Теперь это перестали воспринимать как нечто из ряда вон выходящее: ах, вы волонтерите в больнице, да вы святая! Нет. Так теперь живут все нормальные люди.
Йонас Лид. Сибирская Арктика. Исследование и развитие Карского морского пути. История «Сибирской компании»
В этом году впервые на русском языке вышла книга норвежского коммерсанта, генерального консула по Сибири, Йонаса Лида в переводе А. Хромых, педагога лицея МГИМО. Чем она ценна? Взглядом иностранца на историю края и страны, которая не преломляется через призму ни одной из привычных идеологий.

Автор беспристрастно описывает события с точки зрения бизнесмена, который, оценив потенциал наших территорий, открыл «новую эру в сибирской торговле»

Из далекой Норвегии к Енисею, Оби, подплывали его торговые корабли. Карский морской путь давал возможность доставлять грузы до разных европейских стран. Так, в Англию, в 1915-м – во что сегодня, быть может, сложно поверить, повезли сибирское масло.
В это время в Сибири существовала огромная маслоделательная индустрия, со значительным ежегодным объемом экспорта, - поясняет автор. - Тогда еще не использовали холодильное оборудование на речных пароходах… в июне я подготовил несколько сотен баррелей льда, переслал их на речные суда и разместил среди грузов. Масло хорошо перенесло длительное плавание, его состояние было великолепным. Его стоимость составила 350 000 фунтов стерлингов…
Но деятельность «Сибирской компании» выходила за рамки только торговли:

«наши главные интересы, однако, лежали в другом направлении—организации фабрики по производству бумаги и древесной массы».

В июле 1916 года в Маклаково начались работы по строительству лесопилки.
Каждый этап сооружения фабрики сопровождался работами высокого качества. Двигатель и котельную заливали и укрепляли армированным бетоном, что считалось очень необычным для того времени и места.
Даже после революции связь с Россией не были прервалась. Более того, автор пишет, что «я должен был вывезти царскую семью из Сибири, а затем сопровождать и обеспечивать их безопасность на протяжении всего Карского морского пути…»

А много позднее, Йонас Лид с удивлением отметит:
По логике, Советскому союзу уже давно было необходимо двигаться вперед от безмерного использования природных ресурсов к более выгодному производству готовой продукции или полуфабрикатов. …Меня очень удивило, что в Игарке не построили ни целлюлозной, ни бумажной фабрики, несмотря на все условия, которые там создали для этого…
Читать рекомендуется всем, кто интересуется историей края.

Книга была опубликована в рамках программы «Книжное Красноярье». С ней можно ознакомиться на нашем сайте gnkk.ru в разделе «Проекты НКК»..

Светлана Буренко

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео