Меню Поиск
USD: 72.50 -0.15
EUR: 84.67-0.36

«Барские хоромы» Маи Григорович


Почти полвека жизни на болоте



Автор: Ирина Занько


Непокорна человеку болотистая земля. Как ни крути, а своё она возьмёт – и построенные на ней дома со временем покоробит, и вкусовые качества выращенных овощей изрядно подпортит.

На одном из таких участков, в районе ХПП, притулился дом Маи Григорович. За половину своей жизни пожилая женщина, а Мае Максимовне исполнилось уже восемьдесят шесть, научилась распознавать едва ощутимое движение стен и половиц в своём жилище, после которого появляются новые трещины даже на печи. Труднее всего приходится в зимнюю пору, когда на отопление уходит порядка двадцати тонн угля. Обветшалым стенам с годами всё сложнее удерживать тепло.

После долгих мытарств по стране в поисках лучшего Мая Максимовна с мужем и детьми обосновались в Уяре в далёких шестидесятых годах. На те скудные средства, которыми располагала семья из девяти человек, смогли приобрести только часть старого барака. Этот многоквартирный дом уже в то время не был пригоден для жилья, и служба коммунального хозяйства распродавала желающим ветхое строение на дрова. Так старые клуб и прачечная, что были частью самого барака, достались семье Григорович.

По документам дом перестал существовать, а на самом деле в нём продолжали жить две семьи. Сейчас Мая Максимовна живёт в нём одна, сетует на вечное болото с надоедливыми насекомыми, на воду в погребе и на потрескавшуюся в очередной раз печь. Её сын Анатолий неоднократно пытался восстановить документы на дом, но всё безрезультатно. Другое жильё ветерану войны, участнику оккупации предоставлять не спешат. Один из чиновников, навестив Маю Максимовну, вынес свой вердикт:

- Да у вас тут просто барские хоромы! Вот живёте, бабушка, и живите…

Мая Григорович родом из Белоруссии, совсем ещё юной девчонкой ей привелось испытать все лишения военного времени. Жизнь в оккупированном немцами посёлке была насыщена всеми муками ада. Многие односельчане успели уйти в партизаны, они же увели со двора единственную корову. Нашлись и такие, кто старался выслужиться перед немцами, строча на соседей доносы.

Со слезами на глазах Мая Максимовна вспоминает, как однажды один из «доброжелателей» подставил под удар всю её семью. Подозревая их в связи с партизанами, немцы грубо выволокли перепуганных детей из дома и поставили к стенке. Не передать словами всё то, что пришлось пережить несчастным ребятишкам и их матери в те секунды, когда на них были наставлены дула автоматов. Печальный конец казался неизбежным, но один из немецких офицеров вдруг дал указание отпустить подозреваемых. Видно, нечто человеческое было присуще и ему.

Девушке не раз приходилось сталкиваться лицом к лицу со смертью. Порой настолько было невыносимо оказываться свидетелем горя односельчан, что свои собственные переживания немного притуплялись. Как-то на её глазах был убит молодой парнишка. Став партизаном, он время от времени украдкой посещал в посёлке свою мать. «Доброжелатели» проявили проворность и тут. В очередной раз заметив парня у ворот собственного дома, его тут же сдали прямо в руки палачам.

Жизнь под пулями становилась привычной. Всё вокруг было заполнено врагами, и Минск, и Могилёв захватили немцы. Где-то совсем рядом проходил фронт. В одну из стычек был до тла сожжён дом Маи Максимовны. Вся домашняя утварь осталась похоронена под головешками, благо все живы остались. Пришлось ютиться в одной избушке с двумя такими же обездоленными семьями, спать на полу и почти не замечать бегающих по тебе в поисках наживы крыс.

Во время боевых действий сельчане часто прятались в окопах. Наши войска то наступали, то терпели поражение. Оккупация продолжалась по июль 1944 года. По прошествии стольких лет Мая Максимовна помнит даже дату того радостного дня, когда их посёлок освободили от ненавистного врага. Однако и после этого приходилось туго, есть по-прежнему было нечего. Ребятишки разгребали останки сгоревшего немецкого продовольственного склада, выискивая под завалами запёкшуюся во время пожара картошку.

В послевоенное время долго и трудно восстанавливали хозяйство. Босоногим и голодным людям приходилось пахать землю, самим впрягаясь в плуг по нескольку человек. Родителям Маи колхоз выделил бесплатный лес на постройку дома. Поставили избушку с одним окном. Долгое время жили в недостроенном домишке. Даже не на что было купить досок на пол, застилали голую землю еловыми ветками и спали на соломе.

Сразу после войны на посёлок навалилась новая напасть - тяжёлый тиф стал уносить жизни многих людей. Среди заболевших оказалась и Мая. Двенадцать недель молодой организм девушки боролся с тяжёлым недугом. Коварная болезнь на всю жизнь оставила после себя след – сердечную недостаточность.

Немного окрепнув после болезни, девушка не стала засиживаться дома, а отправилась работать в Ленинград. Общей молодой силой отстраивали заново Ждановский завод, дружно жили в общежитии. На стройке Мая Максимовна встретила своего будущего мужа Виктора Григоровича. Какое-то время спустя стали жить одной семьёй, на свет появилась первая дочка.

В поисках лучшего семья долго колесила по стране, пока, наконец, судьба не закинула их в наш городок. Но и здесь их поджидала не лучшая доля. Так неужели стоило пройти в своё время жёсткую школу выживания, чтобы на склоне жизни вновь терпеть лишения?..



Комментарии:




Свежий выпуск

Видео



Решаем вместе
Не убран снег, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!