Боевые мои земляки

Боевые мои земляки

Скорбный счет погибших воинов в Великой Отечественной войне в нашем селе немного не достиг сотни – 98 земляков-алтатцев остались на полях сражений. Не было ни одного дома, куда бы не постучалось горе. Сегодня мне хочется воскресить в памяти рассказы ветеранов-фронтовиков, которых знала лично. Пусть я не родилась в Алтате, но я считаю их своими земляками, на их жизненном примере выросли мои сыновья.

Я вернулся с того света

Селиванов_Г_П_JPG.JPGСеливанов Григорий Петрович, как многие фронтовики, не любил вспоминать войну. Одного эпизода из его фронтовой биографии было достаточно, чтобы понять – почему тяжело давались эти воспоминания. «Меня ведь заживо похоронили, — рассказывал Григорий Петрович. – В бою был контужен, да так сильно, что не подавал признаков жизни. Вот и посчитали меня убитым, похоронили в братской могиле. Мое счастье, что могила была неглубокой, копали ее в спешке, в боевых условиях, и что лежал я в верхнем ряду среди убитых. Не помню как, но выкарабкался из земли, можно сказать, вышел с того света. А домой к тому времени успели «похоронку» отправить, что погиб я в бою…».

Чудом выживший солдат защищал Москву, Ленинград, прошел пол-Европы, дошёл до самого Берлина. Домой вернулся живым и с сияющей, самой почетной солдатской наградой на груди — медалью «За отвагу». Война отняла у Григория Петровича здоровье, тяжелая контузия будет постоянно напоминать о себе. Несмотря на потерю сил, боли, ветеран долгие годы трудился в колхозе, потом в пчеловодческом совхозе.

Селиванов_Е_ПСеливанов Егор Петрович был демобилизован в самом начале войны, на фронте он оказался в октябре 1941 года, воевал в составе 78-й отдельной танковой бригаде. Рассказывал, что первый бой принял в Калининской области, участвовал в Сталинградской битве. Не миновала его вражеская пуля, был ранен в бою и контужен. Подлечившись после ранения, снова оказался на передовой линии, теперь уже в составе пехоты. Был награжден орденом Красной Звезды и двумя медалями «За Отвагу». В одном из наградных документов рассказывается о подвиге воина: «6 октября 1943 г. Селиванов Е.П. проявил исключительную отвагу и мужество. Действуя в составе танкового десанта, вместе с группой автоматчиков участвовал в уничтожении и пленении вражеского гарнизона д. Леонова, где в бою лично уничтожил 27 немцев и захватил в плен одного немца». Егор Петрович участвовал в освобождении Польши, Латвии и так же как брат участвовал в наступательной операции на Берлин.

Козлов Яков Фёдорович сражался в составе 317-й-стрелковой дивизии. В июле 1942 года попал в плен, оказался в лагере для военнопленных, после чего отправлен на работы в Германию. Освободился в апреле 1945-го и всю ненависть, которая накопилась за эти годы на фашистов, еще смог выплеснуть в бою. Яков Федорович непосредственно участвовал в штурме фашистского логова и был награждён медалью «За взятие Берлина»

Селиванов Андрей Фёдорович ушел на фронт в октябре 1941 года, прошёл военную подготовку, но в момент отправки на передовую вместе с однополчанами попал под обстрел и бомбёжку. Получил ранение, по дороге в госпиталь потерял сознание и его тоже посчитали убитым, положили вместе с погибшими. К счастью, кто-то услышал слабый стон раненого. Андрея Федоровича комиссовали, он вернулся домой, не встретившись с врагом лицом к лицу, о чем всегда сожалел. Однако ветеран-инвалид в тылу не сидел без дела, сколько мог сил отдавал колхозному производству, обеспечению фронта. Андрей Федорович был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945гг..»

Родионов Гавриил Родионович начал свой боевой путь с тяжелого 1941 года. Служил в 208-м стрелковом полку, был дважды ранен, но снова возвращался в строй и шел на врага. В феврале 1942 года его перевели в гвардейскую инженерно-минную роту, он стал сапером. Люди этой военной специальности, как известно, ошибаются только раз. Но нашему земляку по-прежнему сопутствовала удача. Беда случилась, когда до окончания войны оставалось меньше года. В июле 1944 года Гавриил Родионович был тяжело ранен в обе ноги и доставлен в госпиталь г.Егорьевска. После лечения его демобилизовали, фронтовик продолжил трудиться в колхозе.

Селиванов Пётр Дмитриевич был призван в действующую армию в 1942 году, воевал в составе 16-го стрелкового полка. И судя по наградам, воевал очень храбро. Петр Дмитриевич был награжден двумя орденами Славы – второй и третьей степени, медалью «За отвагу», но за что представлялся к боевым наградам, рассказывал мало. Дело не в наградах, рассуждал Петр Дмитриевич, о них на войне мало кто думал, главное – отстояли страну от сильного и страшного врага, главное – победили!

Ершова Елизавета Федоровна волею судьбы оказалась в числе женщин, кому пришлось в годы войны быть на фронте, держать в руках оружие. Тяжелее всего, говорила она, приходилось в фронтовых условиях именно женщинам — зачастую жили в одном помещении с мужчинами, так как часть постоянно перемещалась, по ходу наступления, и строить отдельные казармы не было времени. Однако дисциплина, отмечала Елизавета Федоровна, присутствовала железная, ни о каких вольностях солдаты даже подумать не могли, да и некогда было – воевали…

Напряженная тишина и скрип песка на зубах

Действительно, военные судьбы складывались по-разному. Многие алтатцы, уходя на войну, думали, что они поедут на запад, а оказались на востоке, в жарких песках… Монголии. На протяжении всей войны в этой стране находились части Красной Армии, на случай нападения со стороны Японии. Как раз в этих частях несли службу наши земляки:

Замбер_Д_ПБукаткин Ф.К., Ершов М.И., Замбер Д.П., Матюнин А.Д., Матвеев К. Е., Паршуков Г.В., Селиванов В.М., Козлов И П., Козлов Ф.П..

Ветераны вспоминали:

«Климатические условия были непривычными для сибиряков — отсутствие лесов и постоянные ветры, пересыпающийся песок. Чтобы обогреться, вместо дров приходилось собирать сухие пучки перекати-поля. Вода ценилась на вес золота, ближайшие источники находились в пяти километрах, ее каждый день доставляли на лошадях…».

«Обстановка на фронте, за тысячи километров, отражалась и на нашем положении. В 1941-1942 годах, самое напряженное время для СССР, с восточных рубежей снимались и отправлялись на запад люди, техника. Резко снизилось снабжение, питание солдат было уменьшено на четверть от фронтовой нормы, но мы относились к этому с пониманием…».

«Приходилось голодовать, по нескольку дней, бывало, сидели без пищи. Но сибиряки всегда были дружны, и если у кого появилось что-то съестное, обязательно делились. В песках негде было помыться, не было мыла, насекомые заедали, но никто не жаловался, солдат должен стойко переносить все тяготы и лишения воинской службы, так в уставе сказано…».

«Запомнилось каждодневное психологическое напряжение, ожидали ведь нападения Японии. Особенно в дни, когда немцы дорвались до Волги, до Сталинграда. Основные силы находились на западе, и мы понимали, что в случае атаки японцев наши немногочисленные части продержатся недолго… Часто в нашем тылу случались диверсии, что еще больше накаляло обстановку и наши нервы…».

«В 1945 году, когда готовилось наступление на Японию, к нам стали прибывать части с фронта. На груди у многих фронтовиков сверкали боевые награды. И мы откровенно завидовали им…».

Подставляйте, бабы, плечо!

Не могу не поклониться труженикам тыла, на плечи которых в годы войны легла огромная ноша. Их, как и фронтовиков, почти не осталось, но самоотверженный труд тыловиков — это великий вклад в Великую Победу. Война заставила сельчан напрячь все силы – Красной Армии, численность которой выросла в несколько раз, требовались продукты питания, одежда. Малочисленной и небогатой Сибири пришлось заменить плодородные и обильные житницы – занятые фашистами Украину и Северный Кавказ. Женщины, подростки и старики заменили ушедших на фронт мужей, отцов и сыновей. Из воспоминаний тружеников тыла и детей военной поры:

«Убрали в 41-ом в деревне хлеб, надо везти в Заготзерно, а мужиков-то никого не осталось! Кто будет поднимать тяжеленные мешки с зерном? Пришлось все делать самим. Кое-как сгрузили на подводы мешки, довезли до места и сами же разгрузили. Потом это стало обычным делом. Сколько в войну тяжестей перенесено было на бабьих плечах? Не счесть, наверное, сотни тысяч тонн…».

«Когда приходила пора сенокоса, по месяцу дома не жили. Все на покосе. А покосы за 5-7 километров от деревни. Навьючишься поклажей и идешь. За день так накосишься, что ни рук, ни ног не чуешь, а идти домой опять пешком надо…».

«Помню, как всей семьёй тонко нарезали картошку, сушили её в печке для отправки на фронт, еще вязали носки, рукавицы…».

«Несмотря на трудности и лишения, народ духом не падал, молодёжь находила время, чтобы и песни попеть, и поплясать. Допоздна только никто не засиживался, рано утром надо было вставать и идти на работу, за опоздание могли строго наказать…».

А вот это воспоминание я записала от жительницы села М.Ф. Селивановой: «Помню, привезли нам однажды мешок, до верху набитый вязаными рукавицами. Маме дали задание, надо было эти рукавицы распустить и связать их по-новому, с «пальцем» для солдат-стрелков. Днём работа в колхозе, вечером хочется бежать к ровесникам, а мама строго наказала: никаких гуляний, надо выполнить задание до наступления морозов… Вот и сидели с ней под лучиной дотемна…».

Так вот по ниточке, строчкой к строчке и создавалась Победа. От всего сердца желаю всем ветеранам здоровья и счастья!

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Без рубрики
21 октября 2015
Историей становится война, уходят в книги все ее солдаты
В юбилейный год 70-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, и что особенно символично, в год литературы, в красноярском
Без рубрики
21 октября 2015
Стелятся дороги километрами
Сегодня в нашей стремительной жизни очень важна скорость, в том числе и скорость передвижения. Кто-то пользуется для этого личным автомобилем,
Без рубрики
21 октября 2015
Есть такая профессия – Родину защищать
«Ух ты! Можно попробовать? Я тоже обязательно стану военным, когда вырасту!»  Пожалуй, такая твердая уверенность мальчишки в своем будущем говорит