Бои местного значения на коммунальном фронте

Бои местного значения на коммунальном фронте

Что получили те, кто успел приватизировать свои квартиры и стать собственниками жилья? Право продать её, завещать, дарить, прописывать, кого пожелает. И всё. Есть ещё право самостоятельно избирать управляющую компанию, но попробуйте им воспользоваться. По крайней мере, в Ачинске.

На коммунальном фронте нашего города обстановка обостряется. Появилась ещё одна горячая точка – это дом № 27 в микрорайоне «Авиатор». Большая часть его обитателей решила поменять УК «Жилкоммунхоз», сочтя, что она не слишком радеет о своих работодателях, на новую – управляющую компанию «Авиатор». Кстати, созданную по желанию жителей ближайших домов.

Она расположена на территории бывшего военного городка. Люди считают, что будет больше пользы, если коммунальщики окажутся в шаговой доступности. Случись какой порыв трубы или крана, помощь придёт быстрее. И, если в подъезде месяцами не метут, недалеко идти, чтобы напомнить, кто в доме хозяин: собственник или коммунальщик.

Управдом – друг человека

Вспомнила своё далёкое детство, проведённое на Стройке. Даже ребятня знала дяденьку управдома по фамилии Гуревич, взрослые и подавно. Зрительно память сохранила этого крупного человека в светлом парусиновом костюме и в сетчатой шляпе. Он внезапно появлялся то в одном дворе, то в другом. Хозяйским глазом окидывал сохранность беседок, веранд, горок, грибков, песочниц, не пора ли менять биты и чурочки для городков. Собственноручно проверял, не расшатались ли столбы турников и качелей. Вскоре после его ухода приходили мужички с деревянным продолговатым ящиком с инструментом и быстро всё чинили.

Садиков и пионерских лагерей не хватало. В нашем восьмиквартирном доме в семьях было от двух до пяти разновозрастных детей. Так же и в других домах. Летом какая-нибудь пенсионерка или пенсионер следили, чтобы мы не свернули себе шеи, пока родители на работе. На веранде читали книжки младшим. Тех, кто постарше, усаживали за настольные игры, устраивали матчи.

Смотрящей за ребятами нашего двора была Софья Исаевна. Женщина средних лет, страдающая астмой, не расстающаяся с ингалятором. Но это был очень интересный и активный человек. Забавляя, она приучала нас к творчеству и труду. Мы из ватмана вычерчивали, вырезали и клеили деревенские усадьбы, терема, животноводческие фермы. В обеденное время она нас строила и вела в столовую, расположенную в одном из бараков, который сейчас занимает кожвендиспансер. За нашу кормёжку рассчитывалась талонами, полученными в домоуправлении. А потом в клубе «Строитель» устраивался сеанс детского кино, на который стекалась ребятня со всех дворовых площадок Стройки. Управдом дядя Гуревич был другом человека. Он и жил в одном из таких брусчатых двухэтажных домов с минимумом коммунальных удобств.

Хотели, как лучше, а сделали, как всегда

Думается, что среди реформаторов системы ЖКХ был кто-то, получивший такое же улично-дворовое воспитание, какое давали нам. Перевод обслуживания жилого сектора на самоокупаемость должен был способствовать тому, что каждый дом, обзаведясь, образно говоря, дядей Гуревичем, доверил ему собирать деньги и тратить их на благо собственников жилья и их семей.

В Ачинске это пока не прижилось. Как-то сложилось, что вместо маленьких управляющих компаний образовалась монополия «Жилкоммунхоз» во главе с Сергеем Мачехиным. Думается, что Сергей Михайлович далеко не самый главный автор и созидатель этого коммунального монстра. В последнее время от «Жилкоммунхоза» начали отпочковываться новые фирмы. С год назад «Сибирь», а недавно появилась управляющая компания «Жилищно-коммунальное хозяйство».

И каждый новый «ребёнок» заводился с благими намерениями. Основное – расщепить платежи. Граждане по одной квитанции должны были напрямую рассчитываться за тепло и воду с «Ачинскими коммунальными системами», по другой – с управляющей компанией за прочую заботу.

Ответственно заявляю, что это враньё! Никто ничего не расщепляет. Получив последний счёт за коммунальные услуги, случайно увидела, что моя квартира числится уже не в «Жилкоммунхозе», а в «Сибири». Когда мой дом в ней оказался, понятия не имею. Заочно меня никто «не голосовал», письменно или устно о переводе не извещал, договоров со мной не заключал. Большинство соседей тоже оказались не очень внимательными, только после моей наводки разглядели в квитанциях, что стали «сибиряками».

Риск – дело невыгодное

В своём интервью газете «PRO ЖКХ» начальник «Жилкоммунхоза» Сергей Мачехин признался, что сидит на двух стульях, являясь руководителем «Жилкоммунхоза» и вновь созданного «Жилищно-коммунального хозяйства». Он поясняет: «Не буду скрывать, что она (От ред. — Вторая фирма) появилась, чтобы снизить существующие риски. Которые связаны с нестабильным положением ресурсоснабжающей организации «Ачинские коммунальные системы».

Что господин Мачехин имел в виду под «существующими рисками»? Может, опасается, что «Жилкоммунхозу» новый начальник «систем» выставит иск за всё, что задолжали? Вот и создал очередной клон, чтобы спасти заначку. На вопрос корреспондента: «А как же деньги, которые были накоплены при «Жилкоммунхозе» на текущий и капитальный ремонт дома?» – утешил, что всё будет хорошо. «Сибирь» получила в качестве «приданого» 10 миллионов рублей, новую свою компанию он тоже не обидит.

Злые языки утверждают, что и «Сибирью» тоже он управляет, якобы зарегистрирована она на подставное лицо, а хозяин он. Не в компетенции газеты доказать, что Сергей Михайлович сидит уже на трёх стульях. Может, просто по доброте душевной опекает «Сибирь» в качестве наставника. Альтруист.

Но вернёмся к дому № 27 микрорайона «Авиатор», большинство жильцов которого решили уйти из-под опеки «Жилкоммунхоза». Ну и отпустил бы их с миром. Люди сочли, что им будет комфортнее жить, находясь под опекой более мелкой компании, к тому же расположенной рядом с домом, значит, так тому и быть. Сомнительно, что Мачехину удастся разорваться между всеми своими фирмами-клонами, опекая несколько сотен домов. Качество оказания услуг его фирмой всё-таки находится на низком уровне.

Спасибо Ахметову, который в первые годы своего правления наставил спортивно-игровых городков в микрорайонах, скрасил унылый пейзаж некоторых городских дворов. Но где-то уже оторвались качели, где-то юные вандалы выломали бортик у горки, нарисовали матерные слова, какие-то части тела. Почему даже это не ремонтируется, не закрашивается? Яркая и качественная краска исчезла из магазинов? Денег на неё не наскребли с собственников, чтобы привести в порядок конструкции, доставшиеся даром? Зато превознесли один-единственный праздник, устроенный для показухи в одном из дворов. Зимой для детей горок не строили. Наша газета писала об этом.

А слабо порадовать всю ребятню, населяющую подведомственные дома? Раньше ЖЭКи содержали детские клубы по месту жительства. Сейчас многие управляющие компании даже новые сетки на футбольные ворота не вешают. А песка, если и подвезут на площадки, то с гулькин нос. За неделю дети его вытопчут, по домам в сандалиях разнесут, потом в оставшейся пыли играют.

Лучше мал, да удал

Нет, с маленькой управляющей компанией проще иметь дело. Те же Быковы, организовав УК «Наш дом», содержали в порядке подведомственные здания и территорию. А долги, за которые у них отобрали фирму, есть и у крупных жилкомпаний, только в десятки раз больше. Как показывает пример с «Нашим домом», маленькую управляющую компанию проще вывести и на чистую воду, если начнёт «грубить».

Вот и дом № 27, где основной костяк составляют семьи бывших служащих АВАТУ, решает расстаться с «Жилкоммунхозом». Тому бы гордо отстать, ведь насильно мил не будешь. Но нашлась жительница дома, вставшая на защиту «Жилкоммунхоза», обратившаяся в суд с заявлением признать незаконным решение собрания большинства собственников квартир.

Соседи предполагают, что пошла она на это, потому что нужда заела, скопился долг за коммуналку за многие месяцы. Одна поднимает то ли двоих, то ли троих детей. Строят догадки, что пообещали «простить» задолженность. Но это опять же из серии предположений. А вот то, что она ходила по квартирам, предлагая по 10 тысяч рублей тем, кто откажется от своих подписей в бюллетенях, это уже достоверно.

Взяткодатели не учли, что наткнутся на офицера, который хоть и на пенсии, но честью и совестью не торгует. Не только не взял деньги, а ещё обратился в полицию с заявлением разобраться с этим вопиющим фактом. Озвучил он попытку подкупа и во время судебного заседания. Суд признал собрание правомочным. Хоть кто-то и повёлся на десятку тысяч рублей, 88 человек из 50 квартир подтвердили свои подписи в бюллетенях.

Неугомонные…

По-хорошему всем бы успокоиться, посчитаться с выводами суда, но не тут-то было. Вскоре на дверях подъездов дома № 27 появляется объявление, что «…по инициативе председателя комитета по управлению муниципальным имуществом в лице Гришиной Г.Н.» на вечер 24 июня планируется проведение общего собрания собственников.

Обозначена повестка дня, вторым пунктом значится расторжение договора с «Авиатором», а четвёртым – по-новому избрать «Жилкоммунхоз». Сомнений, что это будет по-другому, нет. Седьмым пунктом повестки Гришина определяет место хранения протоколов собрания в кабинетных закромах «Жилкоммунхоза». Вот так! Всё заранее определено. Зачем только и собрание собирали?

Прав тот, у кого больше прав?

Какое право имело КУМИ инициировать собрание, если в доме всего 11 муниципальных квартир, остальные все приватизированные? Никакого. Инициатива вроде бы исходит от Гришиной, ответственного чиновника администрации города. Тогда почему собрание вела Анастасия Семёнова, юрист «Жилкоммунхоза»? Она же обеспечивала в суде правовую поддержку истицы, оспаривавшей волю большинства. Такой «дуэт» наводит на мысль о заказном характере иска, а не вследствие душевного порыва одной отдельно взятой жительницы дома.

Впрочем, кому интересны мысли и чаяния собственников жилья? С ними обходятся, будто они никто и зовут их никак. В объявлении, подписанном муниципальной чиновницей Гришиной, было обозначено, что на собрании будет присутствовать частник Мачехин, руководитель «Жилкоммунхоза», а вторым номером был обозначен вице-спикер горсовета Сергей Никитин.

Прочувствовали, какой социально-политический расклад в нашем городе? Представитель законодательной власти идёт прицепом к частнику. Никитин явно ощущал себя не в своей тарелке. Он понимал, что представителей власти не должно быть на таком собрании. А если и пришли, то не имеют права вмешиваться в ситуацию, так как законом отделены от взаимоотношений управляющих компаний и собственников жилья. Отделены, как Церковь от государства.

И всё-таки вице-спикер взял слово, призвал граждан: «Прежде чем выбирать, надо хорошо подумать, кому доверить: тому, кто давно в этой сфере работает, или недавно…» Перед ним выступили специалистки «Жилкоммунхоза», которые выставили УК «Авиатор» в неприглядном свете, хотя она ещё ничем не успела запятнать свою репутацию, вернее поработать над её созданием.

Я тоже не хочу навяливать своё мнение, но у меня больше доверия к новичкам. Простите за грубость, зажраться не успели. Кстати, может, наша власть прольёт свет, в каком состоянии находится расследование уголовного дела по присвоению 7 миллионов рублей из фонда ЖКХ, в котором фигурирует некто из деятелей, указанных в данной статье, а также кое-кто из чиновников? Если бы дело было закрыто, об этом уже растрезвонили бы. А пока стоит тишина, действует не только презумпция невиновности, но не снято и подозрение…

Коммунальный передел или беспредел?

Похоже, что в нашем городе уже даже не коммунальный передел, а коммунальный беспредел. Понятно, что народ тоже начал вникать в суть коммунальной реформы и не желает быть пешкой в чужом бизнесе. Ознакомившись с чужим опытом по стране в сфере ЖКХ, убеждаешься, что самый идеальный вариант – это маленькие товарищества собственников жилья или управляющие компании. В каждом многоквартирном доме кто-то разбирается в электрике, кто-то в сантехнике, кто-то способен помыть полы в подъезде, подмести двор. Из общей кассы таким людям приплачивается за работу. Нет своих специалистов – в городе немало частных предприятий, хорошо зарекомендовавших себя в оказании услуг. Можно с ними заключать договор за куда меньшие деньги, чем обозначено в прейскурантах монополистов. Мы город строителей и созидателей. Мы дееспособны. Давайте наведём порядок в своих домах, не будем пешками в руках коммунальных воротил.

Цена интереса

И всё-таки, если разделение платежей неминуемо, маржа уменьшится в разы, почему компании идут во всё тяжкое, лишь бы удержать наши дома при себе? Давайте посчитаем. Первая же строка в получаемых нами счетах обозначена – содержание. В квитанции, лежащей передо мной, значится 15 рублей 40 копеек за квадратный метр. Квадратов 62,8. Итого, ежемесячно с этой квартиры берут 967 рублей 11 копеек за то, что человек сам лелеет и пестует: меняет окна, заказывает навороченные потолки, украшает стены. И за всё за это отдаёт «Жилкоммунхозу» свыше 10 тысяч рублей ежегодно. Да это же всё равно, что с куриного яйца шерсти настричь! Сто таких квартир за год принесут миллион. Согласитесь, есть чем стимулировать своих защитников, да и самим жить безбедно. А ещё с людей берут на текущий и капитальный ремонт, уборку общего имущества дома и прилегающей территории, вывоз мусора, который, такое впечатление, никогда не вывозят. От контейнеров смердит за версту.

Дом № 27 микрорайона «Авиатор» имеет общую площадь 5008, 4 квадратных метра, помножьте их на тариф, который утверждён с 1 июля 2013 года, и вы узнаете цену вопроса, почему «Жилкоммунхоз» не хочет поступиться хотя бы одним домом. А он в своё время получил под свой патронат почти четыреста домов. Допусти прецедент, выпусти одних из своих рук – и другие разбегутся.

Со стороны городской власти радоваться бы, что управляющих компаний становится больше, конкуренция подталкивает качественно содержать дома и территорию города. А ещё это и дополнительные рабочие места, повышение благосостояния жителей. У нас в последние годы и муниципальные заказы в большинстве своём достаются иногородним подрядчикам, местные на бобах остаются. Это не патриотично. Может, лучше со стороны администрации не писать объявлений от имени КУМИ в защиту частных интересов одних, а, наоборот, создать равные условия для работы всем? Если уж администрация преступает закон и вмешивается не в свою сферу деятельности, то хотя бы для того, чтобы всем было хорошо.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Без рубрики
21 октября 2015
Историей становится война, уходят в книги все ее солдаты
В юбилейный год 70-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, и что особенно символично, в год литературы, в красноярском
Без рубрики
21 октября 2015
Стелятся дороги километрами
Сегодня в нашей стремительной жизни очень важна скорость, в том числе и скорость передвижения. Кто-то пользуется для этого личным автомобилем,
Без рубрики
21 октября 2015
Есть такая профессия – Родину защищать
«Ух ты! Можно попробовать? Я тоже обязательно стану военным, когда вырасту!»  Пожалуй, такая твердая уверенность мальчишки в своем будущем говорит