Больше, чем работа

Больше, чем работа

«Я, когда вырасту, обязательно буду летчиком». Эти строки из школьного сочинения она вспоминает сейчас с улыбкой. Тогда же все было на полном серьезе: дом в Кызыле, где жила большая Сашина семья, находился как раз у аэропорта, и глядя на самолеты, взмывающие ввысь и с гулом заходящие на посадку, девочка твердо была уверена в том, что профессия летчика для нее – то, что нужно.

Но, как это часто бывает, помечтала-помечтала, да забыла, и после школы поступила в абаканский техникум на специальность «Бухгалтерский учет». Но разве бывает что-то в нашей жизни зря, пусть это даже всего-навсего наивная детская мечта? Не летчиком, конечно, но все-таки 38 лет проработала Александра Алистарховна Афонина в аэропорту города Енисейска.

«Какие только службы были в перевозках, я на всех поработала, со всем знакома», — улыбается она. А началась ее жизнь в аэропорту – именно жизнь, по-другому она и не мыслит – в 1976-м году, когда после переезда из Кызыла вместе с мужем они пришли «в наш 127-й отряд»: она – дежурной по встрече и посадке пассажиров, а он – милиционером в службу охраны.

…Вот они, те белокрылые красавцы из детской мечты, стройным рядом разместившиеся на летном поле. Взлетная полоса, уходящая за горизонт, ангары для «небесных тружеников», несмолкаемый рев турбин, пассажиры, заполнившие зал ожидания, длинные очереди в авиакассу… Взлет-посадка, взлет-посадка… Движение в енисейском аэропорту не прекращалось: он жил, развивался, процветал. Постоянно пополнялся авиапарк: к первым Ш-2, Р-5 и По-2, появившимся в Енисейске в 1934 году, постепенно добавились Ан-2, Як-12, Л-410… И вот уже Ил-18, Ту-154 и Ил-76 выпускают свои шасси над ровной длинной взлетно-посадочной полосой енисейского аэропорта. Жизнь здесь кипела вовсю, так что тогда, в 1976-м, семья Афониных сразу оказалась, как говорится, в водовороте всех этих событий, без сомнения, приятных, интересных и насыщенных.

Вскоре Александру Алистарховну перевели работать кассиром, а затем и старшим кассиром. «Сейчас работники касс удивляются, когда мы им говорим, что за одну смену выписывали по 700 билетов. Вручную!», — рассказывает она сейчас с гордостью, но и не без грусти, конечно. Полторы тысячи человек насчитывал штат сотрудников предприятия вместе с тремя приписными аэропортами Ярцево, Североенисейска и Мотыгино, а 64 самолета и вертолета куда только ни летали: 12 рейсов в день выполнялось только на Красноярск. Хатанга, Абакан, Игарка, Новоангарск, Канск, Богучаны, Ачинск, Заозерный, Москва, Ош… География полетов была широка, и вряд ли работникам авиапредприятия когда-нибудь удастся привыкнуть к тому, что нынешний график полетов занимает лишь несколько строк, тогда как раньше он выходил за рамки двух сторон печатного листа. «На работу бежали, как на праздник, — вспоминает Александра Алистарховна. — Времени не хватало даже на обед – такая нагрузка была. Но мы все были счастливы и жили одной большой дружной семьей, провожая экипажи в полет и радостно встречая их в родном аэропорту. Чаем-кофе их напоим, да и ребята летчики без гостинцев не возвращались: то хлеб горячий подтесовский привезут, а то — конфет шоколадных. А лаваш настоящий ташкентский какой вкусный!» Сейчас уже и авиапредприятия того нет, и коллектив стал неизмеримо меньше, но добрые семейные отношения работники енисейского аэропорта все-таки сумели сохранить до сих пор: «Мы столько уже вместе прошли, столько пережили, — говорят, — теперь вот все вместе надеемся, что когда-нибудь аэропорт вновь задышит, заживет».

Когда в 90-х годах в предприятии началась реорганизация, приходилось одновременно совмещать несколько должностей, становясь попеременно кассиром, диспетчером, агентом, кладовщиком, а то и грузчиком, вспоминает Александра Алистарховна. Выживали, как могли. Уйти и оставить все? Да разве с родным домом так поступают? Разве его любят только когда все хорошо? Нет, конечно. А ведь иначе как домом родным Александра Алистарховна свою работу и не называет. «Я даже не представляю себя без аэропорта. Уже по звуку, по времени ориентируюсь, какой вертолет откуда летит. Даже если в отпуске нахожусь, слышу гул самолета или вертолета, душа начинает болеть, и я уже всем сердцем на работе. Мне вообще кажется, что это мой дом, и все здесь – мое, не чужое».

Наверное, именно поэтому ее здесь так любят, ведь для каждого у Александры Алистарховны найдется и теплое слово, и добрый совет. «А соленья у нее какие! И праздники – самые веселые, да и в беде никогда не оставит. Она как мама нам всем, около нее всегда шумно, всегда оживленно. И молодая она у нас всегда, радость и краса наша!», — в один голос говорят люди, которые уже не один год работают вместе с Алистарховной – так они ее ласково здесь называют. Она и новичков берет «под свое крыло», опекая, ободряя и поддерживая, помогая освоиться в коллективе. Однако дружеские отношения вовсе не мешают ей быть требовательной, ведь работа есть работа, к тому же она сама может являться образцом дисциплинированности и ответственности. Вот и на смену свою приходит за час, а то и полтора до начала рабочего дня, ведь нужно, чтобы все было проверено заранее, борта заправлены. Только тогда можно спокойно приступать к работе, которая не заканчивается до тех пор, пока последний самолет или вертолет не приземлится, во сколько бы то ни было. «Если случаются паводки или пожары в тайге, то и до двух часов ночи ждем. И сами переживаем, и в Красноярск должны доложить, что борт приземлился, что все в порядке».

…«Диспетчер? Примите заявку на санзадание». «Пишу. Александровский шлюз. 30 лет. Рваные раны… Скорая? Готовьтесь к вылету на санзадание». Короткие отрывистые фразы, четкие движения. На эмоции пока времени нет. «Вот поэтому и прихожу за час до начала работы – всякое может случиться и борт должен быть готов к вылету в любую минуту», — скажет потом Александра Алистарховна. И добавит: «Каждую такую новость через себя пропускаешь… А потом мы обязательно справляемся, как там наши больные?» И правда, больше, чем работа…

Почти 40 лет, связанных с одним авиапредприятием, которому, кстати, в этом году исполнилось 80. Целая жизнь, и свой, совершенно особенный, мир. Почему-то память настойчиво приводит на ум строчки из одной песни: «Посмотрите, как он рулит по перрону, как взлетает, и поймете — некрасивых самолетов не бывает». Как знать, может, нечто подобное чувствовалось тогда маленькой девочке, когда, устремляя взор в небеса, она смотрела на уносящийся в неведомую даль самолет. Смотрела до тех пор, пока не становился он едва различимой серебристой точкой, оставившей за собой только белые росчерки на ослепительно-солнечном небе. Да у Александры Алистарховны и сейчас на заставках рабочего компьютера – только самолеты, и, наверное, это тоже о чем-то говорит.

Фото автора


Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

26 мая 2022
Мошенники под видом сотрудников МЧС пытаются продать жителям края огнетушители
Сотрудники МЧС по краю предупреждают жителей региона об участившихся случаях мошенничества. Представляясь сотрудниками пожарного надзора, злоумышленники запугивают предпринимателей и обычных
26 мая 2022
Красноярский студент за три месяца собрал автомобиль
Студент университета Решетнева Кирилл Рогозин за три месяца собрал багги — небольшой легкий автомобиль для езды по бездорожью. По словам
26 мая 2022
Жителям северных районов Красноярского края можно будет заготавливать больше дров
Установленные нормы заготовки древесины могут быть увеличены для жителей северных районов края. С такой инициативой выступили депутаты Законодательного собрания края.