Меню Поиск
USD: 73.20 -0.12
EUR: 85.85-0.02

Енисей – Ионесси, Ангара – Арама




Автор: Виктор Анонен

Меня всегда интересовала история возникновения географических названий и, прежде всего, на карте родного Мотыгинского района. Есть названия, над которыми нет необходимости ломать голову, например, р. Рыбная, о. Черемухов, п. Новоангарск, с ними всё понятно. Но большинство топонимов вызывают вопросы. Недалеко от Мотыгино есть поляны, бывшие покосы под названием Проспиха. Кто и когда их «проспал»? Поселок Решающий, который в 30-е годы строили спецпереселенцы, в том числе и мои родственники, - что-то ведь он «решал»?

Хочу поделиться своими любительскими исследованиями в области топонимики района.

Поскольку в стародавние времена Нижнее Приангарье населяли эвенки (тунгусы), то многие названия связаны с их языком, но сначала попробую объяснить топонимы, имеющие русские корни.

Самым ранним документальным источником для меня стал «Путевой дневник» Н.Г. Спафария, которого в 1675 г. царь Алексей Михайлович направил послом в Китай. Путешественник проследовал в том числе и через Ангару на дощаниках (транссиба тогда не было), оставив подробные записи.

Многие нынешние названия речек, впадающих в Ангару (он ее называет Тунгуской), существовали уже тогда. Но надо учесть, что поднимаясь вверх по Ангаре, путешественник левый берег называет правым, а правый – левым.

Н.Г. Спафарий пишет: «На левой стороне речка Погромная. А против той речки насередь реки Тунгуски остров великой Погромной же. А называют тот остров Погромным для того, что на том острове громили тунгусов». По свидетельству посла на «реке Тасееве берут слюду», то есть поселок Слюдрудник ведет свою историю с 17 века! А на Усолке соль варят».

О Рыбном путешественник пишет: «На левой стороне реки Тунгуски погост Рыбной, а в нем церковь, а жилых домов с шесть. А тот погост стоит на горе каменной, а тот камень слывёт кровавой для того, что прежде сего бывала драка у тунгусов с русскими людьми, и русские люди, казаки, переимав тунгусов, метали с того камня в воду, и для того тот камень слывёт кровавой».

О Мотыгинском многоостровье посол пишет: «А в том месте островов с 50 и болши. На правой стороне деревня Новопашенных» (Пашино?). «На той же стороне деревня Полетаева, от деревни Новопашенной две версты, а подле той деревни протока» (Зайцево?).

О Выдумском Быке: «А именуют тот Бык Вымдомским для того, что в том месте дощаник попортило и опрокинуло, и пожитки многие потонули у дворянина московского, прозванием Вымдомской, а шол он по Указу Великого Государя в Илимский острог воеводою».

О шивере Аладиной: «А называют ту шиверу Оладиною для того, что в том месте дощаник попортило у московского дворянина, прозванием Оладьин».

Я иногда задумывался: откуда название речек Ослянок (Верхняя и Нижняя)? Странно, ослики на Ангаре не бывали. Н.Г. Спафарий объясняет это так: «А словут те речки Ослянки для того, что в них каменья оселки, что ножи точат». Так что с упрямыми животными это никак не связано.

Недалеко от Южно-Енисейска есть речка Мамон, в 50-е годы у моего дедушки там был покос. Эта речка на меня, мальчишку в то время, наводила мистический страх. Я ее боялся. Совсем недавно в энциклопедическом словаре прочитал: «Мамона – злой дух, олицетворение корыстолюбия, стяжания, алчности». А в Сибирской советской энциклопедии 1932 г. издания написано: «…речка длиною 20 километров, известна своей золотоносностью. В системе речки Мамон работало 22 прииска, давшие свыше 9 тонн золота».

К северу от Мотыгино есть гора Шанежная. По преданию, на этой горе бабы встречали старателей, угощали шаньгами, спаивали, а наутро, когда старатель просыпался, с пустыми карманами возвращался на прииски.

Наш район находится в таежной зоне, но раньше было много сельскохозяйственных земель. Поля, заимки на сельхозкартах имеют свои названия: Ивановские, Истёгинские, Степановские, Петрухинская гарь, Дорофеевская гарь, Митрофанова кулига. Названы они так, очевидно, по именам и фамилиям тех, кто их возделывал.

На Маланинской заимке, в 12 км от Мотыгино, и сейчас можно видеть развалины скотного двора – летнего лагеря еще довоенной постройки.

За п. Решающим есть поля Красноармейские. В 70-е годы М. И. Андрияшин – в то время начальник участка – рассказывал мне об истории названия этих полей.

Началась Великая Отечественная война, мужиков мобилизовали, привезли в Мотыгино, но пароход задерживался. И тогда местные органы Советской власти направили мобилизованных на раскорчевку полей. Люди шли на смерть, но поля разрабатывали в полном соответствии со старой русской истиной: помирать собирайся, а рожь сей. Сейчас, в мирное время, на Красноармейских шумит молодой лес, продукты возим из-за «бугра». Да разве только на Красноармейских!

Чтобы понять, что означают названия речушек на эвенкийском языке, пришлось из Новосибирского издательства Сибирского отделения Российской Академии наук выписать эвенкийско-русский словарь. Но перевод оказался делом непростым: многие топонимы переделаны под «русское ухо». Достаточно ярким примером этого может являться Енисей. В профессиональном переводе составителя словаря Б.В. Болдырева это «ендеги» - большая река. Созвучия мало, не правда ли? В литературе можно встретить Енисей как Ионесси.

В эвенкийском языке много диалектов, наречий и других особенностей. Бывает много непохожих названий одного и того же предмета, животного. Например, семь названий медведя. Конечно же, я не переводчик и даже не тунгус. И всё-таки осмелюсь предложить свои версии переводов ряда географических названий.

На эвенкийском языке «орон» – это олень. На севере района есть речка Орой, Орнакул («кун» – увеличительный суффикс, то есть большой олень, или скорее, много оленей). Есть ручей Олонокончик («кон» – уменьшительный суффикс, «орокон» – оленёнок). Речки: Коченга, по словарю «кочокту» – извилистый (о реке), Киргитей – «кэргитэй» - храпящий (возможно, шумящий?).

Микчанда, по-эвенкийски «микчан» – кабарга, второе значение – прыгать, скакать. Речка Ишимба, «ишэ» – камень. Иллеркон, «илир» – крутой берег, «кон» - небольшой. Паренда , «пэри» – вращаться (о воде).

В названиях речек Удерей и Удоронга есть созвучия, в словаре «урэды» - горный или таежный.

На Мурожной под высокой скалой когда-то был прииск Чикили, названный по впадающей в нее речушке. Какое светлое название, прислушайтесь: Чи-ки-ли, как колокольчик, как вода по камушкам. По-эвенкийски, «чикил»- спрятанный.

Известно, что речка Иркинеева (в Богучанском районе) названа по имени тунгусского князца Иркинея, «иркин» в переводе – время ранней осени. Возможно, он родился в августе-сентябре.

По левому берегу Удерея, между Южно-Енисейском и Кировском стоят горы Чембуглы. К этому топониму я никак не мог подобрать ключик, пока не вычитал в книге В.А. Туголукова «Тунгусы Средней и Западной Сибири», что у приангарских эвенков был злой дух, одноглазый, однорукий и одноногий Чулугды. Так что он, возможно, в этих горах и жил.

Есть разные версии происхождения названия Мотыгино. Например, по фамилии первого поселенца казака Ивана Мотыги (а был ли такой?).

В тунгусской версии более-менее созвучны «моты» - лось, «мотыкса» - лосиная шкура или мясо, «мотыка» - медведь-муравьед, «модан» –излучина реки. Хотя я не настаиваю ни на одной версии.

Пытался я найти объяснение названия нашей красавицы Ангары. По некоторому созвучию и смыслу остановился на одном слове – «арама». В переводе – медленный, тихий. Ведь в песнях мы называем Ангару величавой.

Как мы видим, географические названия живут в веках, но многие местные, к сожалению, выходят из употребления, забываются, хотя могут рассказать много интересного. Давайте вспомним их на страницах газеты.


Комментарии:




Свежий выпуск

Видео



Решаем вместе
Не убран снег, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!