И чужие могут стать родными

И чужие могут стать родными
И чужие могут стать родными

Привокзальный район, пятиэтажка, но не стандартная, а такая, в которой все квартиры явно больше, чем в большинстве домов: по две на каждой лестничной площадке. Дверь самая обыкновенная. А вот семья, которая живёт за ней, необычная. Кроме мамы и папы здесь обитают семеро детей. Двое родных, а пятеро приёмных. Потому и семья тоже называется приёмной.

Звоню в дверь. Раздаётся заливистый лай. Открывший дверь подросток ведёт себя уверенно, приглашает пройти и успокаивает маленького пинчера и меня:

– Вы не бойтесь, он не кусается. Ему просто к вам привыкнуть надо.

– Да я и не боюсь, зверь просто выполняет свою сторожевую работу, – уже я успокаиваю мальчика, который тут же уходит звать маму.

Мальчишек в этой семье четверо, но старший уже дорос до призыва в армию, проводили на службу. Знаю, что кровный Илья и приёмный Саша погодки, а вот кто из них меня встретил, догадаться не могу.

Из комнаты выглядывает девочка лет семи-восьми, весёлая, приветливая и любопытная, как лисичка. Отмечаю, что ведёт себя по-свойски, можно подумать, что тоже своя, но у Ларисы рождались только мальчишки. Значит, это приёмная дочурка так адаптировалась в семье.

Появляется и сама хозяйка. Знаю, что ей за сорок, но выглядит моложе. Вот и не верь, что маленькие дети прибавляют не только хлопот, но и помогают сбросить с плеч груз прожитых лет.

Меня пригласили в зал. Особый уют ему создают множество детских поделок. Один из мальчиков что-то вырезает из дерева. В семье принято дарить друг другу рукотворные подарки. Вещица, сделанная от души, даёт почувствовать любовь близких.

– Илья (так зовут родного сына Ларисы) на тренировке, а Миша с отцом на дачу уехали, – поясняет хозяйка, как бы извиняясь, что не со всеми сможет меня познакомить.

Шестнадцатилетний Саша ведёт себя как маленький хозяин большого дома: спокойно, уверенно и деловито. А девчонки, которым от 8 до 12 лет, слегка потолкались между собой, торопясь сесть рядом с мамой. Поскольку места всего два, а девочек трое, есть «потерпевшая». Это Настя, которая сразу насупилась, но и быстро была утешена. Всё как в обычной семье, только здесь не делают тайны от детей, что их с родителями не связывают кровные узы.

– А чего секретничать, если мы их брали не малютками, а каждый уже понимал, чего был лишён в этой жизни, – говорит Лариса. – Они очень мудрые, тонко всё чувствуют. Чужого ребёнка сначала жалеешь, стараешься угодить ему во всём, привязанность и любовь приходят со временем. Как только они почувствовали любовь, тепло и искреннюю ласку, вот тогда и возникает семья. А когда много родни, это же замечательно! Ты не один на этом свете.

Лариса рассказала, что она приветствует, когда дети поддерживают отношения с представителями кровной родни. Например, к Веронике иногда приезжает бабушка, которая в течение шести лет, пока внучка была в детдоме, не рискнула взять на себя заботу о ней. А у Настеньки есть папа.

– Я никогда не препятствую общению детей с родственниками, – рассказывает женщина. – А вдруг да произойдёт воссоединение семьи. Такие случаи есть. У нас была приёмная дочка Алёнушка, которая сейчас живёт со своей мамой.

Алёна была самая первая девочка, взятая в семью много лет назад. Безушко жили в ту пору в деревне Юрьевке, работала Лариса Дмитриевна в детском доме воспитателем. И, когда одна девочка стала проситься взять её домой, хотя бы на выходные, не смогла отказать. Так всё и началось. Алёнка дни считала до выходных. Какое надо иметь каменное сердце, чтобы не оправдать ожиданий ребёнка. Быстро освоилась так, что в какой-то момент наотрез отказалась вернуться под крышу казённого дома. За неё замолвил слово старший сын Павел, который очень любит младшего брата, но всегда хотел ещё и сестрёнку. Так девочка и вжилась в семью, хотя ещё год числилась в детском доме.

– Я тогда никаких денег на неё не получала, – вспоминает Лариса. – Государство, конечно, немалые льготы для сирот предусмотрело, только тяжело ими воспользоваться. Столько было хлопот, чтобы получить путёвки на девочек в «Сокол». Сколько уже отказов разных было…

Интересуюсь, как возникла идея создать приёмную семью. Ведь от одной девочки до целой ватаги ребят, наверное, большой путь.

– Сначала мне предложили оформить Алёнку. Я подумала и согласилась, – вспоминает женщина. – Детдомовские у нас в селе дружили с местными. Их во многих домах принимали. А раз я там работала, то и у меня они были частыми гостями. Вите уже 15 лет было, когда он увидел, как мой муж трактором управляет, попросил его научить. Стали они вместе пахать. Участок у нас большой был, дом 160 квадратов. До вечера из кабины было не выгнать. А как «работника» отпустить, не попарив в баньке, не угостив? Позвонила в детдом, предупредила, что у себя его на ночь оставлю. И он наутро не захотел никуда уходить. Вырастили и его.

Алёна и Виктор уже имеют свои семьи, обзавелись детьми. Жизнь такая, что общаться приходится больше по телефону, все много трудятся, чтобы встать на ноги.

– Девчонки – это уже «вторая партия», – улыбается женщина. – Мы их в Ачинске взяли. Из первой «троицы» только Саша остался.

Оказалось, что «первая партия» была от одной матери, утратившей на них права. Вот и подтянулись один за другим к Безушко.

– Если к одному подход нашёл, смог достойно воспитать, то дальше уже не страшно, да и не сложно, – говорит наша героиня. – Главное – научить младших слушаться старших, а старших заботиться о малышах. На этой основе всё и строится.

Посидев немного с нами, Саша отправляется выгулять Фунтика, сам погулять. Лена убегает за молоком. Всех приучают к хозяйству, к тому, что деньги имеют стоимость.

– У детдомовских часто складывается потребительское отношение. Они не знают, откуда что берётся, как трудно деньги зарабатывать, какое они имеют свойство быстро улетучиваться. Никакой еды для себя приготовить не умеют, ни прибрать за собой. В семье же всё по-другому. Я могла бы и не работать, – говорит женщина. – Мне приплачивают за их воспитание, и стаж идёт. Но они должны видеть и понимать, что каждый обязан что-то приносить в семью. Да и график у меня удобный – сутки через трое.

– А почему в Ачинск переехали? – задаю вопрос.

– У Вити проблемы начались. Он год у нас прожил и поехал учиться в Ачинск, поселили его в общежитии. Никто над душой не стоял, учиться не заставлял, его отчислили. Вернулся в Юрьевку, пришлось добиваться, чтобы ему десятый класс засчитали. Снова поехал в Ачинск, но тут уже и муж с ним отправился, тоже пошёл учиться заочно. А на следующий год и Паша к ним присоединился. Оба пацана при нём, присмотрены. Но и ему тяжело, и нам без них сложно. Да ещё и детский дом закрыли. Детей, кстати, почти всех по семьям разобрали. И мы решили в город перебираться. Поначалу трудно было, снимали квартиру, а потом вот ипотеку взяли. Дорого жильё обошлось, но и места много, всем хватает. Я ведь уже в тишине находиться не могу. Мы в прошлом году вдвоём с Леной на какое-то время остались, я не знала куда себя деть.

Показывая свою уютную квартиру, Лариса посетовала, что пора бы ремонт делать. Но пока начали строительство двухэтажной дачи, надо потерпеть. Зато скоро опять можно будет летом жить на свежем воздухе, выращивать здоровые продукты.

– Очень хотелось бы получить участок под строительство дома на Привокзальном. Все наши дети учатся в лицее № 1. Конечно, мы делаем для них всё, чтобы обеспечить их жильём, закрепить за ними доли, если у кого-то есть какие-то основания претендовать на какую-то недвижимость от их бывших семей. Все ведь они жили где-то и с кем-то, пока не оказались в детдоме.

– Приёмная семья – это что-то вроде мини-детского дома? – спрашиваю у приёмной мамы.

– Нет, что вы, – обижается Лариса Дмитриевна. – Это самая настоящая семья, где все друг друга любят, берегут, ценят. Не бойтесь брать в семью «чужих» детей, они быстро становятся родными.


Читать все новости

Видео

Фоторепортажи

Также по теме

5 июня 2024
Красноярский край в числе лучших по решению проблем жителей
Общероссийское общественное движение «Народный фронт» отмечает Красноярский край как один из лучших регионов страны по количеству решенных проблем жителей. Об
2 июня 2024
Около 20 тысяч человек побывали в национальном центре Астафьева за первый месяц работы
Более 18,5 тысяч человек посетили Национальный центр В.П. Астафьева в Овсянке за первый месяц работы, сообщает министр культуры Красноярского края
8 мая 2024
Красноярцев попросили с пониманием отнестись к мерам безопасности в праздничные дни
В предстоящие праздничные дни правоохранители, помимо дежурств, будут патрулировать места массового пребывания жителей. Это необходимо для обеспечения общественного порядка и