К родным берегам

К родным берегам

В 1951 году Андрея Нечвидова из Подпорога призвали в армию. Попал он в пограничные войска. Служил почти в 4000 километрах от дома, под городом Благовещенском, на границе с Китаем. Прошло два года. В деревеньке на берегу реки Кан родные и друзья с нетерпением ждали весточки от солдата. Никто и предположить не мог, что скоро увидит самого Андрея …

Поезд шел ночами

Однажды ночью 1953 года заставу подняли по тревоге. Построили. Пограничникам выдали новую форму, посадили в вагоны и повезли. Никто не сообщал ни направление, ни цель передислокации. Поезд шел только ночами, днем стоял на глухих полустанках.

Через две недели, ночью, — остановка. Выгрузились из вагонов, построились и отправились пешком в неизвестном направлении. Шли в кромешной темноте. А когда переступили порог казармы, упали на пол и заснули как убитые.

Утром построение. Командир объявил: прибыли к месту назначения, далее будете служить в военно-строительных частях МВД, работать на режимном объекте.

В каком регионе – все еще непонятно.

На следующий день отправились на работу. Идут бойцы колонной. Открывается перед ними река. Широкая, стремительная, со множеством островов и перекатов. На правом берегу тайга.

Солдаты идут себе и идут. А Андрей Нечвидов, сам не зная почему, глаз не может оторвать — и от реки, и от берегов. То в одну сторону посмотрит, то в другую. И все кажется ему до боли знакомым.

Вдруг на левом берегу показался черный выступ. Всей своей глыбой врезается в реку, преграждая ей путь. Скалы обрываются прямо в воду. К правому склону, поросшему кустарником, притулилось село. Длинной дугой выгибается, повторяя очертания берега.

— АТАМАНОВО!!!

Вот пристань, а дальше — совхозные причалы. Старинное енисейское село ни с каким другим поселением спутать невозможно. Товарищи спрашивают Андрея: ты что это засиял, как медный пятак. Он полной грудью вдохнул запах реки, показал вдаль:

— Там мой дом. Мама.

Ребята не поверили. Смеются. А он прикидывает: сколько километров до устья Кана. Примерно 20. Оттуда рукой подать до его родногоПодпорога.

Вот так поворот судьбы! Редкостная удача — служить в родных местах.

Закалка военной поры

Правда, он еще не знал, что впереди — тяжелая и опасная работа. Но им ли, сиротам военной поры, бояться трудностей? С раннего детства получили такую закалку, что в мирное время хватило бы и на троих.

…Отца призвали на фронт на четвертый день войны — 25 июня 1941 года. А через 8 месяцев пришла солдатке Аксинье Ивановне скорбная весть: в бою за социалистическую Родину верный воинской присяге, проявив геройство и мужество младший сержант 865 стрелкового полка Павел Степанович Нечвидов погиб 18 февраля 1942 года. Похоронен в с. Цеповая Сухиничского района Смоленской области.

Вдова осталась с тремя малыми детьми. Как выжить семье? Только, если работать с утра до ночи, – и старым и малым. Андрею после 4 класса пришлось оставить школу. Мальчишкой он сел за руль трактора «фордзон». За парту уже не вернулся — работать на полях было некому, почти все мужики погибли на фронте.

Тоннель в скале

нечвидов.jpgВ чреве Атамановского хребта шли горные выработки. На глубине 200 метров заложили шахту. К ней одновременно — со стороны Енисея и с берега Шумихи — пробивали тоннели.

Самых крепких, физически развитых бойцов, в том числе и Нечвидова, поставили в забой. Бурение проводилось перфораторами с воздушной продувкой. Пыль в забоях стояла столбом. После смены выходили будто с мельницы. Только «мука» та была опасная, содержала в себе много кварца. Правда, в конце 1953 года ко всем выработкам провели водопровод, и воздушные перфораторы сменили на водяные. После бурения в каждое отверстие (шпур) закладывался динамит. Монолитные скальные породы взрывались. Гранит вывозили на берег Енисея, и проходка шла дальше.

Конечно, военнослужащие не имели ни малейшего представления о том, что это была за стройка.

В 1948 году в строжайшей тайне советское правительство решило один из заводов по производству оружейного плутония построить глубоко под землей, чтобы защитить его от ракетно-ядерного и бомбового ударов.

Место для подземного комбината выбрали на Енисее, в 60 километрах от Красноярска.

В августе 1949 года на Прижим прибыл первый отряд военных строителей. А к началу 1953 года на секретном объекте дислоцировалось уже 9 военно-строительных частей общей численностью 10 тысяч человек. Трудилось и более 25 тысяч заключенных.

Однажды в штольне произошел обвал породы. Андрей бурил камень вместе с земляком, уроженцем Усть-Кана Петром Зеликовым. Они подружились еще на границе, и на горных выработках старались держаться друг друга. Оба и оказались погребенными под обрушившимися скалами.

Поначалу было не страшно, даже смеялись, бравировали. Не хотелось выглядеть слабаками. Потом стало не хватать воздуха. Пытались проделать хоть маленькое отверстие — куда там, такая махина обрушилась. Мучила жажда, потом пришло чувство голода. Чтобы не околеть совсем, старались все время двигаться…

Прошли сутки. Еще одни! Солдаты уже не ориентировались во времени. Больше всего хотелось пить. Мысленно уже попрощались с жизнью. Обидно было – мало чего в жизни видели. Тяжко было в войну, так ждали победу. Но и послевоенные годы в деревне выдались очень трудными, голодными.

Только через трое суток смогли вызволить ребят из гранитного плена. Когда помылись в бане, Петр глянул — а у Андрея голова седая. А ведь держался молодцом.

Родной дом в 25 километрах! Но на таком объекте нечего было и мечтать об увольнении. Однажды Андрей решился на отчаянный поступок и … рванул в самоволку. По дороге в Подпорог не шел, просто летел, не чувствуя усталости. Мать увидела – расплакалась. Подбежали брат с сестрой – Саша и Нина. Обнялись. А ему уже в обратный путь собираться надо. За самовольное оставление части по головке не погладят, времена все еще были суровые.

Но когда вернулся в часть, серьезного наказания не последовало (спасла репутация отличного бойца). На гауптвахте, конечно, посидеть пришлось.

Персональная машина

В 1954 году закончился срок службы, и солдат вернулся в Подпорог. Работы в маленькой таежной деревушке не было. Устроился в Красноярский химлесхоз, участки которого находились в Подсочке, Глинске, Усть-Кане. Женился на девушке Лине из семьи ссыльных украинцев. Вскоре в молодой семье появились дети.

Сначала Андрей работал вздымщиком. Была такая профессия. Ведь лесхозы не только валили лес, но и собирали живицу. Вздымщики снимали с сосен толстую кору, на оголенную древесину наносили надрезы. По ним в воронки стекала смола.

Директор предприятия (ставшего леспромхозом) Михаил Силинский, заприметив работящего парня, определил его водителем на лесовоз.

По немыслимым таежным дорогам Андрей Нечвидов водил разные марки машин. Трудился самозабвенно, покоряя одну высоту за другой. В 1964 году его наградили медалью «За трудовое отличие».

Однажды в леспромхоз поступил новенький МАЗ-500. Но необычный, с именной табличкой. Персонально для победителя всесоюзного соревнования. На табличке было выбито имя Андрея Нечвидова.

Однако лес в округе скоро выпилили, и леспромхозы стали ликвидировать. Все окрестные деревеньки попали в число неперспективных. Жители стали разъезжаться. Кто в дальние леспромхозы, кто в город, кто в ближайшие села. Глинск, Подсочка прекратили свое существование. Усть-Кан и Подпорог обезлюдели.

Нечвидовы всей семьей перебрались в «Девятку». Андрей Павлович устроился в третью автоколонну, возил на самосвале бетонный раствор для строительства объектов Красноярска-26, Сосновоборска.

В 1987 году за мастерство, высокие достижения в труде ему присвоили звание заслуженного работника автомобильного транспорта РСФСР. В ту пору в городе всего два человека были удостоены такого звания.

В книге «Железногорск», вышедшей к 50-летию города, есть глава «Ими гордится город». В ней названы почетные горожане и заслуженные люди предприятий – Герои Социалистического труда, лауреаты Государственных премий СССР, Совета Министров СССР. В этом списке есть и имя нашего земляка — водителя УАТ Управления строительства «Сибхимстрой» Нечвидова Андрея Павловича.

Внук сержанта — полковник

Сын Нечвидовых Николай родился в Подпороге в 1955 году. Однажды к деревенскому пастуху дяде Антону приехал брат — бравый фронтовик в звании полковника. Как и другие мальчишки, Коля во все глаза смотрел на офицера, который словно сошел с экрана: был самим воплощением отваги и мужества. Тогда паренек и решил: буду военным.

Скорее всего, земляки Николая, разъехавшиеся в разные края, не знают: он не просто осуществил свою детскую мечту, но и добавил известности и своей фамилии, и своей малой родине – Подпорогу.

В 1974 был призван на военную службу. Срочную проходил в знаменитой дивизии имени Дзержинского. Оттуда — прямиком в военное училище. Получив офицерское звание, служил командиром взвода, роты, батальона. В 1989-м поступил, а в 1992 году окончил академию имени М.В. Фрунзе.

В 1999 году он стал первым командиром отряда специального назначения Восточного регионального командования ВВ МВД России — легендарного «Тайфуна».

К тому времени имел богатый боевой опыт. Немало послужил и повидал. В первую Чеченскую воевал в составе Ангарского полка оперативного назначения. Позже служил начальником разведки Восточного округа внутренних войск МВД РФ.

…Обстановка на Северном Кавказе была сложной. Бандиты совершали дерзкие нападения на соседние регионы. В Чечне похищали людей, брали заложников, требовали выкуп. С Кавказа шли трафики с наркотиками, фальшивой валютой. В контртеррористической операции действия армейских формирований не всегда были эффективными. Требовались специальные отряды, способные наносить точечные и выверенные удары по боевикам. Тогда и был создан «Тайфун».

Приняв отряд спецназа, Нечвидов обеспечил не только боевую подготовку личного состава, но с помощью командования укомплектовал подразделение самой современной техникой и вооружением. Военнослужащие получили бронетранспортеры, станковые автоматические гранатометы. Вскоре «Тайфун» выехал на Кавказ и приступил к проведению спецопераций и разведывательно-поисковых мероприятий в составе Объединенной группировки войск на территории Чеченской Республики.

Он проводил свои операции и засады в опасных районах Северного Кавказа, сопровождал колонны военных с боеприпасами, материальными средствами.

О том, как действовали дальневосточные спецназовцы, говорят цифры. По информации СМИ, с мая 2000-го по май 2005 года личным составом отряда было обнаружено 87 базовых лагерей незаконных вооруженных формирований. Вскрыто 149 схронов с оружием и боеприпасами, изъято 319 единиц огнестрельного оружия, обнаружено и обезврежено 545 фугасов, мин и самодельных взрывных устройств.

Нечвидов не только умело руководил операциями, но по- особому бережно относился к подчиненным. Все до сих пор вспоминают его отеческую заботу о рядовых бойцах.

За мужество и героизм, проявленные при выполнении воинского долга в Северо-Кавказском регионе, более 170 военнослужащих отряда удостоены государственных наград. Н. А. Нечвидовнагражден орденом Мужества, медалями ордена «За заслуги перед Отечеством» 1и 2 степеней.

Наверно, верность воинскому долгу тоже передается по наследству. Как рост, цвет глаз или черты характера. Сержант Павел Степанович Нечвидов в боях на полях Смоленщины остался верен воинской присяге. Его внук полковник Николай Андреевич Нечвидов в боевой обстановке всегда служил примером для солдат.

К родным берегам

38 лет не был он на своей малой родине. За свою жизнь повидал много удивительных мест. Но снятся ему не экзотические страны, а тихая речка Кан, большой родовой дом в полтора этажа, который поставил его прадед, переселенец из Белоруссии. Валуны Большого Канского порога, земляничные поляны за речкой в Глинске. Вспоминает, как бегали мальчишками к деду Потапу на пасеку, и старик баловал детвору свежим медом. Как сгорел родной дом, и все село помогало обустроиться после пожара. Как пастух дядя Антон собирал стадо, играя на берестяной дудочке…

По Интернету Нечвидов нашел друзей детства – Юрия Кривошеева, Нину Федюкевич (Мурашкину), Анатолия Клюева, Любовь Сушкевич (Борисову). Летом они мечтают встретиться на родной земле.

…В Подпороге над трубами давно не вьется дымок. Нынешней зимой здесь обитало всего два человека. Улицы заросли травой. Старинные дома обветшали… Но, наверное, каждый найдет тропинку к родному дому. Сходят на кладбище, посидят у родных могил. Поставят поминальные свечи в часовне святого равноапостольного князя Владимира. А потом все вместе обязательно пойдут на берег реки. Реки своего детства.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Без рубрики
21 октября 2015
Историей становится война, уходят в книги все ее солдаты
В юбилейный год 70-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, и что особенно символично, в год литературы, в красноярском
Без рубрики
21 октября 2015
Стелятся дороги километрами
Сегодня в нашей стремительной жизни очень важна скорость, в том числе и скорость передвижения. Кто-то пользуется для этого личным автомобилем,
Без рубрики
21 октября 2015
Есть такая профессия – Родину защищать
«Ух ты! Можно попробовать? Я тоже обязательно стану военным, когда вырасту!»  Пожалуй, такая твердая уверенность мальчишки в своем будущем говорит

Советуем почитать