Лисичанское несчастье

Лисичанское несчастье

Совсем недавно «Канские ведомости» рассказывали о семье, приехавшей в Канск из Горловки на юго-востоке Украины, охваченной войной. Сегодня мы беседуем с Анастасией Котелевской и её дочерью Юлией, спасшимися из своего родного горящего Лисичанска в Луганской области.

— Когда вы ощутили первые негативные изменения в своей жизни? С майдана?

— Нет, когда в Киеве начался майдан, у нас было тихо. Потом кто-то приехал на джипах и свалил памятник Ленину. Не знаю, кто это был, у нас есть приверженцы обоих противоборствующих сторон. Скоро начались перебои с зарплатами, а в мае этого года в городе появились первые блок-посты. А в июне началась стрельба, начали взрываться мосты — рванули мост между нашим городом и соседним городом Рубежное.

— Видели ли вы представителей «Правого сектора»?

— Нет. Видели только ополченцев, как они начали ездить на машинах, ходить с оружием.

— Что с вашим жильём?

— У нас там была квартира в многоэтажном благоустроенном доме. Мы просто её закрыли и уехали. Не знаем, что будет теперь с нашей квартирой. Квартиры никому даром не нужны, из города почти все уже уехали. Конечно, надеемся, что всё уладится. Но возвращаться людям уже некуда: был завод НПЗ, его взорвали. Работы в городе нет.

— Анастасия, где вы работали?

— В садике, воспитателем. Последние месяцы детские сады тоже не функционировали, но была одна дежурная группа, мы её вели на свой страх и риск. Каждый день гудела сирена перед бомбежкой. Ночью просыпались от взрывов. Страшно!

— Уехали все или там остались ваши родственники?

— На Украине моя мама и другие родственники, они живут в селе в 30 километрах от города. Все дома разбомбили, они прячутся в погребе. Ни света, ни связи, лишь иногда нам удаётся созвониться. С нами не поехали — у них хозяйство. Сказали: «Подождём до осени». Но «доблестная» украинская армия старается окружать населённые пункты и никого не выпускать.

— Вы покидали Украину с организованной группой?

— Мы уехали на собственном автомобиле. Поехали на границу. На границе украинских пограничников нет — стоят ополченцы. Если бы стояла нацгвардия, нас бы не пустили. Мой муж сказал, что не пойдёт в украинскую армию. «Они же нас ещё и бомбить будут!». Он пошёл к ополченцам.

То есть он сейчас там?

— Да! Он довёз нас до Тайшета и снова поехал на Украину. У него осталась мать, и моя мама тоже там. Вчера пыталась созвониться с ним — нету связи. Может быть, ему и придётся воевать.

Как война повлияла на криминальную обстановку?

— Народ почти весь уехал. Пока светло — люди выходят на улицу. Мы даже в школе ремонт делали. А в темное время суток люди боятся выходить. Введен комендантский час. Город контролируют ополченцы, пресекают кражи и мародерство. Милиции вообще не заметно. Пришла нацгвардия, начались проверки милиционеров: не помогали ли они ополченцам?

— Были ли до войны хоть какие-то разногласия на почве «русский — украинец»?

— Нет, конечно! Никогда! Муж — дальнобойщик, всю страну объездил, в том числе и западную часть, нигде никогда не возникало проблем из-за языка. А потом людей словно какая-то муха укусила… Запад и восток очень сильно поделили.

— После майдана сразу приняли закон о запрете русского языка, который скоро отменили. Успели ли вы почувствовать эффект того закона?

— Да нет… У Юли в колледже мы на русском разговаривали свободно, но в этом году начали указывать, дескать, помните, в какой стране живём. Делали замечания, если скажешь «на Украине» вместо «в Украине». А в жизни все по-прежнему общались как им удобнее. Ребята по-разному относились к происходящему, но споры до стычек не доходили.

— Почему именно Канск?

— У нас в Тайшете живут родственники. И самый ближний к Тайшету педагогический колледж — в Канске. На Украине Юля уже два года училась на преподавателя дошкольного образования — поступала на базе 9 классов. В Канском педколледже она начнёт учиться с первого курса.

Как вы представляете себе дальнейшую жизнь?

— Пока живем у родственников, с нами еще наша младшая дочка, которой десять лет. Оформляемся как переселенцы. Я родилась в Канске, а отец был военный, служил здесь и увёз семью на Украину. Теперь надеемся на помощь России.

Сразу после интервью я прочитал в новостях, что город Лисичанск оставлен войсками повстанцев во главе со Стрелковым.


Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

19 мая 2022
Физкультура с выгодой: кто и как может получить налоговый вычет за спорт
В Красноярском крае продолжается формирование реестра организаций, клиенты которых в 2023 году смогут получить налоговый вычет за занятия спортом. Эту
19 мая 2022
В Красноярск из Казахстана привезли 170 тысяч эквадорских цветов
В Красноярск из Казахстана привезли более 176 тысяч эквадорских цветов и декоративной зелени. В 5 партиях в краевой центр доставили
19 мая 2022
Болезнь Боткина в Красноярском крае снизилась в разы
Специалисты Роспотребнадзора отмечают существенное уменьшение в регионе количества заболевших острым гепатитом А. В прошлом году заболеваемость им снизилась в 4,5