Меню Поиск
USD: 72.50 -0.15
EUR: 84.67-0.36

Мозаика деревенской жизни


Таежная глубинка особенно нуждается в заботе и внимании



Автор: Елена Шульгина

№ Ирбейская правда №49

Иногда ту или иную деревню хочется сравнить с человеком. После поездки в деревню Васильевку в воображении рисовался пожилой человек, одиноко доживающий свою жизнь в лесной глуши. Можно было бы, конечно, ему перебраться поближе к цивилизации, но всеми корнями врос в родную землю, не мыслит себя без нее. Кроме того, везде хорошо, где нас нет…

Был здесь «Красный командир»

В Благовещенском сельсовете дали справку: проживают в Васильевке 34 человека, и нет ни одного ребенка. Основные жители – пенсионеры, которые родились и прожили всю сознательную жизнь здесь.

На подъезде к деревне - остатки былой поскотины, остовы хозяйственных построек. Если опять-таки проводить аналогию с человеческим образом, то в «молодости» Васильевка была очень даже ничего себе. Образовалась из переселенческого участка «Молдаванский» в начале 1900 годов. Основное население - белорусы и русские. Вполне возможно, что были и молдаване. В 1917 году здесь проживало 366 человек.

В годы коллективизации в Васильевке образовался колхоз «Красный командир». После укрупнения деревня стала бригадой колхоза «Новая жизнь». Люди здесь жили трудолюбивые, основательные. Именно васильевцы одними из первых в районе освоили передовой метод бригадного подряда.

Васильевские холостяки

И одной из первых эта отдаленная таежная деревня отреагировала на перестроечные изменения в стране. Отреагировала болезненно и даже, можно сказать, специфично. Местные парни перестали жениться. О васильевских женихах было написано немало, был даже снят фильм о них и показан по краевому телевидению. Письма тогда летели в деревню со всего края пачками, наиболее настойчивые невесты звонили и даже приезжали. Но местные холостяки стойко держали оборону и, постепенно спиваясь, умирали. Вот так просто и страшно, протестуя против безработицы, бесперспективности, безысходности, подводили они итог своей жизни.

Сейчас из двух десятков васильевских холостяков остался один. Как говорят местные, печаль свою нередко топит в стакане горькой. Но все же и меру знает. Например, полученную субсидию не пропил, а купил воз дров. О чем не без удивления рассказывает одна из местных жительниц.

Летопись деревни, где давно нет общественного производства, а из объектов соцкультбыта один старый покосившийся клуб, теперь, как мозаика, складывается из судеб оставшихся немногочисленных жителей.

Позднее счастье

… В полдень деревня абсолютно пустынная. Только возле одного из домов мужчина, размашисто махая топором, ловко колет березовые чурки. Длинная поленница уже выложена вдоль забора. Немалая куча свеженаколотых дров дожидается своей очереди для укладки. «Запасливый хозяин!» - делаю вывод. Подойдя, знакомлюсь. Николай Степанович (фамилия, ударение на «о») – коренной житель Васильевки. Судьба его весьма интересна. Еще по молодости влюбился в невесту, а потом и жену своего друга. Чувства не показывал, вздыхал тайно. По натуре оказался однолюб, поэтому на других девушек больше не заглядывался. Но когда друг умер, то оказался настойчив. Так в 51 год Николай впервые женился. И вот уже 15 лет живут с Катериной вместе неспешной деревенской жизнью – держат хозяйство, сажают огород. В семье мир и лад. Иногда приезжает Катина дочка. «Я ее и своей дочкой считаю», - говорит собеседник. Вроде бы простые слова сказал, а за ними такая любовь, нежность чувствуется к своей второй половине!

Еще Николай рассказывает о том, как в школе в одном классе учился с Василием Кованенко, главой Юдинского сельсовета, дружили. Давно не виделся с ним, и очень рад передать поклон своему старому другу. Делясь последними событиями, рассказывает о норке, которая залезла в курятник и передушила 30 куриц. Всех уложила, ни одной не оставила. А потом перебралась хозяйничать в соседский двор. Таскала мясо, сало, и вот, наконец-то, попалась в капкан! Словом, сколько веревочке ни виться…

Скажи мне правду, атаман…

По соседству с домом Степановича живут супруги Дмитрий и Надежда Савицкие. Они самые молодые в деревне. Дмитрию еще четыре года до пенсии, Надежде сейчас 54 года. В Васильевке родились и выросли, полюбили друг друга, поженились, вырастили детей. Когда деревня стала разъезжаться, остались из-за престарелых родителей. А потом уж и трогаться с места не хотелось. Живут со своего подворья. Держат скотину, излишки продают. Дмитрий недавно вступил в казачество. И его назначили местным атаманом. К своей новой должности Дмитрий относится ответственно. «А как иначе, - говорит он, - ведь все мои предки были казачьего роду!» Недавно на въезде в деревню установили большой православный крест. Осталось пригласить священника, чтобы освятил его. И тогда деревня будет под надежной защитой. Глядишь, потянутся сюда люди на постоянное место жительства, и откроется тогда у деревни второе дыхание.

Дома и стены помогают

Через дорогу живут супруги Купченко. Валентина Кондратьевна, наверное, единственная, кто работает в деревне. Несмотря на свой солидный возраст – ей уже 75, она заведует клубом. Поскольку молодежи в деревне нет, то собираются там пенсионеры. Подобрался костяк в восемь человек – самые активные и легкие на подъем. Устраивают праздники, сами себя веселят. Даже совместно дни рождения в клубе отмечают. Дети давно поразъехались. Но вот сейчас старшая дочка гостит, помогает по хозяйству, наводит порядки. С супругом Александром Елизарьевичем прожили вместе 60 лет. Он всю свою жизнь отработал на тракторе. Из родного дома, несмотря на уговоры жены и купленную в Канске квартиру, уезжать не собирается. Твердо заявляет: «Помирать буду здесь». Все верно, дома ведь и стены помогают…

Вдали от шума городского

Что для пожилого человека самое главное? Все правильно, внимание. Очень важно, чтобы он знал, чувствовал, что не забыт, о нем помнят.

Про таежную Васильевку можно сказать, что она, по большому счету, отрезана от внешнего мира. Судите сами. Рейсовый автобус ходит раз в неделю. Магазина нет. На всю деревню – единственные «Жигули». Если возникает срочная необходимость попасть в райцентр, надо вызывать такси. В один конец - 700 рублей. Но, слава Богу, что хоть такая возможность есть, - считают васильевцы. Но и тут есть загвоздка. В дефиците карточки для звонков по таксофону. Последний раз их привозили к выборам губернатора края. Говорят, что нет в наличии в Мельничном почтовом отделении, которое сейчас обслуживает благовещенский куст.

По просьбе жителей деревни, связалась с Рыбинским почтамтом, и там заверили, что в ближайшие дни карточки поступят в продажу.

Васильевцы благодарят предпринимателя Владимира Ларченко, который раз в месяц по просьбе жителей отправляет им автолавку с необходимыми товарами. А также Владимира Калиниченко, снабжающего деревню хлебом раз в неделю. Иногда по необходимости - в магазин или к медику - местные жители на рейсовом автобусе доезжают до Благовещенки. Сделав свои дела, вынуждены целый день сидеть в магазине, дожидаясь обратного рейса. Они напоминают главе сельсовета Валентине Чумаковой, что обещала давать транспорт, чтобы довезти людей до дома. К сожалению, говорят некоторые жители, слово с делом у главы расходится. Хотя, казалось бы, какая сложность, выделить на 30 минут автомобиль и сделать доброе дело? Еще людям непонятно, каким образом начисляются субсидии. Почему у одних больше получается, а у других меньше. Совсем не лишним было бы провести сход и разъяснить гражданам волнующие их вопросы.

Васильевцы многого не просят – элементарного внимания. Думается, они его заслужили…



Комментарии:




Свежий выпуск

Видео



Решаем вместе
Не убран снег, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!