О пяти юбилеях

О пяти юбилеях

Встреча в уютной пиццерии этим теплым весенним вечером прошла с молодой семьей Усачевых. Сергей и Ася — активные и позитивные люди. Оба — руководители городских клубов по интересам. И так вышло, что в этом году этим объединениям исполняется пять лет. А вот и еще один юбилей: оказалось, что уже прошло пять лет, как хозяин «RomaniЯ» Слободан Миланович проживает в Канске. А когда разговор стал почти неформальным, речь зашла еще о двух юбилеях, выпавших на этот год.

Возвращение к картам

— Вы — достаточно известные в определенных молодежных кругах люди. Чем же занимаетесь с молодежью, чем вызываете их интерес?

Сергей:

— Я работаю в центре детского технического творчества заместителем директора по учебно-воспитательной работе. На эту должность меня назначили недавно — с сентября. А до этого я занимался компьютерной техникой. Работаю педагогом в ЦТТ уже шесть лет. Там же уже пять лет я веду занятия клуба настольных игр «A.I.Legion» (далее «Легион»).

Клуб начинался с одной моей личной игры. Свое увлечение сначала пиарил только среди друзей, вместе играли. Потом захотелось чего-то новенького. Стал закупать игры на свои деньги. А это недешевое удовольствие. На мое увлечение обратили внимание дети, у которых я тогда преподавал программирование.

— Современные настольные игры сильно отличаются от привычной нам, к примеру, «Монополии». Но в основе всё те же карточки, кубики. В эру компьютерных игр удалось привлечь детей к такому времяпровождению?

Сергей:

— Да, они заинтересовались. Стали приставать, мол, во что это вы тут играете, мы тоже хотим. Так родилась идея создать клуб настольных игр на базе ЦТТ. В октябре клубу официально исполнится пять лет. Могу даже показать документ с печатями! (Смеется. — И.С). Договор о существовании клуба подписан двумя директорами: Сергеем Руленко, директором ЦТТ и Евгением Кузнецовым, директором Красноярского детского образовательного центра. Там ведут краевой проект «Умные игры», в рамках которого нам подарили несколько игр для старта нашего клуба в Канске, где о настольных играх вообще ничего не знали.

Благодаря базовым играм мы начали проводить занятия. Тогда игр было около десяти, а остальные приобретались за собственные деньги. Сейчас игротека клуба насчитывает около 50-ти наименований.

Официально в клубе занимаются всего лишь 12 детей, но на самом деле его посещает очень много людей разных возрастов. Да и мы не ограничиваемся стенами ЦТТ — собираемся на квартирах, и не только в нашем городе. Я, к примеру, часто езжу в Красноярск с огромными сумками, чтобы там народ поиграл. Вот такие «напряги» только ради пропаганды! (Снова смеется. — И.С.) На самих занятиях очень людно, клуб развивается. Мы участвуем в разных турнирах и чемпионатах краевого и российского уровней.

С огоньком

— Ася, твой клуб разительно отличается от посиделок за столом. Как же тебе пришла идея заняться таким, можно сказать, опасным увлечением, как жонглирование горящими факелами?

Ася:

— Моя работа совсем не творческая — я главный бухгалтер в ювелирном салоне. Но, как и у мужа, у меня очень много увлечений. Так же, как и Сергей, я люблю настольные игры. Мы и познакомились во время игры в «настолки». Меня подруга привела в его клуб.

Но основное мое увлечение, на которое уходит почти все время, — это фаер-клуб «Архей», основателем и руководителем которого я являюсь. Нашему клубу в этом году также исполняется пять лет. Но документа с печатями, как у «Легиона», у нас нет!

(Смеясь, кивает в сторону мужа, который с ехидной улыбкой водит рукой по воздуху, демонстрируя, как подписывался документ для его клуба. — И.С.) Это неформальное, добровольное объединение.

История клуба пошла с тех времен, когда я еще была студенткой. Моя подруга по художественной школе уехала в Томск. А этот город, известно, «Мекка» творческой молодежи. И вот она надышалась тамошнего воздуха, многое увидела, переняла. Ее впечатлили фаерщики, люди, устраивающие огненные шоу. Вернувшись в Канск на каникулы, она показала простые элементы, которым успела научиться. Мне сразу захотелось сделать так же. За лето мы с ней выучили основную базу. А там уже помог интернет: стали с младшей сестрой изучать разные техники. Благо сейчас в интернете много видеоуроков, по которым можно обучаться самостоятельно. Стали подтягиваться люди. Зимой поняли, что нужно куда-то перебираться, на улице уже пою (тренировочный снаряд. — И.В.) не покрутишь.

Нас пустили в многопрофильный молодежный центр, где я стала заниматься с ребятами. Коллектив много раз менялся: у нас большой поток. Часто приходят старшеклассники, а потом поступают в ВУЗы и уезжают из города. Костяк из самых первых членов клуба остался. Новеньких, которые не прогуливают тренировки, шесть человек. Есть и такие ребята, которые занимаются не для выступлений, а для души. Приходят редко, выучат элемент и пропадают. Им подобное увлечение нужно только для саморазвития.

От нашего клуба отделилось несколько людей, которые создали свои коллективы. Мы сами делаем себе реквизиты: и светодиодные, и огненные. Сами шьем себе костюмы для мероприятий. И, как всегда, в последнюю ночь. Вот недавно была такая ситуация, когда мы выступали на фестивале «Молодежная весна».

Сергей:

— Шили дома до трех часов ночи! И перед самым выступлением.

Ася:

— С этим ничего не поделаешь. Ведь нужно учитывать, что все учатся, работают. У многих дела. Собраться получается только после семи вечера. И костюмы, грубо говоря, прямо на человеке шьем, распарываем, зашиваем. Платье подгоняем уже перед выходом на сцену.

— Ася, ты играешь в «настолки». А Сергей не увлекся фаером?

Ася:

— Он приходил на тренировки. Но больше затем, чтобы забрать меня домой. Но пока ждал, конечно, выучил пару элементов. Если что, может меня заменить.

Сергей:

— Вот это вряд ли. Я точно не стану работать с огнем!

Пока не пнешь

— Вы оба — руководители. Насколько вам легко дается работа с нынешними подростками?

Сергей:

— Сейчас с детьми работать легче в том плане, что они гораздо спокойнее, чем раньше. Но при этом стало меньше детей, которых можно чем-то заинтересовать. И инициатива у них задавлена. Дети сейчас больше исполнители.

Ася:

— По своему опыту скажу, что неуправляемыми бывают и взрослые. Мы на первых порах делали все сами, нас никто этому не учил. Сами учились паять металлические прутья и контакты. Сейчас же дети, которые приходят на занятия — лишь потребители. Им нужно все показать, дать реквизит, и тогда они будут заниматься. Нужно подойти, «пнуть» пару раз, чтобы они что-то захотели сделать. Если меня нет, они будут балдеть. Конечно, у них бывают такие порывы, когда им что-то хочется, они начинают сами что-то придумывать, тренироваться. Но надолго их не хватает. Хотят все и сразу, а если что-то не получилось — бросают.

Сергей:

— Приведу пример из судо-авиа-моделирования, которое также есть в нашем центре. В этих объединениях дети делают модели кораблей и самолетов. Сейчас ребенок может не делать какие-то детали, подгонять их. Он просто просит родителей, и они покупают ему готовую модель. Раньше ребенок, который сделал свою модель, был как бы выше других, его все уважали, да и он собой гордился. А сейчас крут тот, кому родители купили готовый квадрокоптер (летательный аппарат с четырьмя несущими винтами. — И.С.) за девять тысяч.

Танк не прокатил

-Известно, что вам грозит еще один юбилей, более масштабный. К тому же совсем скоро — уже на этой неделе.

Сергей:

— Действительно, в этом году исполняется 10 лет, как в городе существует канский аниме-клуб «KAniO» (далее «Канио»). Но прежде чем рассказывать, что это такое, нужно вспомнить, откуда это все пошло. Цепочка, на удивление, тянется от вашей газеты. Очень давно у нее был молодежный вкладыш «Территория ХХI». Тогда в ней писала одна активная девушка Юлия Васильева. Через некоторое время она организовала свою молодежную газету «Вне формата». Только сейчас пришло в голову, что этой газете также исполнилось бы10 лет. Когда я учился на втором курсе филиала КГПУ, ко мне подошел муж главного редактора «ВФ» и предложил там писать. И вот я стал одним из тех, кто создавал самый первый номер. Начинал со стишков. Хорошо, что сейчас они в прошлом! Не дай бог им где-то всплыть! Чтобы было о чем писать в газете, сами организовывали молодежные мероприятия. Поэтому мы часто ходили по спонсорам. И вот в один из таких походов мы с Юлей разговорились про мою страсть — аниме. Это жанр японской анимации. Пожаловался, что в других городах есть аниме-клубы, а у нас нет. Она и взяла на «слабо», мол, организуй такой и у нас. Она меня буквально заразила этой идеей.

Я стал внушать мысли о клубе тогда еще моему неблизкому приятелю Сергею. Позже он стал моим лучшим другом и основателем клуба канских любителей восточной культуры. Я знал, что он ценитель аниме, и у него был неплохой архив, который я очень хотел заполучить.

За час просиживания в библиотеке мы придумали название «Kanio», расшифровывалось как «Kansk ANIme Otaku», тоесть собрание канских анимешников. Тогда было модно называть клубы сокращениями. Хотели назваться «ТАНК», но «Канио» звучало как-то по-японски.

На первое время нам дали место в педагогическом колледже, а потом мы перебрались в ГИРЦ. Все остальное — уже история. И вот уже прошло 10 лет. Клуб до сих пор живет, функционирует. Вот и «Архей» выступал не раз на фестивалях, которые организовывает «Канио». И часть участников «Канио» приходит на настольные игры. Ведь для работающей молодежи не так много мест, куда можно пойти в нашем городе. Так что мы все пересекаемся, все взаимосвязаны.

— Сергей, я думаю, для тебя не ново, что многие люди при встрече с анимешниками, людьми, увлеченными восточной культурой, округляют глаза, не понимают, о каком аниме идет речь. Неужели оно сейчас совсем не популярно?

Сергей:

— Мне кажется, к аниме сейчас упал интерес. Но это и хорошо! Анимешники вновь становятся кастой неприкасаемых, особенных.

К сожалению, приостановлена продажа и производство манги, то есть японских комиксов. Потому что их можно прочесть онлайн. Осталось мало ценителей, таких, как, к примеру, наша семья. Мы до сих пор покупаем в свою домашнюю коллекцию печатные варианты. Популярность приобретают американские комиксы. Поэтому на тех же аниме-фестивалях сейчас в «тренде» западный косплей, то есть костюмированная игра, напоминающая карнавал, когда люди одеваются различными персонажами, которых увидели по телевизору. Теперь многие фанаты комиксов предпочитают одеваться супер-героями, а не персонажами из японских мультфильмов или компьютерных игр.

— Вы оба — увлеченные люди. Ася, ты-то на тренировках, то на выступлениях, Сергей — с детьми на занятиях или в разъездах. Увлечения не мешают семейной жизни?

Сергей:

— Для того, чтобы не мешали, мы и переманиваем фаерщиков к настольщикам, и среди настольщиков воспитываем новых фаерщиков. (Смеется. — И.С.). Сознаюсь, нам приходится жертвовать своим личным временем. Но в конце недели мы точно видимся!

У нас и работа такая, что даже летом не получится провести время вместе. Хотя мы пока не теряем надежду съездить вместе в августе на аниме-фестиваль в город Новосибирск. Мы обычно на него не ездили, так как он проходит в тех же числах, что и Канский видеофестиваль. Но в этом году сопоставили плюсы этих фестивалей, и аниме-фест перевесил. Потому что прошлый видеофестиваль нас огорчил.

Ася:

— Видеофестиваль, на наш взгляд, с каждым годом становится все хуже!

Лишь бы без «клюквы»!

— Сергей, ты был среди тех, кто посещал самые первые показы авангардного кино в Канске. Насколько же всё изменилось?

— Это уже не сравнимо! Раньше на них была такая первобытная энергия, что когда выходил из зала, чувствовал, что словно заново родился. Менялось мироощущение. В мозгах происходил невероятный культурный взрыв. Тогда не было такой жёсткой цензуры, как сейчас. То есть ее вообще не было. В те годы, когда я был студентом, совсем не думал, что туда придут дети, что-то увидят, что-то не так поймут.

На первых фестах люди оставались до самого конца, как и ценители, так и, скажем, местные хулиганы. Они сидели, щелкали семечки, смеялись, но смотрели. Им было интересно. И все вместе выходили из зала в час ночи. В первый раз проходила еще и грандиозная дискотека, которую немногие поняли. И следующий был таким же незабываемым. Потому что формат был — два дня. Сон отменялся, нужно было все успеть.

— Сейчас фестиваль растянут на неделю. Это лучше или хуже?

Сергей:

— Это не есть хорошо! Пропадает ощущение насыщенности событиями. И часто мероприятия отменяют по разным причинам. Я много куда хотел пойти в прошлые годы, но то, что было заявлено в программе, не произошло. А что-то шло параллельно, хотя это фишка фестиваля. С самого начала нужно было выбирать. Нельзя было все посмотреть. Но в этом есть свой плюс: один пошел туда, другой — туда. Потом встретились на закрытии, поделились впечатлениями.

Еще что мне не нравится сейчас — это отдаление от зрителей. Режиссеры и актеры держатся обособленно. Раньше после просмотра можно было с ними пообщаться. Сейчас, если есть общение, то слишком официальное. Тогда оно было свободным, неформальным. Теперь же после показа гостей садят в автобусы и увозят.

Ася:

— Вообще не известно, как пройдет этот фестиваль. Хотелось бы, чтобы ситуация на Украине не задела культуру. Есть опасения, что какие-то режиссеры на такой волне не захотят ехать в нашу страну по политическим соображениям. Остается надеяться, что творческие люди абстрагируются от этого.

Сергей:

— Я надеюсь, что если эту тему затронут, а ее обязательно затронут, то это будет не какая-нибудь «клюква». Типа фильма «Пять дней августа», где рассказывалось про Грузию. Не хотелось, чтобы пропустили и, скажем так, некое хулиганство. Режиссеры — люди своеобразные, они могут постараться привлечь к себе внимание любым способом. А для этого нужно сыграть на нерве, задеть то, что сейчас всех волнует. И как бы ситуация с Украиной не послужила этим нервом! Люди ведь знают, что фестиваль российский и смотреть его будут по большей части русские люди. И почему бы, так сказать, не пошутить!? Надеюсь, никто не станет открыто вызывать ненависть.

Неординарные совершенства

— Кстати, помню «Канио» участвовал в одном из видеофестивалей. Тогда в программу была включена японская анимация, и вне конкурса все могли посмотреть аниме «Девочка, перепрыгнувшая время». Клуб по такому поводу совместно с фестивальщиками организовывал выставку рисунков. Для «Канио» это было знаково?

Сергей:

— Клуб был создан как собрание интересных, неординарных личностей, объединенных общим интересом. А уже во вторую очередь, на мой взгляд, это объединение должно участвовать в фестивалях, проводить свои мероприятия, акции. Для меня это больше место для релаксации, общения с друзьями. Сейчас в клубе другие люди, многие из них не знают «старичков», которые, кстати, несмотря на то, что прошло столько лет, продолжают держаться вместе, дружить.

— Большинство «старичков» уже не живет в Канске, они разъехались по разным городам. А на юбилей планируется счастливое воссоединение?

Сергей:

— Да, многие приедут! Будем вместе предаваться ностальгии, вспоминать старые добрые деньки. Во время празднования обязательно должно «крутиться» аниме. А еще мы пойдем гулять по тем местам, где были сделаны фотографии с первых празднований дня рождения клуба. По традиции будем фотаться во всяких смешных ситуациях, как раньше. И, хочу заметить, мы не практиковали ни пьянство, ни какие-либо стимулирующие вещества. Все наши приколы делались на ясную голову. Просто творческие люди сходят с ума по-своему. Хотя мы сейчас все уже взрослые, но соберемся вместе, чтобы снова ненадолго сойти с ума.

Недавно в Красноярске проходил фестиваль восточной культуры «АВектор», где каниовцы уже по традиции представляли наш клуб. И радует, что от Канска были совсем новые лица, молодое поколение. «Старички» отличились — завоевали в конкурсной программе третьи призовые места: в конкурсе караоке и в гейм-чемпионате (турнире по видеоиграм. — И. С.).


Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

18 мая 2022
Хатангу планируют преобразить к 400-летнему юбилею поселка
На Север края, в поселок Хатанга приехала представительная делегация регионального правительства. Проведя осмотр жилого фонда и социальной инфраструктуры, специалисты отметили
18 мая 2022
Красноярское рыбоперерабатывающее предприятие заплатит крупный штраф за опасное филе сельди
Сотрудники краевого Роспотребнадзора на одном из красноярских рыбоперерабатывающих предприятий обнаружили небезопасную продукцию. Исследовав филе слабосоленой сельди, специалисты пришли к выводу,
18 мая 2022
За проезд в электричках родителям детей до семи лет платить не придется
В первом чтении депутаты Госдумы России приняли поправки в Федеральный закон «Устав железнодорожного транспорта РФ». Законопроект предполагает, что в электричках