Офицеры

Офицеры

О кадровых военных пишут книги и снимают фильмы. Наш земляк Николай Потехин может рассказать о своей воинской службе немало. А может, вслед за героем одной известной киноленты, офицером в отставке, повторить предельно кратко: «В 17 лет погоны надел, в 38 – снял».

ВОЙНА ПРИХОДИТ НЕОЖИДАННО

Что было в промежутке? Многое. Десять лет службы на советско-китайской границе в условиях изнуряющей жары. Две войны, две незалеченных раны — Афганистан и Чечня — , события, которые до сих пор отзываются болью в душе всех, кто там был и не был. Многое за плечами. А начиналось всё на малой родине, в одном из посёлков Новосёловского района – в Дивном. Здесь Николай закончил школу, отсюда поехал поступать в Калининградское военное училище. По примеру двоюродного брата, который на тот момент заканчивал учёбу. После училища Николай получил назначение в Казахстан, в 27-й гвардейский авиационный полк, базировавшийся на южных рубежах нашей страны в местечке Уч-Арал, расположенном в районе так называемых Джунгарских ворот — единственного проходимого места среди высокогорья.

По приезду в часть, молодой лейтенант прошёл обучение на новой авиатехнике, так как в эскадрилью входили самолёты иного типа, нежели он изучал в Калининграде. Николай закончил отделение, имеющее замысловатую аббревиатуру СД-САПС, что означает «система аварийного покидания самолёта». В обязанности 21-летнего лейтенанта, который, кстати, был моложе всех в эскадрилье, входили контроль и проверка состояния катапультных кресел самолётов-истребителей. Катапультное кресло срабатывает только раз, спасая лётчика при аварии, поэтому плановые осмотры 15 истребителей эскадрильи были основной и важной частью его службы.

Под Новый год Николая неожиданно отправили в отпуск. Вернувшись в часть, он обнаружил, что домой разъехалось большинство однополчан: на отдых отправляли всех поголовно. Сердце предчувствовало неладное, и не ошиблось. Ближе к весне эскадрилья получила приказ: «Летим в Афганистан». Это был 1981 год.

В НЕБЕ И НА ЗЕМЛЕ

27-ый гвардейский менял 115-ый Какайдинский полк, который вошел в Афганистан первым из советских войск. Эскадрилья истребителей пересёкла афганскую границу летом, 5 июня. Почему отправили именно их?

— У наших лётчиков был опыт полётов над пустынно-гористой местностью, — объясняет Николай.

Пустыня Регистан, город Кандагар. 50 градусов в тени.

— Моё подразделение село в Кандагаре, — рассказывает Николай. — Здесь мы все, не смотря на специальности, стали вооружейниками. С раннего утра до позднего вечера надо было готовить боеприпасы. Это тяжёлый физический труд. 60 бомб на один бомбо-штурмовой удар, каждая весом 250 килограмм, нужно было вытащить из бомботары, подвезти и подвесить к самолёту, вставить в взрыватели. Вооружейники-спецы занимались только перезарядкой пушек, они просто физически не успевали готовить боеприпасы. В мирное время на зарядку самолёта отводится полчаса, как минимум, а тут идут боевые действия, времени — в обрез. Успевали, пока у летчика пятиминутный перекур. Механик за это время заправляет борт, а все остальные, как муравьи, вешают боеприпасы.

Бомбоудары по позициям душманов были как запланированными, так и стихийными, в течение суток в любой момент. Кроме контроля за катапультными креслами, подготовкой боеприпасов, Николай входил в состав подразделения поисково-спасательной службы, которая в случае падения самолёта вылетала на место крушения и должна была любым способом вернуть лётчика на аэродром. Летал на вертолётах МИ-8.

— В корме машины устанавливали танковый пулемёт Калашникова или гранотомёт АГС-17. Когда вертолёт пикировал на цель, а это могло быть на любой высоте от 5 до 500 метров над землёй со скоростью 200 километров в час, моей задачей было прикрыть от вражеского обстрела заднюю полусферу машины, — рассказывает Николай.

КАНДАГАР – ЭТО ПОТЕРЯ ДРУЗЕЙ

В гарнизоне смешались военные разных родов войск. Артиллеристы, танкисты, авиационные подразделения – все вместе, рядом. С утра до полуночи все были заняты делом. Полёты начинались в четыре часа утра, с восходом солнца. В казармы военнослужащие возвращались не раньше двенадцати ночи. Не стоял без дела и борт под зловещим названием «чёрный тюльпан». Одного солдатика шальная пуля в слепой ночной перестрелке убила прямо во сне, в день его рождения. По какому-то невероятному стечению обстоятельств «груз-200» на родину солдата пришёл в день рождения его матери…

Гибли и лётчики. Однажды в районе гор боевики сбили самолёт, останки пилота не смогли достать даже поисковики. Вызывали альпинистов из Ташкента. Подразделение истребителей, в котором служил Николай, смерть обошла стороной.

КОГДА РЖАВЕЕТ ЖЕЛЕЗО, МУЖЧИНЫ ШУТЯТ

А ещё Кандагар — это 50 градусов в тени и изматывающая жара. Николай называет её не иначе, как бешеной:

— За обшивку самолёта возьмёшься — всё, ожог!

От плохой воды и инфекции военных спасала верблюжья колючка. Её ежедневно заваривали в огромном двухтонном котле. Этот необычный «чай» вместо воды в гарнизоне пили все без исключения, невзирая на ранги и звания. За тем, чтобы лётный состав был сыт, следил не только врач, но и устав, согласно которому перерыв в еде не должен быть больше четырёх часов. Не от лётчиков ли пошла в таком случае известная шутка «Война войной, а обед по расписанию»? Ну, а если на обед приходилась жареная картошка, а к ней ещё и солёненькое сальцо, то по афганским меркам это был не обед, а просто шик!

От ночной жары спасались мокрыми простынями.

— У меня пистолет вечно ржавый был, — смеётся Николай. — Я его под подушку клал. Вечером почищу, маслом смажу, утром просыпаюсь — он опять ржавый.

В Афганистане молодой лейтенант сделал для себя важное открытие. На войне не только убивают, но и …шутят. По-доброму, по-человечески, по-мужски.

ОФИЦЕР, СЫН ОФИЦЕРА

После Афганистана была служба в Уч-Арале, потом – Астрахань, Чечня, гражданская служба, новосёловский подростковый лагерь «Вымпел», где он четыре года учил мальчишек и девчонок азам военно-спортивной подготовки. 20 лет жизни при всём желании не уместятся на газетную страницу. Тем более, что точку ставить рано. У Николая есть достойное продолжение — старший сын. Максим, закончил с отличием Московское военное командное училище. Ещё во время учёбы получил разряд по боксу и спортивным единоборствам. Сейчас он в звании майора, служит в Москве, в одном из спецподразделений ФСБ, паралельно получает юридическое образование. Таким сыном можно только гордиться, но у Николая по этому поводу больше переживаний, чем гордости. Ему ли не знать, насколько у сына опасная работа! Три года назад Максим за одну из операций получил из рук Президента России орден мужества. Офицер, прошедший две войны, знает цену мужества, как никто.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Без рубрики
21 октября 2015
Историей становится война, уходят в книги все ее солдаты
В юбилейный год 70-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, и что особенно символично, в год литературы, в красноярском
Без рубрики
21 октября 2015
Стелятся дороги километрами
Сегодня в нашей стремительной жизни очень важна скорость, в том числе и скорость передвижения. Кто-то пользуется для этого личным автомобилем,
Без рубрики
21 октября 2015
Есть такая профессия – Родину защищать
«Ух ты! Можно попробовать? Я тоже обязательно стану военным, когда вырасту!»  Пожалуй, такая твердая уверенность мальчишки в своем будущем говорит