Огонь спустился с горы

Огонь спустился с горы
Огонь спустился с горы

Страшная трагедия, постигшая Хакасию, взбудоражила наш район и болью отозвалась в сердцах ужурцев. Многие из них буквально в первые часы ринулись к соседям, чтобы помочь в тушении пожара и вывезти пострадавших, другие начали срочно собирать гуманитарную помощь.

Редакция «Сибирского хлебороба» не могла остаться в стороне от благого дела. Наши усилия мы объединили с коллективом ужурской районной библиотеки и сформировали гуманитарный груз из продуктов, вещей и предметов первой необходимости. В пятницу наша команда, в которую вошли полиграфист Лариса Карабатова, библиотекарь Наталья, водитель Олег Савинкин и корреспондент Зинаида Цикалова, на микроавтобусе двинулась в путь, в Копьёво, признаться, с тяжёлым сердцем. Нам предстояло воочию увидеть последствия Огненной Пасхи.

В редакции «Орджоникидзевский рабочий» нас уже ждала главный редактор Елена Викторовна Данилова и, по законам журналистского братства, как друзей, встретила ужурских коллег. Несмотря на её приветливость, в глазах затаились усталость и нечто необъяснимое. Сказывается невыносимое напряжение чрезвычайной ситуации: люди не спят, дежурят до десяти вечера и не могут оправиться от сильнейшего стресса. Редактор сама стала очевидцем невиданной огненной стихии и вместе с другими копьёвцами спасала окраины от наступающего пала.

— Сколько живу в Копьёво, никогда не видела ничего подобного, — рассказывает коллега, — да и старожилы не помнят такого разгула стихии. Воскресное утро было мирным и, кажется, ничто не предвещало беды. Пришло сообщение о том, что загорелся дом в с. Июсе. Сама я живу на окраине райцентра. И вдруг с расположенной за ней горы полетела огненная волна. Эта гора горит почти каждый год, но путь огню преграждала грунтовая дорога, и через неё он не перемахивал. В этот раз скорость огня ужасала: шквальный ветер нёс горящие пучки травы за 100-200 метров. Пламя не могли остановить ни дорога, ни железнодорожное полотно. Нашу окраину мы спасли, а с другой стороны от степных палов, идущих из Кагаево, один за другим загорались дома, в основном с крыш, по улицам Первомайской, Южной, Степной… Порывы шквального ветра с невероятной скоростью распространяли огонь на другие улицы. Сил и средств локализовать пожар было недостаточно. Приехали пожарные из Ужура и ужурской воинской части, но они спасали не тронутые огнём дома. 12 апреля в нашем районе он уничтожил 138 домовладений в п. Копьёво, 60 — в Кагаево, 62 — в Кожухово, по одному — в Июсе и с. Копьёво. Четыре человека погибли. Огненную Пасху 2015 года нам не забыть никогда…

После драматичного предисловия мы вместе с Еленой Викторовной, знающей посёлок, как свои пять пальцев, едем по адресам многодетных и обычных семей. Позднее поймём, что поступили правильно, не сдав груз на приёмный пункт, а передали посылки из рук в руки. В Копьёво погорельцы нашли приют у родственников и знакомых, на съёмных и пустующих квартирах.

Первая остановка возле дома, построенного для сироты, которая сейчас обитает в другом населённом пункте. Здесь поселились две пострадавшие семьи. У людей, вышедших нам навстречу, напряжённые лица и потухшие глаза. Лишившись родного крова, они ещё не пришли в себя. Тут слова участия не помогут, только действия. Мы, как заведённые, складываем в пакеты вёдра и тазы, всё, чем завален багажник: крупы, макароны, консервы, сахар, чай, бутылки с маслом, моющие средства и вручаем одеяла и подушки. Знаем, что всё это пригодится обездоленным людям. Мама троих детей выбирает для них одежду. Отец просит Елену Викторовну поспособствовать, чтобы в дом провели свет. «Ничего, — говорит он, — всё образуется. Главное — у нас есть крыша над головой, одеты, накормлены»…

По другому адресу не старая ещё женщина с отсутствующим взглядом бормочет: «Стыдно-то как, будто побирушки!». Дочь таскает пакеты, а мать стесняется брать вещи. Маму пятерых детей Марину Малинову в их пристанище мы не застали. По словам дочери-подростка, она оформляет документы. Понимая друг друга без слов, накладываем ребятишкам кучу продуктов, а двухгодовалому ребёнку дарим пушистую зверюшку с шоколадкой внутри. Всем погорельцам желаем терпения и сил, чтобы справиться с обрушившимся на них горем.

А теперь нам предстоит нелёгкое испытание. Елена показывает дорогу на пожарище. Сердце сжимается при виде огромного, чёрного участка, где некогда стояли дома и жили люди. Две улицы здесь сгорели подчистую, огонь захватил дома и на соседних улицах. Машина едет медленно, словно на кладбище, где вместо крестов торчат уцелевшие печные трубы. За пять дней здесь, видимо, частично убрали завалы, потому что раньше копьёвские коллеги сняли ужасные сюжеты, которые вызывают содрогание. Где-то на пепелище копаются люди, где-то работает техника. Местами аккуратно сложены кирпичи, горкой лежат искорёженные листы металла. Редактор рассказывает про странную избирательность пожара. Вот сгоревший дотла дом, а во дворе — целёхонький УАЗик, вот в ограде уже нет ничего, но стоит деревянный забор. Дико видеть, как на пепелище весело выглядывает зелеёый профиль.

Выйдя из машины, остро чувствую запах гари и копоти. Вопреки профессиональной привычке, снимать не хочется. «Здесь каждый день фотографируют вездесущие блогеры, и снимки с чудовищными комментариями выкладывают в Интернете, накаляя и без того сложную обстановку», — негодует Данилова. На обратном пути с печалью узнаю, что сгорел дом Артёма Зенчурина, героя моей давнишней публикации.

После жуткой «экскурсии» заезжаем в Дом культуры, пункт приёма вещей. Обстановка здесь похожа на военную. Большой зрительный зал и сцена завалены огромными кучами вещей, между которыми бродят погорельцы. У сотрудников пункта усталый вид. К ним подходят два мальчика лет семи и спрашивают: «Тётя, у вас есть на нас брюки?». Женщина качает головой: «Родители пьют и мальчишки сами себя обеспечивают». Нам разъясняют, что одежды в Копьёво завезено достаточно. Сегодня люди нуждаются в одеялах, постельном и нижнем белье, полотенцах, носках и в особенности гигиенических средствах.

Что ж, пора возвращаться домой. В д. Копьёво, из дома на улице Набережной выбегает миловидная женщина Олеся, мама приёмных детей. И в ней сразу чувствуется неуёмная жажда жизни. Оказывается, здесь живут и другие погорельцы. Выходят молодые мужчины и быстро уносят коробки и пакеты. А Олеся плачет и бросается нас обнимать: «Вы столько нужных вещей привезли: одеяла, подушки, вёдра, мы как раз собираемся одну семью отселять! Передайте огромную благодарность вашим коллегам!».

Последняя встреча внушила нам оптимизм: человек не теряет надежды. Олеся вытрет слёзы и начнёт всё сначала. Мы в который раз убедились, что приняли верное решение по адресной доставке посылок: из рук в руки, глаза в глаза! Мужества и терпения пострадавшим людям! И квартир, построенных государством!


Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме