По молочной реке

По молочной реке

Всюду только и слышишь: деревня спивается. По счастью, не вся. Есть и другая деревня – трезвая и работящая. Жарким июньским днем ввела меня в эту другую Мария Гостяева, председатель сельхозкооператива «Копейка». «Она что, и правда возит молоко аж в Богучаны?» Да, правда. Встретились мы в Георгиевке, где Мария Васильевна живет.

Начало: «фазенда» с телятами

Когда в восьмидесятых годах до Канского района дошел семейный подряд, Мария с мужем Василием подумали-подумали и тоже решили попробовать. Взяли в совхозе телят, корма, соорудили в лесу летний лагерь, с легкой руки мексиканского сериала назвали его фазендой и стали выращивать животных, благо опыта в этом деле было хоть отбавляй. Сначала доращивали до четырехмесячного возраста, но очень скоро Мария Васильевна поняла, что гораздо выгоднее растить животных подольше — как минимум до 300 килограммов, чтобы совхоз мог сразу продавать их на мясокомбинат. Это был первый шаг на пути предпринимательства.

Норма подряда у них была – 75 голов, но Гостяевы довольно быстро перешагнули эту планку. Конечно, работать приходилось не покладая рук, Мария не жалела ни себя, ни мужа, ни детей – Алешу и Лену, – которые помогали как могли. Многие уже тогда удивлялись: и откуда у нее столько энергии?! А когда дочь поступила в вуз, рассказала мне Мария Васильевна, то перед первым зачетом волновалась вот на какой предмет: что скажет мама, работающая днем и ночью, если я не сдам? Алеша учиться не уезжал. Мария Васильевна до сих пор чувствует свою вину за то, что не дала ему высшего образования: «Только сядет мальчишка за уроки, как я кричу: «Леша, беги, телята в пшеницу зашли!»

Хлопот и тревог было – хоть отбавляй! Однажды во время сильной грозы испугавшиеся телята выбили заплот загона и убежали в лес. Мария всю ночь искала их в лесу, но не нашла. Тогда вместе с детьми осталась ночевать на «фазенде»: боялась, что телята на рассвете придут, не увидят ее, уйдут снова да и наедятся ядовитой травы, от которой погибнут.

К Алеше в этот летний лагерь прибегали и другие ребятишки из деревни. Где побегают, а где и помогут другу управиться с заданиями матери. И сейчас уже взрослые друзья сына вспоминают тети Машины котлеты на «фазенде». Правда, был еще один помощник постоянный – бездомный дед по прозвищу Гномик. Жил он на «фазенде», жарил себе, помнит Мария Васильевна, на большой сковороде яичницу из гусиных яиц.

Отдача от практически беспрестанного труда семьи не заставила себя ждать. Через какое-то время Мария почувствовала, что игра стоит свеч: в доме появились деньги. Как и аппетит, приходящий во время еды, к Марии Гостяевой пришел азарт: хотелось развиваться, расширять возможности. Да и директор совхоза «Георгиевский» Георгий Громов, приметивший трудолюбие Гостяевых на новом поприще, предложил им как участникам семейного подряда купить «уазик» – возить корма. Покупка не из дешевых, почти как двое «Жигулей», но Мария не задумывалась: конечно – и Василий отправился сдавать на права.

Про самолет

Была в жизни Гостяевой одна «историческая» встреча – тогда она еще работала в совхозе и была в передовиках. Вечером Мария дома потрошила гусей, и те лежали на столе в ряд со спущенными вниз шеями. В дверь постучали, и вошел Александр Усс, а с ним еще и какой-то генерал в папахе и с лампасами. Интересовались, как живут люди в деревне, какое у них настроение. Спрашивали еще про председателя Громова, над которым в то время сгустились тучи. Председателя в обиду она не дала, а про жизнь сказала без затей: кто трудится, тот хорошо живет. Гости подначили: ну вот, мол, ты трудишься, а у тебя даже телевизора дома нет. «Куплю», – задетая за живое, ответила Мария и пригласила мужчин на картошку с груздями. Потом на прощанье дала им каждому в подарок по гусю.

А чуть позже у соседки по телевизору увидела Усса, который рассказывал про то, как они были в Канском районе, в том числе у одной замечательной женщины. И закончил он так: «Она, конечно, не видит нас, потому что у нее нет телевизора, хотя у этой труженицы уже должен быть самолет. И при этом она нам подарила по гусю».

Были потом в ее жизни передряги и малые, и большие. Я спросила, а к Уссу не пыталась обратиться со своими сельскими проблемами? «Да ну!» – ответила Мария Васильевна, хотя вообще-то она не из стеснительных.

Филимоново и Рудяное. Ох…

Итак, занимались Гостяевы своим семейным подрядом. Но как-то Мария краем уха услышала, что на Филимоновском молочно-консервном комбинате (ФМКК) принимают молоко от населения. Даже до ее родной Георгиевки добрались уже филимоновские скупщики. И снова примерила ситуацию на себя: «А почему нам этим не заняться? Да и машина есть».

Сказано – сделано: Гостяевы стали собирать молоко у односельчан. Но ФМКК платил в то время не деньгами, которые нужны были людям, а продуктами: мукой, сахаром, сгущенкой, даже почему-то колготками. Да и то вскоре стали «химичить», обманывать, ту же муку, бывало, давали с мышиным пометом. Мария с каждым разом мрачнела: за ней же люди стояли, и им все это, ясно дело, не нравилось. Но тут и подвернулся тот самый случай, о котором говорят «его величество».

Однажды по дороге в Филимоново у них сломалась машина. Пока муж колдовал под капотом, мимо прошла большая машина с надписью «Милко» и номером телефона, который Мария успела быстренько записать. На следующий день она позвонила в «Милко» и поговорила с директором завода Игорем Старостиным. Так начался новый этап в ее жизни.

А разговор состоялся примерно такой. «Можете ли у меня молоко принимать?» – «Вы знаете, я бы посоветовал договориться с директором «Прогресса» (Рудяное. – Т. К.), они сдают нам молоко, наша машина туда регулярно ездит. Если он согласится, сливайте свое молоко туда же». Пусть не самый удобный, но вариант, и Гостяева согласилась: собирала у людей молоко и возила в Рудяное. Но в то время у нее еще не было своего ИП, и рудянцы предложили проводить всю бухгалтерию через них. Повозила она так молочко, а когда пришла пора оплаты, ей выдали сто рублей. Она не взяла. К горлу подступил комок, но иногда и гнев бывает на пользу: Мария поняла, что надеяться она должна только на себя, и буквально через неделю зарегистрировала свое ИП, индивидуальное предприятие.

Директор «Милко» Игорь Старостин, похоже, успел оценить энергию Гостяевой, и они договорились, что «Милко» станет давать ей большую машину с водителем и деньгами для расчета с людьми. Ее задача была найти желающих сдавать молоко и организовать эту работу. Водитель был тоже энергичный. Мария Васильевна и сейчас смеется: «Так быстро и умело считал деньги, они прямо щелкали в его руках».

Абанский, Дзержинский, Тасеевский районы – где только она не бывала. Многие люди сдавали тогда молоко на ФМКК и взамен получали продукты: сгущенку, масло. А когда с ними стали рассчитываться деньгами, быстро поняли свою выгоду и перешли «к Гостяевой». Мария признается: сначала побаивалась директора ФМКК Ковалева, ведь по сути она у комбината хлеб отбивала, и старалась работать втихаря. Конечно, шила в мешке не утаишь: на ФМКК узнали о ее «подрывной» деятельности. Ну и что? А ничего. Закон она не нарушала.

Личная машина тоже работала на всю катушку, и когда ее стало не хватать, Гостяева пришла к Старостину: «Деньги нужны – еще одну машину купить». Тот без разговоров выписал чек. Уже дойдя до двери, Мария обернулась: «А почему не спрашиваете, когда верну?» Старостин улыбнулся: «Когда сможешь. Знаю, что вернешь». Отношения у них уже установились добрые и доверительные.

Гостяевы купили вторую машину. Потом – третью, четвертую. Наняли водителей, сборщиков – всего обрабатывали 14 деревень, в том числе Абанского района. Собирали в день примерно шесть тонн молока. Открыли в соседней Ивановке молокоприемный пункт с большими 20-тонными чанами, куда все и свозили. «Милко» и здесь подставило плечо: бесплатно выделило холодильное оборудование.

А впереди была «Копейка». То же, да и не то!..

Глава администрации Георгиевского сельсовета Людмила Суровцева:

— Побольше бы нам таких семей, тогда и село быстрее бы развивалось. Мария Васильевна всегда нам помогает в проведении праздников и других мероприятий на территории сельсовета. Вообще она большая труженица, уважаемый человек, болеет за деревню. Знаю ее уже лет тридцать — еще с тех пор, когда она работала в совхозе телятницей. Хоть и без специального образования, а всегда и во всем старалась сама разобраться, дойти до сути.

(Окончание в следующем номере)

Фото Александра Васильева


Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме