Меню Поиск
USD: 72.56 +0.12
EUR: 85.46+0.09

СПЛАВная команда




Автор: Ирина Самойлова

№ Канские ведомости № 35

В последние дни лета редакция «КВ» решилась на второй в этом году поход - сплав по реке Кан. Проект «Край, в котором мы живём» сделал из нас настоящих туристов.

Рекорды лета


На Комаровских порогах мы привыкали переносить трудности, пытаясь развести костёр под проливным дождём. А на сплаве нам пришлось приспособиться друг к другу, чтобы управлять большим катамараном. И мы поняли, что можем есть макароны с тушёнкой на завтрак и гречку с тушёнкой на обед, а мокрый хлеб сушить на костре. Думается, что любые испытания нам теперь по плечу. Кто знает, что нас ждёт в следующем году?

Нынче мне довелось стать, как сказали друзья, рекордсменом. «Хоть бы в один сплав выбраться летом, а ты побывала уже в трёх», - высказался сразу за всех мой товарищ. Видимо, мне действительно повезло. Впрочем, как и всем остальным, кто побывал в сплаве по реке Кан - от Ирбея до Бражного. И в этот раз редакцию «КВ» сопровождал славный проводник и турист со стажем Дмитрий Лукьянов. Вместе с собой он взял верную спутницу - супругу Тамару. В качестве помощников и большей частью «за компанию» с нами отправились старые знакомые Егор и Всеволод, а к ним присоединились Максим и Женя.

Не побоялись взять на воду и детей: Марк и Артём восседали на площадке катамарана «четвёрки» и всё время ловили рыбу. Хотя ещё в начале похода Дмитрий Иванович серьёзно заявил: «В Кану рыбы нет!», но продолжал раз за разом закидывать спиннинг. Кан от Ирбея до Бражного очень спокойный, в некоторых местах вода, можно сказать, стоячая. По берегам реки полно топляка и так называемых расчёсок - берёз и сосен, почти упавших в воду, но ещё держащихся за берег крепкими корнями. Под такими расчёсками очень весело проплывать на катамаране. К слову, четвёркой управлять было нелегко. Мы никак не могли приноровиться к правильному темпу гребли, и наш корабль всё время заносило налево. Однажды мы даже попали на мель, и катамаран пришлось тащить вручную. По острым камням, босиком, мы перебрались на большую воду. К слову, у катамарана «четвёрки» грузоподъёмность две тонны, но в собранном виде его могут утащить четверо человек.

Вообще, сплав - довольно тягучее мероприятие. Туристу, привыкшему к активному отдыху, может показаться, что в плывучем путешествии скучно. Но это не так. Горожанину всегда полезно отдохнуть от шумного города, а на реке - невообразимая тишина. Время от времени в водорослях у берегов плещется рыба (которую так никто из нас не поймал), пролетают дикие утки и цапли, а в небе парят ястребы. Мы даже и не знали, что на Кану, в Сибири, обитают столь колоритные птички. Вдоль одного из берегов нас сопровождала пташка с ярко-синим оперением. Такое увидишь разве что у волнистых попугайчиков.

Непривычно жаркая для августа погода стала настоящей компенсацией после Комаровских порогов, где на нас два дня лил дождь. Вода в Кану, так привычно ледяная, была в эти дни необычайно тёплой. Купались все! И, конечно, только на природе, далеко от города, ночью можно увидеть такое количество звёзд! Когда в костре трещат дрова и запекается картошка, а в кружке дымится чай, кажется, что кроме всего этого тебе ничего и не нужно. Вот так бы и сидел ночь у костра, считал звёзды и перекидывал с ладошки в ладошку дымящиеся картофелины.

В конопле и крапиве

Сплав по реке - это не экстрим порогов, а медленный, неторопливый отдых. Когда на берегу неспешно ставится палатка и разжигается костёр. Наши две остановки были чётко продуманы проводником Дмитрием Ивановичем. Мы остановились на так называемой Стрелке - месте знаковом и особенном. Здесь соединяются две реки - Агул и Кан. Берег высотой с двухэтажное здание, подъём резкий и опасный. По берегам Кана стоит несколько деревень, где почти у каждого жителя есть лодка. Однажды мы видели, как 12-летний мальчишка прыгнул в лодку и стал отталкиваться длинной жердью, наверное, поплыл проверять сети. Видимо, здесь дети рождаются сразу в лодках и с вёслами.

В деревнях Ирбейского района много ухоженных, богатых усадеб. Плывёшь по реке, а по берегам стоят этакие теремки. И у каждого двора устроены небольшие причалы. Первая деревня Канского района, которая встречается по пути сплава, Подъянда, заросшая крапивой и коноплёй в человеческий рост. Берега здесь в водорослях и тине, много заброшенных домов. К слову, эту деревню облюбовали состоятельные люди Канска и понастроили коттеджей. И рядом с этими теремами притулились покосившиеся, заброшенные дома, без окон, дверей и даже крыш. На заборах на длинных шестах висят скворечники, в которых вряд ли станут выводить потомство птицы: домики для пернатых почти отвалились. Конечно, всё это невероятно грустно. Подъянда - будто вымершая деревня. Впрочем, она похожа на большинство сельских поселений нашей страны. Окна домов заколочены, усадьбы брошены. Пока мы шли по деревне, не встретили ни единой живой души. Разве что парочку собак, которые любопытно смотрели на нас.

Деревня под горой

Как говорят сторожилы, раньше эта деревня звалась Береж, по названию реки, которая протекает в пяти километрах от поселения. Теперь название изменилось. Недалеко от поселения есть гора Янда. Вот и прозвали Подъяндой: за то, что стоит под горой. Название горы - татарское. Говорят, раньше это поселение было завоевано татарами и здесь шло большое сражение на берегу кровавой реки.

Сквозь высокие заросли конопли редко торчат маленькие почерневшие от старости домики: из них жилых - всего 25. Остальные смотрят на нас пустыми окнами. Подъянда незаметно коротает свое время, которое, кажется, попросту замерло.

Сейчас там проживают 54 взрослых человека. В школе - всего 15 учеников. Правда, эта школа начальных классов. Старшие дети ездят на учебу за 20 километров в село Степняки - ежедневно ребят возит специальный автобус. Ближайшее пополнение в школу ожидают только через шесть лет. Молодежи совсем нет, поэтому нет и детей. У кого получается - уезжают, поэтому большинство жителей - пенсионеры.

«Живем как-то, выращиваем овощи», - говорит встретившая нас депутат сельсовета Вера Букина. Она посетовала, что бывают излишки собранного урожая, но сбыть их некуда - в итоге все сгнивает. Каждый подрабатывает, где может. Многие собирают грибы и ягоды, а потом продают на трассе. На заработки не поедешь - не на чем.

Не так давно это место облюбовали дачники - приезжают, заселяются в пустые дома. Местные принимают горожан с радостью - для них это единственный способ заработать. Они помогают приезжим сажать картофель, косить траву, следить за их дачным участком, зимой - убирать снег. К тому же за счёт горожан в деревне есть более-менее нормальная дорога, свет.

Живут, как могут

Раньше деревня была немаленькой - больше 50 домов. Но со временем что-то развалилось, что-то сгорело. Тогда были и работа, и большое хозяйство. Неподалеку стоял скотный двор, неплохая пасека, конный завод. До 1991 года деревня относилась к Ирбейскому району - туда на бега отправляли подъяндинских рысаков, которые считались одними из лучших в районе.

Теперь единственное развлечение в деревне - клуб. На праздники там устраиваются концерты: номера готовят малыши-школьники, иногда приезжают коллективы из других, более населенных деревень. Кирилл, местный маленький житель, решил рассказать нам о том, как участвовал в постановке военных действий. «Мы легли, там крикнули: «Рота, подъем!», все подскочили, я Дениса пригнал - это токарь - карту дали, а я ему конфетку!» - выпалил на одном дыхании ребенок, пересказав всё выступление несколькими фразами.

В клубе хранятся журналы, книги - многие приходят туда, чтобы просто посидеть и почитать. В деревне есть свой медпункт, раз в неделю привозят почту из Нижнего Амонаша. «Тихонечко так существуем. Живем, как коты - сами по себе. Каждый выживает, как может: с надеждой - а вдруг завтра будет хорошо. Мы ко всему готовы, стараемся приноровиться к жизни», - сказала на прощание Вера Степановна.

Последний рывок

Когда осмотр окрестностей Подъянды закончился, через крапиву мы пробирались на причал, где нас ждали катамараны. До нужного места добрались очень быстро - нас подгонял рой пчёл. Но вот катамаранов там уже не было - инструкторы стояли на другом берегу и махали нам в ответ на наши вопли. Пчелы искусали ноги, забрались в волосы. Недолго думая, мы прыгнули в воду, в самое болото - до этого не рисковали туда ступить. Ноги увязли в склизком иле. Зато пчелы отстали. После, когда уже искупались в чистой воде и сидели на катамаранах, ребята сказали, что решили: мы просто радуемся своему возвращению вот и кричим.

Оставалась ещё одна походная ночь. Разбили лагерь на берегу между Тараем и Ашкаулом. Рядом протекал родник с вкуснейшей водой и раскинулись заросли дикой малины. После всех испытаний погода решила нас порадовать: было очень тепло и ясно. Поэтому мы все купались до самого вечера. У нас даже лица сгорели. А утром разбудил дождь. Скорые сборы проходили в молчании. Все мечтали поскорее оказаться дома, сходить в баню и выспаться. Ещё несколько часов «на веслах» - и вдалеке заблестели купола церкви села Бражное. Там, возле паромной переправы, нас встречал автобус, чтобы вернуть промокших, голодных, уставших туристов домой.

За помощь в организации похода «КВ» благодарят восточный центр спортивной подготовки (спорткомплекс «Дельфин») и директора Андрея Адамцева, Михаила Шушакова, директора центра детского и юношеского туризма и экскурсий, а также Сергея Руленко, директора центра технического творчества.

Если в следующем году вы соберётесь в сплав по реке Кан, то советуем пройти его полностью. В верхнем течении Кан - это настоящая горная река! Течение здесь быстрое, русло порожистое, берега крутые и скалистые. Все сложные и самые интересные в спортивном отношении препятствия с элементами 3-4-й категории трудности можно найти на участке между притоками Янга и Тукша. Как рассказал Дмитрий Лукьянов, водным туристам-профессионалам даже присваивают разряды. Для этого в Красноярске есть специальная комиссия, где нужно сообщить маршрут похода. За 10 дней пути и 160 километров на воде можно получить третий, самый простой разряд.

В устье реки Янга долина Кана сужается, и река входит в каньон протяжённостью около 25 км. Весь этот участок насыщен порогами, шиверами, прижимами. После выхода из каньона река успокаивается, встречаются перекаты, отдельные камни и завалы. Река быстро набирает силу: уже в районе села Ирбейское ширина реки 180 метров.

После устья реки Кирели Кан выходит на просторы Канской лесостепи. Река течёт спокойно. В русле много островов. После города Канска долина Кана поворачивает на запад. В 75 километрах западнее Канска река подходит к Енисейскому кряжу и на протяжении 140 километров прорывается через горы в узкой долине по порожистому руслу. Характер реки опять меняется на горный. Она течёт в глубоком ущелье, которое иногда сужается до 30-40 м. Здесь часты шиверы, каменистые перекаты, пороги, среди которых наиболее известны Комаровские. Лишь на самом нижнем участке, после Большого порога, река опять становится равнинной (по материалам путеводителя по Красноярскому краю).

В сплав по реке Кан могут поехать и не очень опытные туристы. Главное, чтобы с вами был проводник. Конечно, учитывая отсутствие развитого туристического бизнеса на нашей территории, всё придётся организовывать самостоятельно. Для сплава подойдут и обычные надувные лодки, куда можно положить палатку, комплект запасной одежды, провизию и костровые принадлежности.

В Подъянде живет Геннадий Вохмянин, художник-самоучка. В молодости он был механиком и выкраивал время для творчества. Сейчас на пенсии Вохмянин целиком посвятил себя своему увлечению. У многих жителей в деревне есть подаренные автором картины. Рисует Геннадий Григорьевич исключительно природу: река, лес, озёра. Оказывается, этот талантливый человек не только создает картины, но еще и пишет стихи, и даже мемуары. Тема всегда одна - деревня: ее боль, ее жители, их надежды.


Комментарии:




Свежий выпуск

Видео



Решаем вместе
Не убран снег, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!