Все мы родом из детства

Все мы родом из детства

История Красноярского края соткана не только из событий, но и судеб его жителей. Есть в этой истории и те, чье появление на свет пришлось как раз на рождение нашего величайшего, самого большого в стране региона. С разницей всего в три дня от юбилея Красноярского края Раиса Ивановна ЛАМОНОВА отмечает и свой личный 80­-летний юбилей.

Почетный работник городского совета ветеранов, председатель ветеранской организации по месту жительства, член президиума городского совета ветеранов, создатель хора ветеранов «Россияночка», руководитель пресс­центра городского совета ветеранов, отличник народного образования, ветеран труда РФ – перечень заслуг этой неутомимой женщины можно продолжать еще и еще. Ее жизнь всегда была и остается насыщенной и интересной. Скучать дома одной – не для нее. А возраст – вовсе не помеха для добрых и полезных дел.

В Минусинске Раиса Ивановна живет с 1990 года и более чем за 20 лет сумела сделать многое для нашего города. История всей ее жизни, начиная с детства, интересная и богатая на события и повороты судьбы.

Тюрьма без заборов

– Родилась я в поселке Карьевка Верхнекетского района Томской области. В это место моих родителей и деда сослали как репрессированных, – рассказывает наша героиня. – До этого жили на Алтае. С родной земли уезжали дважды. После первого суда их оправдали, вернули имущество. А вот во второй раз приговор был окончательным – ссылка в Сибирь, на болота Томской области. Именно болота, потому что в то время, когда родители туда прибыли, никакого поселка еще было. Сами ссыльные Карьевку и обосновали. До места назначения сплавлялись по реке Чулым на плотах. Что могло уместиться с собой? Лишь несколько узлов. Во время этого нелегкого многодневного путешествия прямо на плоту родился мой брат – третий ребенок в нашей семье.

семьяПредставьте, с младенцем на руках и еще двумя дочками двух и трех лет родители причалили к берегу глухой тайги… Сначала ссыльные вырыли землянки и жили в них. На второй год люди стали собираться по несколько семей и строить дома. Многие пытались бежать, да только ничего не вышло. Кругом болота – столько народа в них потонуло. Вот вам и тюрьма безо всяких заборов… Однажды произошел такой случай, когда я была студенткой. Приезжала экспедиция изучать лес. Сотрудник заблудился. Нашли его только через две недели – весь был изъеден комарами, мошкой, оводами. Пропавший пришел в себя, но выжить не смог.

А вот название нашему поселению дали в память о горьком хлебе, которым кормились первые годы: две горсти муки да горсть коры – Карьевка.

Но русский человек сильный – все осилит, все переживет. Ссыльные со временем раскорчевали лес, распахали целину. Там, где земля оказалась непригодной для зерновых – построили спирто­порошковый завод, организовали промартель «Знамя труда», председателем которой во время войны был отец Раисы Ивановны. Лодки со спиртом и порошком весом до пяти тонн перевозили по реке за 100 километров. Были еще дегтярный и небольшой пихтовый заводы. Все изготавливалось для фронта.

«Палочка»­выручалочка и километры тоски

– Все мы родом из детства, – продолжает свою историю Раиса Ивановна. – Детство – это огромный край, откуда каждый приходит со своими пережитыми эмоциями, первым опытом, сформировавшимся характером. Наше детство было нелегким, но именно тогда мы получили колоссальную закалку на всю последующую жизнь.

После брата Петра, уже в Карьевке, родилась я. Потом еще братья Геннадий, Анатолий, Александр и Владимир. Так в месте ссылки у нас выросла большая семья. Жаль только, фотографий тех лет немного. Попасть в объектив фотографа было большим праздником. Вот единственное фото, где я маленькая со старшим братом и родителями.

В школу тогда брали с восьми лет. Меня не взяли, так как мой день рождения только в декабре. Но как я могла остаться дома, когда все подружки ушли на первое сентября? Достала из шкафа сатиновое платье, погладила его рубелем (Прим. ред.: В старину предмет для глажки белья, рифленая доска с ручкой на конце.) и отправилась в школу. Открываю дверь – все уже за партами. И я прошла на свободное место. За мое упорство не выгнали, оставили учиться.

В Карьевке было только четыре класса. По этой причине образование для многих заканчивалось на уровне начальной школы. Дальше помогала «Палочка»­выручалочка. Палочка – так забавно назывался поселок, в который мы отправились, чтобы продолжить обучение с пятого класса. Но здесь нас ждали значительные испытания. Палочка находилась в 30 километрах от Карьевки. Добраться до поселка можно было только с рабочими на лодках по рекам Анге, потом Кети. Плыть нужно было против течения трое суток – со всеми поворотами выходило почти 100 километров. Такая возможность выпадала лишь раз в четверть. Поэтому, чтобы учиться в Палочке, приходилось жить у кого­нибудь. Знакомые приютили меня как родную. Изба небольшая, но и для меня место нашлось, спала на русской печи.

От дома отделяли километры тоски. Наши попытки самостоятельно добраться в Карьевку не обходились без происшествий. Помню, зимой мы с подругой отправились пешком по зимнику – путь короткий, 25 километров, проторенный охотниками и рыбаками. Идти пять­шесть часов. Но стемнело рано, да еще мороз, поднялась пурга. Дорогу начало заметать. Мы выбились из сил. Я уже не могла идти, потянуло в сон. Но вспомнила слова родителей: «Если только присядете, не жить вам – уснете и замерзнете». Это испугало и в то же время подбодрило, чтобы двигаться дальше. Кое­как тогда добрались до дома.

А однажды тонули – едва выжили. Случилось это по весне, когда по полям и лугам уже разлилась вода. Втроем плыли домой на обласке (Прим. ред.: Небольшое выдолбленное из дерева суденышко.), по очереди гребли веслами. Поднялся сильный ветер, нас захлестнуло, начали тонуть. На мне тогда была груда одежды, все намокло, стало невыносимо тяжелым! Перед глазами остался лишь кустик на берегу, о котором были все мысли: как бы доплыть, как бы ухватиться за него! До берега оставалось не очень далеко. Мальчишка, плывший с нами, на два года старше был. Он и достал дно, едва зацепил обласок, вытащил наверх, а мы с подругой туесками березовыми вычерпали воду. Кое­как, потеряв половину вещей, причалили к суше. Родители потом, охая и ахая, отпаривали нас в бане и поили горячим чаем.

Война только добавила испытаний. Раиса Ивановна вспоминает, как в 5­6 классах помогала на обмолоте зерна, подавая снопы.

– Передавать связки нужно было быстро, чтобы машина не простаивала. А откуда силы? Кожа да кости. Сейчас девчонки желают похудеть, а мы тогда мечтали поправиться! Помню, как силы иссякли, в глазах потемнело, я подалась назад. Кто­то из взрослых подхватил: «Девчонке совсем плохо!» Вот как работали. Все — от мала до велика — трудились из последних сил.

Еще во время войны, на беду всем сельчанам, был плохой урожай. Словно и природа сжималась от боли и хворала. Раиса Ивановна рассказывает, как дед смастерил специальную кадочку, по бокам которой были дырочки как у терки. С помощью такого изобретения чистили самый мелкий картофель, протрясая его с водой и помешивая палкой. А блюдо из картошки, приготовленное в печи, называлось «рубленка». Считалось праздником, если в него добавлялось масло или рыбий жир.

Множество дорог и прекрасных встреч

В 1952 году Раиса Ивановна окончила школу.

– На выпускном была в штапельном платье — шик по тем временам! – продолжает она. – Все мы безумно волновались и радовались тому, что перед нами открывается дорога во взрослую жизнь. Каждый шагнул в нее со своими мечтами и надеждами.

Надежды Раисы осуществились. Как и мечтала, девушка из глубинки не только смогла поступить в Кемеровский пединститут на исторический факультет, но и окончить его с отличием. Так как из своего потока она одна получила красный диплом, ей дали возможность выбрать место работы. Правда, и в этом случае все предложенные варианты относились к сельской местности. Попала в леспромхоз села Половинка Шегарского района Томской области. Там проработала по специальности пять лет в школе, встретила свою любовь — Василия Семеновича, вышла замуж.

Жили с супругом в Сталинске (сейчас Новокузнецк), Красноярске, Братске. В последнем городе — 25 лет. Здесь развивалась профессиональная и общественная жизнь Раисы Ивановны. Сначала она работала в школе, потом в гороно инспектором по охране прав детства, методистом, директором школы, старшим научным сотрудником госархива. Кроме этого, была секретарем комсомольской организации, профоргом, председателем общества по распространению политических и научных знаний, членом общества «Знание» в Братске. В годы «сухого» закона состояла в совете по борьбе с пьянством.

– Не могу говорить за другие регионы, города, но у нас тогда сложилась неплохая практика, дававшая положительные результаты по возрождению трезвости, – рассказывает Раиса Ивановна. – Помню, например, как мы проводили безалкогольные свадьбы. Сценарии составляли такие увлекательные, что жарко и весело было без всякой водки. А как мы сдружились в те годы с коллективом! Когда уезжала из Братска, было так грустно расставаться с коллегами.

Но я благодарю судьбу за то, что она дала мне возможность пройти множество дорог – трудиться в разных городах, на разных работах, – делится Раиса Ивановна. – Мне посчастливилось общаться и дружить со столькими прекрасными, образованными, чуткими, интереснейшими людьми! Не менее достойный и дружный коллектив я обрела и в Минусинске, когда пришла в городской совет ветеранов. Именно он помог мне влиться в общественную жизнь нового города, проявить свой потенциал.

Есть такое выражение: «Молодость живет мечтами, а старость – воспоминаниями». Вспоминаю не с сожалением, что прошло, а с благодарностью, что было.


Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

17 мая 2022
Госдолг Красноярского края снизился на 14,1 млрд рублей
Уже третий год подряд Красноярский край исполняет региональный бюджет без дефицита. Об этом в ходе работы краевого правительства заявил заместитель
16 мая 2022
Команда из Красноярского края поборется за Кубок ГТО
Более сорока команд из 37 регионов России примут участие в IV фестивале комплекса ГТО среди трудовых коллективов. Мероприятие пройдет в
16 мая 2022
Каждый третий житель Красноярского края страдает гипертонией
По оценкам экспертов, каждый третий житель Красноярского края в той или иной степени страдает артериальной гипертонией. В мире эта болезнь