Жемчужины Севера: природные и рукотворные

Жемчужины Севера: природные и рукотворные


В этом номере газеты вы узнаете о легенде Енисейского района — озере Монастырском и единственном в мире музее рубанков, внесенном в Книгу рекордов Гиннеса.

Душа коллекционера

Множество чудес показали енисейцы приезжим журналистам. И одно из них — музей рубанков, который создал пенсионер Виталий Ислентьев. Открылся музей совсем недавно — в январе этого года, в его коллекции насчитывается около 1400 экземпляров фуганков, галтелей, фальцгобелей, шпунтубелей, калевок и других столярных инструментов, в основе которых лежит принцип всем известного рубанка. Коллекция постоянно пополняется. Она создана исключительно на средства Виталия Алексеевича. Некоторые экспонаты он покупал, другие ему дарят, бывает, что обменивается рубанками с другими коллекционерами. Несколько лет назад частная коллекция была отмечена Золотой звездой Книги рекордов России. А в день открытия музея стало известно, что она включена в Книгу рекордов Гиннеса. Правда, по словам В. Ислентьева, о мировой славе он никогда не мечтал, просто спасал инструменты от смерти. А основой коллекции стали отцовские рубанки, которые пенсионер обнаружил, перебирая вещи в родительском доме. Сам он раньше все больше с железом работал, трудился водителем, был хорошо известен в округе как талантливый механик, владеющий секретами ремонта отечественных машин.

По его словам, отцовские рубанки просто было жаль выбрасывать, а потом пришло увлечение. Тем более что в душе Виталий Алексеевич всегда был коллекционером: собирал монеты, виниловые пластинки для патефона. В его доме хранится 15 баянов и два рояля, на которых он и сегодня может сыграть.

Как любознательный и увлеченный человек начал собирать информацию о рубанках — уникальных инструментах, без которых не строился ни один дом. Самые старые предметы в его коллекции изготовлены еще в 18 веке. И это легко доказать — на металлической части каждого старинного инструмента стоит клеймо мастера и дата изготовления. Некоторые знакомые предлагали в рекламных целях сказать, что ими работал сам Петр 1. Но создатель музея на такой пиар-ход не согласился.

— Зачем обманывать? — говорит он. — Ведь на самом деле я не знаю, кто владел этими инструментами, хотя Петр 1 вполне мог иметь к ним отношение. Несколько десятков экспонатов музея имеют клейма известных фирм Франции, Германии, Швеции. В свое время они были очень дорогими, поэтому вряд ли простой столяр мог позволить себе приобрести их. Так что все может быть.

Но большинство рубанков в коллекции, конечно же, местные. Их неравнодушные люди приносят, привозят, присылают по почте, услышав об открытии музея. Состояние предметов, конечно, ужасающее: за долгие годы они покрываются ржавчиной, начинают гнить, ломаются. Но в каком бы состоянии не находились, коллекционер, прежде чем выставить их для обозрения посетителей, обязательно очистит, подлечит. Именно «подлечит», а не отремонтирует.

В его коллекции нет двух одинаковых рубанков. Хотя скептически настроенные посетители музея регулярно пытаются доказать обратное. Виталий рассказывает, что во время одной из экскурсий школьников (а они частые гости в музее), он предложил детям найти два одинаковых рубанка, в случае удачи пообещал подарить любой инструмент тому, кто отыщет. Дети ринулись искать, сравнивать, но очень быстро их пыл остыл. И только один мальчишка упорно продолжал поиски. Уже и экскурсия закончилась, а он все не оставлял попыток найти близнецов. Конечно, ему этого не удалось. Но за упорство и любознательность он все же получил в подарок понравившийся ему рубанок, который и опробовал тут же, в музее.

Кстати, сделать это может любой желающий: надо подойти к стоящему тут же верстаку и опробовать инструмент, чтобы убедиться в его исправности. Гости уходят из музея с головы до ног в стружках, довольные и счастливые.

Дарит коллекционер свои гостям и изготовленные им самим сувенирные рубанки, некоторые совсем крошечные, другие в натуральную величину. Они совсем как настоящие, только вместо металлической части в подарочных рубанках — деревянные детали.

— Это для безопасности, — объясняет коллекционер. — Не все же умеют обращаться с инструментом, вдруг поранятся.

В планах коллекционера восстановить все рубанки, которые еще пока находятся не в музее, а хранятся во дворе его дома. Кстати, свой дом и музей Виталий Алексеевич построил сам. Со строительством музея помогли лесоперерабатывающие предприятия и туристические компании, а также городские и районные власти, выделив стройматериалы. Что и неудивительно, ведь музей рубанков за столь короткое время уже стал настоящей изюминкой города. Так что будете в Енисейске, зайдите, не пожалеете.

Там, где останавливается время

В один из дней пресс-тура наша группа познакомилась с легендой енисейской земли — озером Монастырским. От Енисейска до него всего — то чуть больше 20 километров. Дорога ведет проселочная, гравийная, накатанная за долгие годы машинами и утоптанная многочисленными паломниками и просто отдыхающими, едущими и идущими сюда со всей России и из-за рубежа тоже. Пока наш автобус неспешно колесит в направлении озера, любуемся великолепием северной природы, которая встретила журналистов пресс-тура необычайно теплой погодой. Наверное, только на Севере можно увидеть одновременно цветущую сирень и черемуху. Мы проезжаем мимо ярко-оранжевой поляны жарков, мимо голубого, сливающегося с таким же цветом неба поля незабудок. Журналисты то и дело восторженно ахают, глядя в окно автобуса, а сопровождающие группу работники администрации района рассказывают о местных достопримечательностях, интересные легенды о селе Плотбище. Например, такую: во время гонений на церковь, красные комиссары сильно осерчали на плотбищан за то, что они вовремя не донесли на монахов, якобы скрывающих церковные драгоценности. За это в селе разрушили церковь святой Варвары, покровительствующей новорожденным и детям. Сегодня на месте, где когда-то возвышалась церковь, стоит клуб. А с детьми в Плотбище теперь на самом деле «не все благополучно» – часто гибнут или тяжело болеют, а у кого-то из местных жителей вообще нет детей.
Много еще неоткрытых тайн и загадок хранит в себе каждая деревня, каждое село енисейской земли. И все же самая большая тайна — Монастырское озеро, расположенное в красивом сосновом бору. В 2007 году по инициативе главы Енисейского района Сергея Ермакова, с целью сохранить это уникальное место отдыха и уберечь сосновый бор от вырубки, постановлением администрации Красноярского края озеру Монастырскому присвоен статус памятника природы краевого значения.

Еще не доехав до озера, уже ощущаешь необыкновенную атмосферу этого места.

До церкви, где нас ждет единственный священник, служащий здесь, отец Иоанн, мы некоторое время идем пешком. С крутого берега открывается сказочный вид — тихая водная гладь, вокруг высоченные сосны и звенящая тишина. В бору около озера даже каждый муравейник огорожен.

Когда-то это озеро принадлежало мужскому монастырю, основанному в 1642 году в Енисейске. Здесь стоял деревянный скит, в котором жили монахи, отсюда произошло и название озера. Людская память сохранила предания о монахах из Спасского мужского монастыря города Енисейска: «…На крутом берегу озера стоял монашеский скит. В 1919-1920 годах в Енисейском уезде шла Гражданская война. Власть в то время менялась по два раза в день. Пришли красногвардейцы, озлобленные тем, что монахи, дескать, оружие где-то спрятали, пришли и суд над ними скорый учинили…. Расстреляли монахов, а потом в озере утопили. Но на следующий день тела их всплыли. Тогда решили их захоронить. Достали всех, кроме одного. Баграми и неводами все дно обшарили, но все впустую. С крутого берега тело видно, но как подгребают к нему на лодке, оно на дно уходит…. Но на этом мистика не закончилась: всю ту зиму озеро не замерзало, и вода в нем была красного цвета. Этих монахов молва сразу сочла мучениками за веру, наделив заодно чудодейственной силой и озеро Монастырское, вода которого имеет красноватый оттенок. По одной из легенд, деревянный скит-монастырь стоял на сваях в самом озере. Когда пришли новые власти, монахи подпилили сваи, и монастырь погрузился на дно озера. По другой версии, монахи сожгли себя вместе с монастырем, но сгорел он не весь – частично ушел под воду. Говорили и о том, что монахи снарядили двух братьев с бесценными реликвиями и наказали унести их от глаз людских как можно дальше в тайгу, а сами подожгли монастырь и погибли. Уводили в таежные непролазные кущи божьих людей местные мужики, помогая им схоронить до лучших времен церковные реликвии. В общем, когда комиссары прибыли на озеро – монастыря уже не было.»

Сейчас невозможно с точностью восстановить события тех лет. Достоверно лишь то, что расправа над монахами действительно была. Ни сколько их погибло на берегах озера, ни имен уже не восстановить. Десять лет назад на берегу озера была построена и освещена новая церковь новомученников и исповедников российских. Следуя сибирской традиции, здание поставили на столбах, а стены его выложены из массивных добротных бревен. В память о монахах, погибших за веру, установлен поклонный крест.

Отец Иоанн говорит, что химический анализ выявил в озерной воде высокое содержание йода, этим и объясняются ее целебные свойства и цвет.

— Место это благодатное, здесь даже время останавливается. Я приехал сюда жить восемь лет назад, а как будто вчера, — рассказывает священник. – К нам приходят все те, кому на душе тяжело. Здесь они находят утешение. Бывает, долгое время вообще никого нет, но скит и подразумевает уединенность.
Отец Иоанн великолепный рассказчик и человек необыкновенной судьбы. Долгие годы, живя в миру, он тушил леса в составе лесопожарной охраны, на счету бывшего десантника-пожарного — 500 прыжков с парашютом, тысячи встреч. Но он говорит, что, только живя в монастыре, нашел тех людей, которых искал всю жизнь, — щедрых на доброту и милосердие.

Даже короткого пребывания на озере достаточно, чтобы понять, о чем говорит священник. Здесь действительно благодатные места, где нет суеты, погони за благами цивилизованного мира. Здесь легко дышится и думается. Проблемы, еще вчера казавшиеся важными и неразрешимыми, становятся мелкими и неважными. И люди, хоть раз побывавшие здесь, становятся щедрее и милосерднее. По крайней мере, в это хочется верить.


Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме