Присоединяйтесь к нам:
27 Июня
18:05 
исправленный1.png

      

       разместить  

«...Наши сети притащили мертвеца»

«...Наши сети притащили мертвеца»

В течение одной недели подростки трижды нападали на своих сверстников с ножом. Причина одна – ссора в социальной сети. Результаты разные – двое раненых, двое убитых. Сказать, что три случая – эпидемия убийств, нельзя. Но это уже не случайность и даже не тенденция. Закономерность.

Неадекватная реакция

Поскольку закономерность эта опасная, общество реагирует. Как умеет, на уровне рефлексов. Которые, как правило, логике неподвластны и даже противоположны. Надо быстро найти виноватого. Семья? Иногда. Школа? В очень малой степени. «Во всем виноват Интернет». Вот это подходящая находка. Он достаточно глобален, безлик и неуязвим, чтобы чего-то с ним сделать. А виновного все же наказали, почти по Салтыкову-Щедрину. Только там какого-нибудь Ивашку с башни сбрасывали, для наказания ненаказуемого. У нас сняли директора школы, где учился подросток-убийца. Рефлекторно. Впрочем, это не самая странная победа над здравым смыслом. Вы что имеете в виду, говоря о вине Интернета? Сейчас он рассматривается чуть ли не как идеологическая мина, подкинутая американцами. Чтобы испортить умных и добрых россиян. Но на самом деле соединенные между собой компьютеры не опаснее табуретки, вы же понимаете. Японцы делают свои автомобили не только для того, чтобы создать пробки на дорогах Красноярска. А русскоязычный сегмент Интернета, который с громадным пафосом обсуждает опасность глобальной Сети, создан исключительно россиянами. И наши дети, какие есть, тоже наша заслуга. Или беда. Или они не наши? Просто когда в нормальной семье происходит что-то плохое, она ищет причины внутри. Это единственный шанс решить проблему.

И есть масса способов не замечать проблему – найти внешние причины. Дурное влияние улицы. Школы. Интернета. Такое было всегда – в плохих семьях. Сейчас это приняло общий характер. У нас просто случился разрыв поколений. Технологический, идеологический, культурный, если хотите. Те знания и умения, которыми владеют родители, ни в коем случае не нужны детям. Ты прочитал тысячу книг? И что? В электронной библиотеке их миллионы. Умеешь что-то делать руками? Зачем? Все можно заказать в Интернете. Дети лучше приспособлены к новому миру. Который сделали для них мы.

Если широко посмотреть, ничего странного не происходит. Люди всегда так реагируют. Представьте реакцию пешеходов и извозчиков на автомобиль лет сто назад. «Он всех убьет и задушит дымом». Со временем привыкли. Хотя убивать и душить он стал реально. Когда прокладывали Транссиб, крестьяне божились, что коровы перестают доиться от крика паровоза. Другое дело, что такие новшества, пусть и серьезно меняющие образ жизни людей, внутреннего мира не касались и в голову не лезли. Автомобиль просто заменил прямохождение. Информационные технологии в этом смысле пошли дальше – это не просто средство создания, передачи и хранения информации. По большому счету они способны заменить все – мышление, общение, отношения. Реальную жизнь. Там все как настоящее. Только лучше. Потому что там ты можешь быть кем угодно, делать что вздумается, и тебе за это ничего не будет. И главное – всегда можно начать сначала. Только не забыть сохраниться.

Жизнь без реальности

В чистом виде это и есть причина. Странных убийств, массовых суицидов, болезненного интереса к средневековому мракобесию типа астрологии, всплеска религиозного фанатизма всех мастей, «цветных революций» и борьбы за либеральные ценности. Еще в начале семидесятых Ги де Бор написал труд «Общество спектакля», обнаружив в современниках странную форму инфантилизма: предпочитать игру реальности. Даже с риском для жизни. Компьютер и позднее Интернет просто оформил этот вид слабоумия инструментально и предоставил тысячи возможностей для его совершенствования. Когда взрослый мужик большую часть времени существует в качестве мага 16-го уровня, блондинки четвертого размера и патриота Сирии – это странно. Но иногда взрослый мужик приходит в себя. Как-то примиряется с реальностью. Только надо, чтобы было кому-то куда-то приходить. А если некому и некуда? В том смысле, что человек может иметь весьма слабые и странные представления о реальном мире, – и это так. Есть куча американских фильмов про конец света, где героям нужно добывать еду – и в их представлении это значило найти запасы замороженной пиццы. То, что еду можно вырастить, не рассматривается никогда. А узнать себя можно только через взаимодействие с реальным миром и реальными людьми. Проблема. Реальный и виртуальный мир меняются местами, это факт.

Граждане родители

Особенность России в том, что в новый технологический период мы всей страной вступили, точнее, вляпались очень не вовремя. Даже в странах, где ничего такого не происходило – разрушения государства и кардинальной смены строя, не так просто проходит адаптация к новому типу существования – информационному обществу. У нас одновременно наложились несколько серьезных факторов, каждый из которых в отдельности довольно травматичен для сознания.

По мере важности. Первое – разрушение традиционного общества. Что в России, что в СССР общество было типически традиционным. Таким, где отношения между людьми регулируются определенным набором нравственных начал. Семейные ценности, например. Христианские, причем в ортодоксальной форме. В рамках такого общества было очевидно: за все поступки детей ответственность несут родители. И эта ответственность была обеспечена авторитетом родителей.

В правовом государстве ответственность возникает согласно норме закона. Поэтому виновным всегда будет тот, кого можно наказать. Кто состоит в каких-то правовых отношениях. Родителей можно уволить? Трудно. Директора школы можно уволить? Легко. Он и виноват. Гражданское общество, к которому мы так стремимся, признает отношения детей и родителей исключительно как субъектов права. Что такое ювенальная юстиция? Это святая вера в то, что родители способны любить детей только по принуждению закона и под надзором карательных органов.

Требуется человек

В качестве важного внешнего фактора выделил бы пропаганду. Антисоветскую пропаганду, на протяжении тридцати лет уничтожающую все, что связано с СССР. Это для нас пропаганда – для детей это объективная информация о собственных родителях. Убийцах, глупцах, пьяницах, бездельниках. Тоже, знаете, не способствует сближению.

Дальше. Чем обеспечивался авторитет родителей? Да тем, что они передавали детям свои умения и знания. Становились первыми и главными источниками знаний. Что сейчас? У нас есть глобальный источник всех знаний и умений. Интернет. Но в качестве пользователей этого источника дети, как правило, более просвещенные и продвинутые, они сами учат родителей. Да вообще, что за навык-то? Одно дело, какой-нибудь столяр или ювелир учит наследника – на это вся жизнь может уйти, а пользоваться компьютером дети учатся быстрее, чем ходить.

Да это и нормально, так и должно быть. Проблема же не в Интернете. В конце концов, с хорошими, добрыми книгами такие же казусы случались, когда их начинали использовать не по назначению. Собственно, все религиозные войны, которые и сейчас идут, – по причине неправильного употребления книг. Отменить, сжечь, подвергнуть цензуре? Или все-таки понять, что значение имеет и тот, кто по эту сторону, – читатель, или пользователь ПК. Он главнее, если что.

Просто связи, которые существуют или существовали в семье, обществе, стране, мире, были несколько иного свойства, нежели оптоволоконный кабель. Глубже, что ли. Люди разделяли общие ценности, участвовали в больших и важных делах, и это серьезнее, чем все социальные сети. Как раз такой системы ценностей, понимаемых и разделяемых детьми, родителями, гражданами и иными, нет и не предвидится. И этого не может сделать даже Интернет. Опять человек требуется.

P. S. Тема серьезнее, чем может показаться. Поэтому приглашаем к продолжению разговора психологов, педагогов, политиков. Вопрос: можно ли повлиять на ситуацию, и как?

Термин «интернет-зависимость» еще в 1996 году предложил доктор Айвен Голдберг (США). Ученый исходил из предположения о том, что у человека может развиться патологическая зависимость не только от внешних факторов, но и от собственных действий и эмоций.

По данным проведенных социологических опросов, в Интернете людей привлекает анонимность, доступность, безопасность и простота использования. Интернет-зависимые люди зачастую являются аутсайдерами в жизни и используют Сеть для получения социальной поддержки, психологического и сексуального удовлетворения, а также возможности создания нового «я», которое получает признание окружающих таким образом. Привыкание к Интернету можно определить как расстройство волевого контроля без употребления химических веществ.

Как и любое заболевание, интернет-аддикция имеет свои психологические последствия. Одним из них является постоянное увеличение количества времени, которое человек проводит в виртуальной реальности, и как следствие этого – пренебрежение настоящими друзьями и семьей.

Интернет-зависимый игнорирует повседневные жизненные заботы, так же как и интересы близких. Причем влияние нормальных людей на больного приводит к обратному эффекту. Зависимый становится озлобленным и старается защититься от всех, кто пытается ограничить его использование Интернета. Подобно алкоголикам, которые скрывают свою зависимость, интернет-зависимые начинают лгать о количестве времени, проведенного в Интернете.

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика