Присоединяйтесь к нам:
23 Июля
13:38 
исправленный1.png

      

       разместить  

Чтобы тайга не поредела

Чтобы тайга не поредела

Большинство живущих в Сибири привыкли относиться к лесу исключительно потребительски. Если есть необходимость, мы, не задумавшись, вырвем, обломаем, выкопаем – или вообще срубим. А что? Деревьев, кустарников, прочей растительности у нас много.

И лишь единицы задумываются о том, насколько сложно сохранить и восстановить такой ценный ресурс.

Детский сад для деревьев

Для восстановления созданы питомники. Всего их в нашем крае около тридцати. Ежегодно здесь выращивается 20–30 миллионов сеянцев. В прошлом году в тройку лучших на всероссийском конкурсе вошел питомник Большемуртинского лесничества. Отправляемся туда, чтобы увидеть первые этапы жизни деревьев.

Отъезжаем от Большой Мурты несколько десятков километров и останавливаемся перед огороженным огромным полем, где находится «детский сад» для хвойных культур: ели, кедра, сосны.

Могучие, ветвистые, крепкие стоят в лесу сосны и кедры. Но двухлетние малыши выглядят совсем беззащитными – стволик тонкий, высотой 10–15 сантиметров. Сколько же благоприятных факторов должно совпасть в обычных условиях леса, чтобы из семечка получился даже вот такой крохотный саженец, не говоря уже о взрослом дереве! В питомнике «малыши» окружены постоянной заботой.

– Здесь мы рассаживаем семена, – Виктор Карпюк, руководитель КГБУ «Большемуртинское лесничество», показывает колышки. – На них натягиваем нитки для отпугивания ворон, чтобы семена не выклевывали. Кедр, в отличие от сосны, сеется вручную. Обрабатываем против болезней. Этим саженцам два года, на следующий год будем выкапывать.

Немного дальше расположено другое поле. Часть его стоит под паром – отдыхает. На другой видны подкопанные саженцы.

На некоторых крошечных деревцах видна пожелтевшая хвоя.

– Растение получило солнечный ожог – земля еще холодная, а солнце уже припекает, и питательных веществ не хватает, – объясняют специалисты. – Но дерево обязательно восстановится.

Непросто заниматься саженцами. Растить дерево из семечка. Заботиться о нем. Наблюдать, как оно крепнет. А еще через пару лет можно обнаружить, что результат твоей сложной, кропотливой работы – не красивое, здоровое дерево, а… обугленный ствол.

– Человеческий фактор – вот причина 99 процентов лесных пожаров именно по нашему району, – говорит Виктор Карпюк. – В этом году уже около 16 гектаров сгорело. На следующий год снова будем восстанавливать. Сельхозпроизводители делают несанкционированные поджоги полей.

Но что говорить о тайге, если даже на территории населенных пунктов необходимость бережного отношения к растениям не всем и далеко не всегда очевидна.

– Мы как-то делали «коридоры разрыва» – есть такая противопожарная мера, – рассказывает Виктор Карпюк. – Выкопанные деревья решили использовать для озеленения в Большой Мурте. В итоге кедры пожелтели – у них просто обломали ветки. Скорее всего, на Новый год. А деревья уже высокие были, метра под три. Пришлось выкопать. В этом году договорились с Институтом леса. Нам привезли саженцы липы, клена и десять дубков привитых, подходящих для погодных условий.

Условия для роста

Посадку деревьев специалисты называют искусственным способом лесовосстановления. Но есть еще и естественный – поранение почвы. Его применяют, когда подрост есть, но его недостаточно. Территорию проходят лесохозяйственным плугом или бульдозером, чтобы те семена, которые растут на деревьях, упали на подготовленную почву, где оптимальные условия для роста. Второй естественный способ – разработка лесосеки методом «узких лент». Это обязанность арендаторов участков.

лесопитомники– Рубка производится – есть коридор, посередине него – дорога, волок, по которой ходит трактор, – рассказывает Михаил Захлыстин, временно замещающий должность начальника отдела организации лесовосстановления министерства лесного хозяйства Красноярского края. – И вот с этого коридора осуществляется валка деревьев в сторону волока, при этом обеспечивается максимально возможное сохранение подроста. Впоследствии это проверяется: учитывается, сравнивается количество подроста до рубки и после сдачи лесосеки. В случае нарушений арендатор обязан выплатить штраф. И придется ему заниматься дополнительно высадкой саженцев.

В крае ведется мониторинг – динамика площади лесного фонда регулярно отслеживается.

Основная задача специалистов – перекрыть убытие вследствие вырубок, пожаров, повреждений из-за болезней и вредителей. В прошлом году, к примеру, из-за шелкопряда на большой площади произошла гибель деревьев, в этом году частично потери будут компенсированы увеличением объема лесовосстановления на пяти тысячах гектаров.

Но помимо внешних факторов, эффективной работе мешает еще и то, что специалисты называют «давностью лесоустройства». Лесоустройство – это инвентаризация лесного ресурса, в ходе которой учитывается и возраст деревьев, и подрост, и другие характеристики. На основе данных можно строить дальнейшие планы. Срок действия лесоустройства – как правило, не более десяти лет. А в крае на большой части лесничеств такая работа не проводилась уже двадцать лет и более. Основная причина – отсутствие финансирования.

И все же площади земель, которые переводятся из предназначенных для восстановления леса в категорию тех, что уже заняты лесными насаждениями, постоянно увеличиваются. Хорошо бы и обычные жители помнили о том, что погубить дерево можно за пару минут, а вот чтобы вырастить – и нескольких десятилетий бывает недостаточно.

Кедр скороспелый

Технологию ускоренного выращивания сибирского кедра, отличающегося повышенной урожайностью, разработали молодые ученые Сибирского государственного аэрокосмического университета – опорного вуза Красноярского края.

В результате селекционного отбора удалось получить особый посадочный материал.

– В результате пожаров, нашествий сибирского шелкопряда и самовольных рубок площади кедровых насаждений постепенно сокращаются, – говорит Юлия Щерба, руководитель проекта, доцент кафедры селекции и озеленения СибГАУ. – В свою очередь, для лесной отрасли как никогда актуальны перспективные методики для размножения ценного генотипа сибирского кедра, который формируется тысячелетиями в разнообразных природных условиях. Наша технология показала хорошие результаты: нам удалось вырастить привитые саженцы, которые на 20–30 лет быстрее начнут давать обильный урожай.

Технология будет рекомендована для внедрения предприятиям края, выращивающим посадочный материал. Проект был поддержан в рамках программы «УМНИК» Фонда содействия инновациям.

Правда, не все специалисты единодушны в оценке новых идей. К примеру, сейчас все чаще говорят о создании так называемых плантационных лесов – специально для коммерческих целей. В нашем Институте леса занимаются клонированием.

– Говорится о том, что подобраны наиболее стойкие к заболеваниям лиственницы, – говорит Михаил Захлыстин. – Но эти клоны идентичны, что делает невозможным в таких лесах биоразнообразие. А оно необходимо – это естественный процесс, когда выживает сильнейший. Не получится ли так, что эти насаждения окажутся неустойчивыми к определенному вредителю? И мы создадим лес, который весь погибнет? Требуется временная проверка. В наших условиях сосна до возраста спелости должна расти 80–100 лет. А кедр – около 160 лет. Кто может спрогнозировать последствия на такой срок?

Да, при создании плантаций леса, когда выращиваются клоны, ставится задача получить в сжатые сроки максимальное количество деревьев. Биоценоз, сложившиеся связи совокупности животных, растений, грибов и микроорганизмов на определенной территории при этом рушатся. А наша задача – восстанавливать именно лес, биологическое разнообразие, которое выполняет не только функцию «древесины», но и экологическую.

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика