Еще в 1957 году проживание в одной квартире нескольких семей было признано неестественным, экономически нецелесообразным, и коммуналки начали исчезать с карт городов России. К 1991 году около 70 процентов советских граждан имели отдельные квартиры. В обратную сторону ситуация повернулась в 2000-х годах, когда каждый член семьи получил отдельное свидетельство о собственности на долю в жилье. Вот эти отдельные доли и стали объектом интереса некоторых риелторских фирм. Покупая долю, маклеры старались всеми силами выжить из квартиры остальных собственников или превращали квадратные метры в коммуналки.

По одной схеме

О ситуации с захватом долей в квартирах красноярцев мы рассказывали в статье «НКК» «Нашествие чужих» в № 2 от 12 января 2018 года. Координатор общественного правозащитного движения «Мой дом. Против квартирного рейдерства» в Красноярском крае Алла Быкова и еще одна пострадавшая от действий «черных риелторов» рассказывали, как действуют маклеры на рынке недвижимости нашего региона. Схема у всех примерно одинаковая: если возникает спор между родственниками о разделе жилья, маклеры покупают по заниженной цене долю у одного из собственников, а затем неожиданно появляются на пороге квартиры. Если собственник оставшейся доли не соглашается ее продать по бросовой цене или переехать в гостинку, начинают действовать профессиональные «выживатели».

– Замок на входной двери срезали, и квартира стояла открытой – заходи кто хочешь, – вспоминала Алла Быкова. – Арендаторы и их гости крушили кафель в ванной, обрезали трубы водоснабжения, обрывали обои и полосовали линолеум. Угрожали ножом: заставляли выкупить по баснословной цене доли. По три раза за ночь вызывала полицию. Но уголовное дело не возбуждали. Правоохранители не принимали во внимание мои доводы. В конце концов меня избили.

Еще одна пострадавшая от действий «черных риелторов» Елена Аленина рассказала: ее мужу угрожали пистолетом. Но семьи Аллы и Елены упорно отстаивали право жить в своих квартирах.

При этом уголовные дела по факту принуждения к сделке долго не возбуждались. Три уголовных дела в отношении группировок скупщиков долей появились только три года назад. Общественники уверены: все эти люди связаны между собой, ведь обслуживаются у одного нотариуса. Но доказать, что на рынке недвижимости действует организованная преступная группа, не удается.

Итог расследования: трех подозреваемых в принуждении к совершению сделки заключили под стражу. Пока шло следствие, они находились в СИЗО. Затем дело из управления внутренних дел передали в следственный комитет, подозреваемых выпустили.

Следствие идет или тянется?

Как сообщили на наш запрос в ГУ МВД России по Красноярскому краю, уголовных дел по статье 179 УК РФ «Принуждение к совершению сделки» здесь больше не возбуждали.

– Правоохранительные органы активно продолжают бороться с «черными риелторами», поскольку существуют и иные способы приобретения прав собственности на жилые помещения, например, путем обмана или злоупотребления доверием. Такие действия квалифицируются по статье 159 УК РФ «Мошенничество», – отвечает начальник отдела информации и общественных связей ГУ МВД России по Красноярскому краю Владимир Юрченко. – Летом прошлого года, например, завершено расследование уголовного дела: в Железногорске двое жителей пять лет обманывали доверчивых граждан. Выдавая займы, аферисты убеждали оформить на них право собственности на квартиру. Пострадали 17 человек, им причинен ущерб более 19 млн рублей.

Прокуратура Красноярского края сообщает: «В производстве следственного комитета по Красноярскому краю находится три уголовных дела, возбужденных в 2014 и 2015 годах, о преступлениях, связанных с понуждением граждан к заключению сделок по отчуждению долей в праве на жилые помещения. По двум из них предъявлены обвинения. В качестве потерпевших признано 19 граждан, в отношении еще 31 человека ведется проверка».

Но потерпевшие недовольны, как расследуются уголовные дела.

– После передачи дел из органов МВД следственный комитет начал расследование с нуля, – рассказывает Елена Аленина. – Нас снова вызывают на допросы. Но мы замечаем: многих документов, доказывающих вину риелторов, в деле нет. Кроме того, возбуждаются уголовные дела на некоторых потерпевших! Например, за разглашение тайны следствия (о своей проблеме мы рассказывали СМИ на круглом столе) или за клевету.

Обвинение в клевете было предъявлено Алле Быковой. Она уже отстояла в суде свою репутацию, обвинение сняли.

А жертва кто?

После публикации «Нашествие чужих» в «НКК» позвонил Юрий Таразеев – один из фигурантов дела о «черных риелторах». По словам Юрия, дело запутанное, 40 томов. Следственный комитет до сих пор их изучает. Мужчина уверяет: принуждением не занимался, асоциальных личностей в квартиру не подселял, имущество не портил и женщину не бил. Действовал строго по закону.

– Законом не запрещено скупать доли. Есть свободные денежные средства, я их вкладываю в недвижимость. Покупаю доли, а потом продаю их. Все оформляю договором купли-продажи в Регпалате. Это рынок. Ничего криминального, – прокомментировал Юрий.

Моральная сторона проблемы (родственники, таким образом поделившие имущество, уже несчастные люди) не трогает мужчину. Наоборот, он считает себя спасителем для некоторых владельцев недвижимости:

– Например, муж и жена развелись и не могут договориться. Муж сильнее, выгнал женщину и вставил новые замки в дверь. Она обратилась ко мне: «Хочу продать». Я покупаю ее долю и прихожу как новый собственник. Говорю: «Либо я комнату сдаю в аренду, либо продаем по рыночной цене и деньги делим». Купить квартиру по долям дешевле, чем целиком.

Таразеев уверяет, что 12 лет работает на рынке недвижимости, и проблем до встречи с Аллой Быковой у него не было. Купил три четвертых доли в ее квартире, предложил ей переехать в хорошую гостинку. А она договариваться не захотела. Начала собирать народ вокруг себя.

В 2015 году, когда началось расследование дела о принуждении к сделке, риелтора задержали (следователь аргументировала, что он может скрыться за границу. Юрий и действительно собирался ехать отдыхать в Таиланд). 13 месяцев он провел в СИЗО, еще семь месяцев, пока шло судебное разбирательство, – под домашним арестом. В августе 2017 года дело отправили на дополнительное расследование, и мужчину (как и других двоих обвиняемых по этой же статье) освободили. Но следствие продолжается.

Риелторский бизнес Юрий оставил, перебивается случайными заказами на строительство, ремонтирует технику. В собственности у него осталось 10 долей в квартирах Красноярска – распоряжаться ими не может, на них наложен арест.

– Считаю себя пострадавшим в этом деле, – говорит бывший риелтор. – Мне было бы стыдно, если бы совершил противоправные действия. А тут оказался жертвой.

КСТАТИ

23 мая сего года Государственная дума приняла в первом чтении законопроект, запрещающий выделение микродолей в жилье. Депутаты считают это серьезным шагом в борьбе с «черными Риелторами»: предлагают запретить вселение в спорное жилье, если приобретенная доля окажется меньше учетной нормы, определенной местными властями (в Красноярске – 12 кв. м).

– Схемы захвата жилья квартирными рейдерами могут меняться, но реализуются они, в основном, благодаря возможности неограниченного дробления долей в праве собственности на жилье, – отметил один из соавторов документа, председатель комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников.

Несомненно, этот закон уменьшит число пострадавших от «черных Риелторов», но полностью это явление вряд ли уйдет из нашей жизни. Во-первых, закон не коснется уже существующих микродолей. А во-вторых, исключением станут случаи наследования или приватизации доли. Есть надежда, что законопроект изменится ко второму чтению. Сейчас депутаты принимают поправки в нормативный акт.

Фото: Андрей Афанасьев

Автор: Елена Лалетина     № 40 / 1023

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения