26 Апреля
13:14 
исправленный1.png

      

       разместить  

Донорство без домыслов и версий

Донорство без домыслов и версий

За последние десять лет количество операций по трансплантации органов в России увеличилось вдвое. Медики говорят: можно делать и больше, но массовое сознание сопротивляется возможности получать больше органов для пересадки. Трансплантация не может развиваться без готовности людей принять донорство органов. В общественном мнении сохраняется двоякое отношение к этому направлению медицины. Именно поэтому трансплантологи с первых же операций взяли курс на максимальную открытость – страховку от слухов и домыслов.

Презумпция согласия

Трансплантация – деликатная тема. Сергей Готье, главный трансплантолог РФ, директор Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов, рассказывал, что «даже среди профессионалов есть совершенно замечательные люди, которые отрицают саму возможность пересадки органов. Они говорят: я этого не понимаю и поэтому делать не буду». Действительно, существует очень много ложных мнений о трансплантологии. Черный рынок органов, околомедицинская мафия, подпольные пересадки... Боевики и триллеры на эту тему прочно внедрили в некоторые головы мысль, что у живого человека можно быстро изъять орган и продать. Или убить ради внутренностей. Против таких страшных картинок как раз и помогают описания реальных механизмов трансплантологии. Например, нельзя взять сердце любого человека и пересадить другому, здесь должны совпасть многие показатели, иначе операция бесполезна. Подбор органа – масштабная работа, где требуются десятки анализов и проверок совместимости.

Так называемый лист ожидания пересадки в Красноярском крае работает по простому принципу. Пациенты, прошедшие все обследования, попадают в регистр как нуждающиеся в трансплантации. В нем отмечена красная зона – те люди, которым пересадка нужна в ближайшее время. Иначе – смерть. Когда у врачей появляется донорский орган, они после исследований определяют, подходит ли он кому-то в красной зоне. Если нет – смотрят дальше по очереди. Понятие очереди условно, ведь важна прежде всего совместимость. Поэтому первым дождаться пересадки может посчастливиться тому, кто находился в конце списка.

От злоупотреблений пациентов и врачей защищают жесткие нормы законодательства, где прописана в том числе основа российской трансплантологии – презумпция согласия. Ее суть – живые не должны зависеть от воли мертвых. Если не зафиксировано волеизъявление на отказ, значит, человек согласен на то, что после смерти он станет донором. В других странах практикуется прижизненное решение: человеку предлагается сразу определиться – будет ли он донором. И записать в нужном месте «да» или «нет». Как правило, в цивилизованных странах культура донорства высока, и процент тех, кто отказывается, минимален. Презумпция согласия является гуманным способом, потому что в момент стресса человек может сделать ошибку. Родственники же в этот момент не думают, что своим отказом они убьют сразу пять или шесть человек.

Цена отказа

Презумпция согласия не исключает, что родственники погибшего могут запретить, чтобы он стал донором. Для разговора с близкими в Красноярске прошли специальное обучение несколько трансплант-координаторов. Уже отмечено, что если разговор с родственниками, которые собираются отказаться от донорства, ведется грамотно, как правило, в восьмидесяти процентах случаев они изменяют свое мнение.

Донорство пропагандируют представители разных религий – и исламисты, и католики, и православные. Первый конгресс по трансплантации, прошедшей недавно в Москве, начался с заноса Благодатного огня. Представитель епархии, выступавший на открытии, отметил, что Церковь поддерживает это направление, это благодатное дело – спасение жизней. А человеку после смерти органы не нужны. Живые же стоят в очереди на пересадку.

Во всем мире известна история Николаса Грина. Он погиб в возрасте семи лет. Его родители сразу приняли решение о донорстве сына. Николас подарил второе рождение семерым людям. Четверо были умирающими от патологии подростками. Одной из спасенных была 19-летняя девушка с острой почечной недостаточностью, находившаяся в коме. После пересадки она выздоровела и родила ребенка. На протяжении долгих лет семья Николаса поддерживает связь со спасенными. Благородство семьи донора подняло уровень трансплантологии на новую высоту.

Медицинская наука развивается и идет вперед. Ведь если бояться слухов, ошибок, преступлений и ничего не делать, лучше никому не станет. Какой бы позиции в отношении донорства вы ни придерживались, помните одно: без пересадки органов тысячи людей обречены на смерть.

В российской трансплантологии действует презумпция согласия. В других странах практикуется прижизненное решение: человеку предлагается вписать в личный документ, будет ли он донором

ТОЛЬКО ФАКТЫ

Тридцать лет и больше

прожили люди с пересаженным сердцем

Основоположником мировой трансплантологии считается русский ученый Владимир Демихов. Первую успешную операцию по пересадке сердца на основе исследований Демихова провел в 1967 году южноафриканский хирург Кристиан Барнард.

Первая трансплантация сердца в России была сделана в 1987 году академиком Валерием Шумаковым.

Пересадка сердца считается вершиной трансплантологии. В мире более 55 тыс. сердец пересажено от доноров со смертью мозга пациентам с крайней степенью сердечной недостаточности.

В США живут уже более 20 тыс. людей с пересаженным сердцем.

В России статистика скромнее. В Федеральном научном центре трансплантологии и искусственных органов имени Шумакова сделано более 140 операций. Потребность в трансплантации сердца исчисляется десятками тысяч.

В 2011 году 28-летней жительнице Оренбурга впервые пересадили одновременно сердце и легкие. Через некоторое время состоялась аналогичная операция – 27-летней женщине пересадили сердечно-легочный комплекс. Ежегодно в подобной операции нуждаются около 100 человек.

Миллиардер Дэвид Рокфеллер в возрасте 99 лет перенес шестую трансплантацию сердца. Впервые бизнесмену пересадили сердце в 1976 году (после автокатастрофы).

В этом году в Великобритании скончался Джон Маккаферти, который 33 года назад перенес операцию по пересадке сердца. Рекордсмена по количеству лет, прожитых с трансплантатом, официально признали «пациентом с самым долговечным пересаженным сердцем». Предыдущий рекорд составил 30 лет и 11 месяцев – столько прожил после пересадки сердца американец Тони Хьюсман.

В США соглашаются пожертвовать органы порядка 80 процентов американцев. В их соцсетях помимо графы «образование» и «семейное положение» есть статус «я добровольный донор».

Статистика трансплантаций такова: первый год после операции успешно преодолевают 90 % больных, пять лет проживают около 70 %, десять лет – примерно половина. Это немало, если учесть, что все они до пересадки были обречены.

Трансплантация костного мозга (ТКМ) – один из самых сложных способов терапии патологических состояний. Годом рождения ТКМ считается 1968-й. Ежегодно около 4 тыс. российских пациентов нуждаются в выполнении неродственной трансплантации костного мозга, однако в реальности в России выполняется не более 35 % от потребности.

Ткани пересаживают в десятки раз чаще, чем целые органы. Самые популярные пересадки – это трансплантация костной ткани, сухожилий и роговицы глаза.

Возможности трансплантационной медицины не исчерпаны. Будущее – за технологиями выращивания в лабораториях новых органов на основе родных стволовых клеток пациентов. «Фабрика» органов и тканей позволит решить две главные проблемы трансплантационной медицины: отторжение органов и их нехватку.

Материалы по теме:

Единственный выход

Жизнь вместо смерти

Путь к вершине

 

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика