21 Февраля
09:24 

Жизнь вместо смерти

Жизнь вместо смерти

Две исторические операции за месяц провели хирурги краевой клинической больницы (ККБ): по пересадке печени и сердца. На медицинском языке итоги прорыва звучат обыденно: «реципиенты чувствуют себя удовлетворительно, получают поддерживающую терапию, готовятся к выписке». Но за этими словами – целый этап жизни, как человеческой, так и профессиональной. Трансплантация сердца и печени – большая победа краевой медицины. Красноярск стал самой восточной точкой страны, где освоили технологию пересадки этих важных органов.

День икс

Сначала мультибригада медиков – хирургов первой краевой и специалистов ФГБУ трансплантологии и искусственных органов имени академика В. И. Шумакова трансплантировала 52-летнему мужчине донорскую печень. Операция длилась более восьми часов и завершилась успешно. Затем через неделю красноярские кардиохирурги, также под надзором московских коллег, провели историческую трансплантацию сердца. Сердце молодого донора, скончавшегося от геморрагического инсульта, пересадили 48-летнему пациенту. Операция длилась меньше, всего около трех часов.

Вот имена героев: заведующий отделением кардиохирургии ККБ Андрей Пустовойтов выполнил первую трансплантацию донорского сердца. Заместитель главного врача ККБ по хирургии Дмитрий Ложкин пересадил донорскую печень. Пациенты, а точнее реципиенты, находились перед операцией в терминальной фазе болезни, когда идет нарастающая гибель всех тканей. Здесь вопрос стоит ребром – смерть или… Пересадка для них становится единственным шансом на жизнь.

Андрей Пустовойтов рассказывает о том дне как об обыкновенной рабочей смене:

– Мы шли на высокий риск и переживали за жизнь мужчины, потому что врач, как никто другой, понимает, на что решается пациент, давая согласие на трансплантацию. Профессиональное волнение присутствует всегда. Но страха не было, наоборот, я ощущал внутреннюю собранность, готовность к решению сложной задачи. Коллеги из Москвы были рядом, что добавляло уверенности. В итоге все прошло по плану.

Когда сердце было трансплантировано в грудную клетку, сосуды соединены, орган наполнился кровью и стал сокращаться, выдавая стабильные параметры – давление, частоту сокращений, – доктора, что называется, выдохнули. Все получилось, операция закончена. Донорский орган оживал на глазах, с ним возвращалась жизнь и к погибающему человеку. Это ли не чудо! По словам хирурга, риски нивелируются как раз слаженной работой бригады медиков и всех сопутствующих служб. Мастерство не в том, чтобы технически сшить, собрать организм, а именно в координации усилий. Специалисты лабораторной диагностики, например, отвечают за подбор органа и его совместимость. Они проводят большую предварительную работу. Донорское сердце живет недолго. Без кровообращения период консервации органа в специальном растворе всего пять часов. Это время принятия всех решений.

Сколько нам отпущено

16_2_.jpgСуществует два вида донорства – от родственников и от погибшего человека. Врачи считают более перспективным второй вариант. В этом случае рискует только один пациент. Первый вариант, например, при родственной пересадке почки, опасен тем, что почка не всегда приживается. В результате страдают оба: донор остается жить с одной почкой (она тоже может отказать, ведь заболевания, как правило, наследственные), и у реципиента почка не приживается. Причины разные. Предвидеть на 100 процентов, как поведет себя организм, невозможно. Не говоря о том, что любая операция может дать осложнение. Андрей Пустовойтов пояснил, что есть даже «план Б»: если пересадка не удается, происходит отторжение, есть возможность поддерживать жизнь пациента до повторной пересадки. В случае с сердцем на помощь приходит экстракорпоральное кровообращение. Красноярские медики сделали уже больше 20 успешных операций по пересадке органов (все началось с почек).

Но мало разрезать и сшить, нужно быть начеку весь ранний послеоперационный период. Дмитрий Евдокимов, заведующий хирургическим отделением № 2 ККБ, два года занимается выхаживанием пациентов после трансплантации. Их берегут, как хрустальные вазы, и называют «детским садом». Врачи своими глазами видят, как человек с неизлечимым, смертельным заболеванием получает «вторую жизнь». Группа инвалидности, конечно, останется, но с первой перейдет на вторую или третью. Можно трудиться, заботиться о семье, ездить на курорт. В лучшую сторону меняется качество жизни, удлиняется ее срок. На вопрос, сколько человеку отпущено после пересадки, врачу трудно дать ответ. Факт один – до операции оставалось жить считаные дни. А после трансплантации медицинская статистика говорит о 20 годах жизни при условии соблюдения всех рекомендаций врачей.

После пересадки пациенты остаются под наблюдением всю жизнь. Необходим гистологический и лабораторный контроль, прием лекарств. Но все равно это большой шанс. Первая операция по пересадке сердца дает надежду десяткам больным, которым родной орган служить уже не может. Уже сформирован «лист ожидания», и когда подходящего донора найдут, пройдет операция. Кстати, труднее всего подобрать реципиенту новую почку. У печени и сердца, говоря простым языком, больше совпадений. Врачи говорят, что женщинам чаще подходит мужская почка.

Поставить на поток

К трансплантации край шел несколько лет. Первые шаги сделаны в 2011 году, когда потребовалось обновить не только материальную, но и законодательную базу. 5 марта 2014 года была пересажена первая донорская почка. Потом врачам краевой больницы понадобилось более двух лет для подготовки к новому этапу трансплантации – пересадке сердца и печени.

Сегодня пересадка органов выполняется в 24 регионах России. 44 клиники занимаются сложными трансплантационными технологиями. В Красноярском крае первой стала ККБ, а федеральный кардиоцентр также готовится к подобным операциям. Потребность в них большая. Не только деньги, но и положительное отношение и поддержка общества могут помочь поставить операции на поток. В министерстве здравоохранения края уверены, что у региона есть все шансы освоить пересадку поджелудочной железы. Край тесно сотрудничает с Федеральным научно-клиническим центром детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Димы Рогачева и планирует через год начать операции по пересадке костного мозга на базе краевого Центра охраны материнства и детства. Также ожидается освоение родственных пересадок печени и почек.

Высокотехнологичные операции станут ежедневной практикой. И, возможно, станут доступнее. Сейчас бюджетные затраты на одну пересадку составляют около миллиона рублей. Но для пациентов она бесплатна. Десятки тысяч жителей Красноярского края, страдающих неизлечимыми заболеваниями, обрели надежду. Медики готовы развивать трансплантацию, их не пугают титанический труд и высокие риски. А в наших силах – как можно бережнее относиться к своему здоровью. Потерять его легко, а восстановить на 100 процентов невозможно.

Не подвести спасителей

Первый пациент, которому пересадили донорское сердце, – обычный человек.

Житель Красноярского края Андрей жил и работал в поселке Нижний Ингаш. Трудился сварщиком на железной дороге. Предполагает, что нагрузку на сердце давали смены в котельных при температуре 60–70 градусов. В 2013 году у еще молодого мужчины совершенно неожиданно случился инфаркт миокарда. Получил инвалидность, от работы пришлось отказаться. Андрей говорит, что в молодости проблем со здоровьем не было вообще. Надеялся, что поможет операция. Ее сделали новосибирские кардиохирурги. Но состояние ухудшалось. Красноярские врачи после обследования вынесли вердикт: нужна пересадка. Но тогда никто не мог предположить, что она действительно возможна.

Когда пришел вызов, Андрей чувствовал себя очень плохо: постоянная одышка, перебои в работе сердца не давали жить. В день икс мужчина просто спал под наркозом. На следующие сутки пришел в себя и практически сразу почувствовал улучшение и никаких побочных ощущений «чужого сердца». Первые дни пациент лежал в стерильной одноместной палате краевой клинической больницы и всячески рвался на «свободу», радуясь хорошему самочувствию. В первое время после операции ему придется ограничить физическую активность, избегать переохлаждений, всего, что может повредить организму. Он просто обязан себя беречь – даже когда жизнь войдет в привычное русло, – чтобы не подвести своих докторов-спасителей.

Фото из архива краевой клинической больницы № 1

На снимках:

в операциях по трансплантологии, где задействованы десятки специалистов, координация действий значит больше, чем мастерство отдельного хирурга;

донорское сердце готово для транспортировки

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика