23 Марта
09:03 

Есть цель – есть результат

Есть цель – есть результат

Новый год… Мы все так или иначе пытаемся подытожить прожитый. Таков российский менталитет. Новый год – как рубеж. Не случайно в пожеланиях друг другу звучит: новых успехов, нового счастья… Казалось бы, есть счастье – зачем новое?! Но мы – такие. Не оценишь минувшее – не спланируешь будущее. Успех и счастье тоже вносим в личные планы. А как иначе?! Итоги жизни целого края… Губернатор, открывая традиционную предновогоднюю встречу с журналистами, слегка посетовал: «Рановато». Картина, когда «циферка в циферку», будет видна только в первом квартале. Но Виктор Александрович Толоконский согласился: красноярцам важно знать об этом именно сейчас.

пресконференция-2016-18-Олег-Кузьмин_.jpg– Что бы вы назвали главным достижением?

– Достижений на самом деле много. Расскажу о нескольких.

Первое. Нам удалось преодолеть барьеры начала 2016 года. Мы сложно в него входили. 2015-й был закончен результативно – доходы краевого бюджета увеличились на 21 млрд рублей. Это позволило прирасти по расходам в самых разных сферах – социальных, инвестиционных. Мы строили жилье, детские сады, школы, ремонтировали дороги.

Но проходит две недели, и мне докладывают: из-за падения рубля крупные налогоплательщики края произвели перерасчет валютных кредитов. По налогам сформировалась переплата, просим учесть. Грубо говоря, поступлений не ждите…

– О какой сумме речь?

– Это огромная сумма. У большинства регионов зависимость от такого налога гораздо меньше. В январе же были самые низкие цены на всю нашу экспортную продукцию. И тенденций роста было…

Мы с таким трудом выстроили экономическую политику 2015 года, заранее провели все тендеры. А в начале 2016-го – все останавливать, сдерживать, вводить ограничения? Понадобились встречи со всеми крупными экспортерами, чтобы донести свое видение о развитии ситуации, спрогнозировать тенденции роста. Налог на прибыль так устроен: его всегда платят авансом. Потом учитывают по факту… Представьте, как мне убеждать Владимира Потанина (владелец и президент управляющей компании «Интеррос». – «НКК»), который и цены на металлы, и тенденции в этой сфере знает лучше меня?

Я до приезда в Красноярск понятия не имел, сколько стоит золото, медь, палладий. Никогда не смотрел на биржевые индексы – в Новосибирске это совершенно не нужно. А тут день начинается и заканчивается просмотром сводок цен…

Преодолеть этот не столько финансово-экономический, сколько психологический кризис было очень непросто. Но мы преодолели. Сумели доходы краевого бюджета увеличить на 16 миллиардов. К уровню 2015 года…

– Помню, в начале своей деятельности вы ставили задачу: за шесть лет (два бюджетных цикла) казна региона должна прирасти на 100 млрд…

– Да. Прошло почти два года – 40 миллиардов уже плюсом. Идем даже с опережением. И это главное достижение! 2017 год начнем с гораздо лучшими параметрами бюджета, чем ожидали.

Это уже – зрелище

– Второй, схожий по психологическому напряжению, процесс – стройки универсиады.

– Но ведь здесь мы не выбиваемся из графика, даже наоборот?

– Не выбиваемся. Но смотрите, как все происходило. Красноярск завоевал право провести универсиаду. Мы отработали лимиты финансирования. Провели конкурсы, тендеры, запустили проектирование. Деньги выделены. Я спокоен: все в проектах, все в договорах. Сроки завершения проектных работ – январь-февраль 2016 года. С тем, чтобы нам в марте уже выходить на площадки, проводить торги.

Начинается год. Экспертиза говорит – «нет». Дайте нам еще вот такие документы, пересчитайте вот это. Иду во все кабинеты, вплоть до самых высоких. Говорю: есть замечания сущностные, а есть формальные. Сущностные – нет вопросов, исправим. Другие же просто затягивают время, ни на что не влияют. Плюс уже во время прохождения экспертизы добавляются какие-то новые требования. И это опять вызывает нервозность. Если мы вовремя не начнем, очень трудно потом вписаться в сроки.

Преодоление этой ситуации выпало на середину года: мы массово вышли на площадки. При этом не позволили себе воспользоваться особой важностью универсиады, не просили правительство принять решение о так называемом едином подрядчике, едином поставщике, чтобы нам избежать сложных конкурсных процедур. Мы пошли по обычной программе. И теперь по итогам года я могу совершенно уверенно сказать: Красноярск стопроцентно будет готов к проведению универсиады. Все объекты запущены, все строятся с опережением технологического графика.

– Можно об этом подробнее?

– Несколько объектов начнем вводить уже в 2017 году. Это хирургический корпус в БСМП, спортивный комплекс «Сопка», медицинский центр СФУ. После Нового года организуем пресс-тур по площадкам универсиады, сами посмотрите. Это уже – зрелище.

Экономическая траектория

– Третий аспект – это, видимо, социально-экономические достижения края?

– Да. В крае по всем направлениям сохранилась динамика роста. У нас нет падений. Нам очень важно, что в крае не снижается объем инвестиций, не теряется активность инвестиционного процесса, как это происходит в целом по России. Инвестиции сохранены на уровне прошлого года – примерно 400 млрд рублей, или 25 % от валового регионального продукта. В среднем по стране этот показатель равен 17 %. В Новосибирской области – 16 %. А мы стремимся к 27–28 %.

Причем инвестиционный интерес проявляется везде. Запущено Сузунское месторождение, в промышленной разработке уже 1,5 млн т нефти. Достроен нефтепровод от Тайшета до юга Эвенкии. В ближайшие годы будем добывать там 7–8 млн т. В своих планах через два-три года ставим 30 млн т, вместе с Ванкором.

Прирастает металлургия. Алюминия мы обычно делаем 1 млн 30 тыс. т, а в этом году будет 1 млн 160 тыс. т – за счет ввода четверти мощностей Богучанского алюминиевого завода. Процентов на 15 здесь рост.

Богучанская ГЭС добавила, Красноярская – увеличение по выработке электроэнергии 7–8 %. Мы произвели больше, чем в прошлом году, зерна, почти в полтора раза увеличилось производство свинины.

В этом году опять будем иметь инфляцию ниже общероссийской – по продовольствию и товарам первой необходимости на 4,5 %. Такого никогда не было. А фонды оплаты труда возрастут на 6–7 %. Значит, примерно на одном уровне зарплата и реальные доходы.

Чуть меньше в этом году будет число родившихся детей. Но за счет снижения коэффициента смертности естественный прирост сохранили на таком же уровне, как и в последние годы, – 30–40 тыс. человек. За счет миграции – еще 50–60 тыс. Итого на 100 тыс. человек красноярцев станет больше. А это важная тенденция для социального развития.

Это важнее экономики

– Наука, образование по-прежнему в приоритете у краевой власти?

– Безусловно. Мы стараемся сделать край лидером не только в экономике, промышленности, но и в современных социальных сферах. Чтобы все хотели здесь учиться, чтобы молодые выбирали Красноярск, приезжали к нам. Спецклассы хорошо работают. Детский технопарк открываем – это будет большой прорыв в техническом творчестве подрастающего поколения. Заметно выросло число занимающихся спортом детей и студентов.

Буквально в этом году сложилась структура университетского образования. Есть большой классический университет, который уже сегодня выделяется своей силой – и научной, и образовательной, и инфраструктурной. В самом общем интегральном рейтинге он поставлен на 15-ю позицию из тысячи с лишним университетов страны. А после 2019 года, я думаю, таких университетов, с такой инфраструктурой, в России найти будет трудно.

В СФУ вдобавок к уже имеющимся мы построим еще шесть общежитий на 2,5 тысячи мест. Плюс медицинский центр, многофункциональный спортивный – с легкоатлетическим манежем, залами и площадками. Конгресс-холл, который уже заработал.

Опорный вуз, объединив аэрокосмический и технологический университеты, снял все возможные спекуляции по качеству образования. Наконец, наши региональные отраслевые вузы – медицинский, педагогический, аграрный, творческий – обеспечивают подготовку специалистов самых разных и массовых профессий. Все направления закрываются, молодой человек может выбрать себе любое дело по душе.

– Судя по итогам недавних выборов, красноярцы все это видят?

– Спокойная траектория роста серьезно повлияла на политические настроения. Выборы прошли с прирастающей поддержкой населения. И в целом результаты года характеризуют такую устойчивую, позитивную динамику роста с сохранением инвестиционного процесса. То есть с заделом дальнейшего роста. Я встречал в крае уже два раза Новый год. Третий будет для меня более эмоционально позитивным – я убежден, что мы впервые будем добавлять бюджет к плану. Мы всегда планы сдерживали. Сейчас у нас появится возможность к ним что-то добавить.

– Даже несмотря на то, что бюджет на 2017 год принят с дефицитом?

– Я помню – было состояние некой неопределенности у многих моих коллег. Сам ему поддался. Потому что бюджет 2014 года был принят с дефицитом в 28 млрд рублей. Доходы при этом четыре года не росли. Что дальше? И одним из первых моих решений было – дефицит снижать. Мы уже в 2014 году отыграли 6 млрд рублей. 2015 год закончили с дефицитом в 17 млрд. Бюджет 2016 года принимали с дефицитом 14 млрд, а по факту исполним 11. И хотя мы на следующий год приняли цифру в 13 млрд, думаю, что исполним с дефицитом не более 10 млрд. А дальше уже – чисто технический дефицит. Бюджет будет полностью сбалансирован.

Сами справимся

Строительство_.jpg– Вы неоднократно говорили, что краевой бюджет будет ориентирован не на выживание, а на развитие, рост. Каковы конкретные источники этого роста?

– Ими может быть только собственная, внутренняя экономика. Это сразу было мною сформулировано как стратегическая парадигма. Мы развиваемся самостоятельно. Мы – регион-донор, причем очень сильный. Вот этот рост в 40 млрд рублей за два года – я же говорил только о собственных налоговых и неналоговых доходах. Тут нет финансовой поддержки со стороны федерального бюджета.

Наш край уникален: в других регионах есть точки роста, а есть отрасли, которые в лучшем случае выживают. У нас сегментов выживания я не вижу. Нет таких сфер, где либо рынок ограничивает будущее, либо состояние фондов, – все растет!

Вот-вот «Русская платина» начнет работать в Норильске. У них уже все спроектировано, это уже не какой-то бизнес-план. А конкретные обогатительные фабрики, конкретные точки, где добывается руда. Они знают, откуда и сколько к ним придет строителей, специалистов.

В этом году в 1,5 раза увеличивает производство Новоангарский и Горевский горно-обогатительные комбинаты. На 10–12 % растет добыча золота у «Полюса». У нас начали уже и на юге заниматься золотом, потому что цена стала очень привлекательной. И это тоже динамика роста.

Мы находимся в самом начале пути по добыче и переработке полиметаллов. Все современные отрасли промышленности скоро потребуют очень тонких добавок, присадок. Начнется бум. А они у нас все есть, и я уверен, что такое производство мы наладим.

Производство спутников – там заказ очень бурно растущий, сдерживают только существующие мощности. Мы их наращиваем. Потребность в связи настолько велика, что те, кто умеет делать подобные системы, будут загружены на десятилетия вперед.

Поговорите с Ринатом Галеевым, директором «Радиосвязи», – он вам столько горизонтов откроет! Хочет и наноматериалы у себя делать, и собственную базовую продукцию развивать. Там десятки университетских кафедр работают – и все новое, новое, новое.

На днях у меня был мой учитель, академик Абел Аганбегян. Он приезжал вместе с московской компанией, которая осваивает территорию бывшего ХМЗ. В этом году они в четыре раза увеличили объем производства лития. Освоили производство особой извести, которую раньше не делали. Планируют построить логистические центры. Так вот, Аганбегян был настолько удивлен нашим соотношением инвестиций к «валовке», нашим темпам! Он, несмотря на солидный возраст, очень хорошо цифры чувствует…

Продолжаем переработку сельхозпродукции. Я с первого дня здесь говорил – подождите! Нельзя при таком производстве зерна (2,5 млн т в год. – «НКК») иметь маленькое животноводство, маленькую переработку. Мы увеличиваем поголовье. Запущен большой комбикормовый завод. Он будет перерабатывать 150 тыс. т зерна в год. А если хорошее качество даст и у него будут покупать из других регионов, то можно и 200 тысяч сделать.

Есть инфраструктурный рост. Поверьте, очень непросто, когда бюджет в таком состоянии, строить аэропорты Алыкель и Емельяново. В Алыкеле мы возводим новую взлетную полосу – это больше 7 млрд со всей инфраструктурой и перронами. В Красноярске – новый терминал на 40 тыс. кв. м, новый перрон, коммуникации, очистные сооружения. Сейчас уже рассматриваем территорию, прилегающую к Емельяново, как особую зону – будем развивать там логистические, производственные и транспортные направления. Чтобы и полетов было больше, и грузопоток наращивался.

Ставлю задачу (и мы найдем такие проекты), чтобы больше было энергоемких производств. У нас огромный потенциал генерации электроэнергии, который мы сейчас не используем и перебрасываем в другие регионы, не загружаем полностью наши ГРЭС и ГЭС.

– Неискушенный читатель привык считать, что рост краевой экономике дают такие гиганты, как «Норникель». Какова роль остальных?

– В этом году «Норникель» как раз не растет по объемам. А движение вверх все равно есть, потому что растут все остальные. Расти должно каждое предприятие, каждая подотрасль. Конечно, есть большая системная проблема, как у всех других стран и регионов, – чтобы инвестиций было больше. Будем активизировать работу с Японией, Кореей, Китаем. У нас строится большое количество новых мощностей по глубокой лесопереработке, которые требуют значительных инвестиционных ресурсов. Или возьмем полиметаллы – сюда колоссальные должны быть вложения. Но базовые условия для их производства у нас есть: электроэнергия, промышленные площадки, технологии, отработанные в Железногорске и Зеленогорске.

В позитивном ключе

– Что сегодня является главной «головной болью» у губернатора Красноярского края? Какие проблемы необходимо разрешить в ближайшей перспективе, может быть, уже в 2017 году?

– Вопрос несколько противоречив… Если я знаю, как решить проблему в 2017-м, о ней голова уже и не болит особо, это уже обычная практика. Конечно, мы много чего нового наметили. Но ближайшая перспектива – она обычно находится уже в позитивно-созидательном ключе.

Вот почему я сегодня в приподнятом настроении? Да потому что буквально два дня назад по-новому закрыл бюджет! Все трудно-трудно-трудно… А я понимал, что мы выйдем из сложной ситуации, я говорил об этом. Мне же не верили даже в нашем краевом правительстве. А несколько дней назад пришел министр финансов Владимир Бахарь и сказал: «Вы были правы. Мы получили результат даже лучше, чем вы прогнозировали». А разрыв между необходимым и имеющимся достигал 20 миллиардов рублей!

Представьте, если бы сейчас у нас не оказалось этих 20 миллиардов? И у меня были решения на самый тяжелый случай: как растянуть средства, чтобы хватило на выплату зарплаты бюджетникам, и многое другое – все было. Но мы получили эти 20 миллиардов рублей, бюджет закрыли.

А вчера, уже вечером, получили федеральные средства для строительства развязки с четвертого моста на Копылова через улицу Волочаевскую. Деньги уже были у нас, но приказа об их расходовании – нет! Мы бились месяц, кому только в Москве я не звонил! И вот наконец получили, и я сразу направляю 1,5 млрд рублей на новую дорогу. И ведь это не только сама дорога – мы почти 900 млн рублей выделяем на переселение жителей расположенных там домов, предназначенных под снос.

На самом деле проблем много, и способы их решения еще предстоит придумать. В основном все упирается в ограничения бюджета. Он растет, но все равно маленький. У нас сейчас отношение бюджета к валовому региональному продукту где-то 13,5 %, а надо 20 %. Бюджет должен расти и расти. Вот те 100 миллиардов, о которых я говорил, они мне сейчас уже нужны! Есть очень много задач, которые нужно решать срочно, и без бюджетных денег не обойтись.

– О чем идет речь?

– Прежде всего о транспортных коммуникациях. Для Красноярского края всегда серьезное ограничение – это расстояния и неразвитость транспортных коммуникаций. Мы не можем добывать 40 т золота в год в Северо-Енисейском районе и не иметь там стабильной транспортной инфраструктуры. Это абсурд!

Нам требуются новые аэродромы, новые самолеты. Я не могу пока найти лизинговую схему, инвестиционного партнера, чтобы обновить авиапарк. Нужны новые мощности в речном транспорте, развитие порта в Дудинке, многое другое.

Необходимо в кратчайшие сроки преодолевать серьезный износ и старение фондов в социальной сфере. У нас более 30 аварийных школ, которые надо сегодня уже сломать, но сначала надо построить новые. Капитальной реконструкции должны быть подвергнуты как минимум 100 школ. Средняя стоимость одной – около 100 млн рублей.

Мы не завершили строительство железной дороги Карабула – Ярки. Осталось немного, но финансировал строительство этой дороги федеральный бюджет, а сейчас он в сложном положении. Мне в Москве говорят: «Достройте дорогу сами». Значит, надо придумывать какой-то механизм, поскольку взять на это из бюджета миллиард рублей я не могу. 5,5 млрд рублей в эту дорогу уже вложено, она в федеральной собственности. Но если эту дорогу передадут в собственность края, думаю, что можно найти инвестиционный интерес у операторов. Они самостоятельно или вместе с нами вложили бы деньги в достройку дороги, а потом эксплуатировали ее и перевозочным тарифом возвращали себе инвестиции.

Очень болезненная проблема – вредители в лесу. В 2017 году будет самая серьезная ситуация с сибирским шелкопрядом. Мы не в состоянии за зиму вырубить весь лес, подвергшийся заражению (это сотни тысяч гектаров в Енисейском районе), летом его вообще трогать нельзя. Чтобы провести работы по опылению, тоже требуется полмиллиарда. Полномочия федеральные, а лес наш… Москва далеко, а у нас в этом лесу люди живут. Были бы этой бедой охвачены другие регионы, победнее, тогда федеральное правительство быстрее среагировало. А так – Красноярский край богатый, сами разбирайтесь! Тяжелая, трудная задача – и я, и правительство края работаем над ней, в Москве занимаемся этим вопросом.

Работать с людьми

– Действительно, все, о чем вы говорите, требует огромных бюджетных ресурсов. Но ведь деньги решают не все. Важно и качество управления…

– Этим мы серьезно озабочены. Мы не сможем обеспечивать высокие темпы развития, если не будем обновлять управленческие подходы, повышать квалификацию, усиливать горизонтальную интеграцию, преодолевать психологию исполнителя. Нужно учиться работать на результат. Мы уже находимся в совершенно других условиях, другие задачи развития ставим, а парадигма управления еще старая, ориентированная на административно-командную экономику. Нам поставили задачу – мы сделали. Когда же надо самим формулировать задачи и искать решения – тут мы тормозим и пробуксовываем.

Нам предстоит очень серьезно усилить значение бизнеса, общества, смелее проводить разгосударствление в самых различных сферах. Государственным людям надо прекратить рассуждать по принципу: это наше – это не наше, это бизнес – а это бюджет. Бюджет должен работать там, где кроме него ничего не может быть. Там, где есть рыночная мотивация, мы должны опираться на инвесторов, бизнес, инициативу общества. Это позволит высвобождать средства на те же аварийные школы.

Конечно, мне хочется видеть более мотивированных и стратегически ответственных чиновников всех уровней. Я устал слушать, когда мне люди говорят: «Они с нами не захотели встретиться. Они нас куда-то послали…» Так нельзя!

Мне сегодня в сообщении с итогами года один глава администрации пишет: «В нашей общественной приемной принято 1 700 граждан, из них 250 принял губернатор». Это ненормальная пропорция. В крае тысячи ответственных руководителей, и моя доля должна быть меньше. Не потому, что я меньше бы принимал, а потому, что им чаще нужно встречаться с людьми. У нас не должно быть упора на внутреннюю организацию, переписку, бюрократию – идите к людям! И моя, и ваша задача – работать с людьми.

Все будет хорошо

– Где будете отмечать праздник?

– Здесь, в Красноярске. Я всегда в этот день там, где живу и работаю. Приедут дети, внуки – будем встречать Новый год большой многопоколенческой семьей. 1 января буду отдыхать. Может, только проеду утром по магазинам, посмотрю, как почищен город. 2 января – на работу.

А сейчас – поздравляю всех с наступающим Новым годом! Желаю всем нам веры в свои силы, в Россию, в Красноярский край, ощущения свободы, любви – и тогда все будет хорошо.

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика