Данные различных федеральных ведомств неутешительны: коренные малочисленные народы Севера попросту вымирают. Продолжительность жизни крайне низкая, до пенсионного возраста доживают только 8,5 % от их общей численности. Заболеваемость у них в два раза выше общероссийского показателя, рождаемость низкая. За последние десять лет произошел почти двадцатикратный рост алкоголизма среди народов Севера. Причем число алкоголиков растет за счет увеличивающейся алкоголизации женщин и подростков.

Право имею

История эвенкийского поселка Ессей, где глава решил бороться с пьянством односельчан (а проживают там коренные малочисленные народы), стала уже нарицательной у общественности разного уровня. Поселковый совет депутатов ввел мораторий на реализацию алкогольной продукции в пределах населенного пункта. Активные жители Ессея руководствовались вопиющими фактами, например, когда на улице чуть не замерзла пьяная 10-летняя девочка («Наш Красноярский край» писал об этом в апреле 2014 года).

По сути, местные депутаты не открыли Америки, вводя мораторий на торговлю алкоголем вблизи социальных объектов, а лишь воспользовались своим правом диктовать правила игры на территории поселка.

В 2013 году практически все муниципалитеты края определили границы территорий, прилегающих к образовательным или медицинским организациям, а также объектам общественного питания, на которых не допускается розничная продажа алкогольной продукции. Например, в эвенкийском поселке Кислокан алкогольный бизнес оттеснили на 40 метров, в Нидыме – на 50, Чуринде – на 100, а в Ессее – на тысячу метров! Прилагавшийся к постановлению главы поселка план наглядно демонстрировал: тысячеметровая зона уходит за пределы населенного пункта в лесотундру.

Своим путем

Депутат Законодательного собрания края от Эвенкийского муниципального района Анатолий Амосов констатирует: как пили на его родине, так и пьют. И количество поставляемого за полярный круг алкоголя не убавилось, а возможно, даже увеличилось. Местные власти пытаются эту тему регулировать, но не всегда получается.

Глава эвенкийского поселка Нидым Мария Коваленко сдержанно признает: пьянство коренного населения имеется. В населенном пункте проживает 278 человек, 148 из них – коренные малочисленные. И в запои уходят они.

– Есть такие, кто не может даже в лес выехать, к зиме не готовятся, все пропивают, – рассказывает Мария Николаевна.

В Нидыме живут в основном рыбалкой. Есть добрые рыбаки, которые каждый день на реке – добывают семье пропитание. На охотничьи участки выходят только двое коренных. Остальные ничем не занимаются. Много и тех, кто даже пенсию спускает в «алкомаркете».

Магазин в поселке один, он и продает алкоголь. Но водка здесь дорогая – бутылка почти полторы тысячи рублей. Больше продают из дома – возят дешевую «паленку».

– Мы пытаемся с ними бороться. Но не получается, – признается глава Нидыма. – Конечно, все знают, где продают дешевый алкоголь, но доказать это сложно. Надо контрольную закупку производить, а из местных никто на это не соглашается.

В маленьком поселочке нет даже участкового, полицию приходится вызывать из Туры. А везти из центра Эвенкии еще и человека, который сделал бы контрольную закупку, глупо. «Предприниматели» уже знают: не местным не продавай.

Администрация Нидыма в борьбе с алкоголизмом пошла своим путем: предлагает аборигенам вылечиться от пьянства. Заключили договор с минздравом, составили списки желающих избавиться от пагубной привычки, и центральная районная больница обещала присылать им необходимые препараты. Ждут.

– Мы общались с населением, когда предлагали лечиться, – рассказывает Мария Коваленко. – Кто-то сразу говорит: «Да, будем лечиться, уже надоело пить». А кто-то сомневается: «Что я буду делать, если брошу пить?»

Под крыло государства

Проблема алкоголизации коренных малочисленных народов Севера не сегодня появилась. Спаивали аборигенов еще в царские времена. Но, как считает депутат Законодательного собрания края от Эвенкийского муниципального района, нынче этот вопрос встал так остро не только потому, что за полярный круг пришла цивилизация в виде нефте- и газодобывающих компаний (а с ними потек на Север и алкоголь). Завоз продуктов и других товаров на север Красноярского края не контролируется.

– Сегодня нет выстроенной системы северного завоза продуктов, кто хочет, тот и завозит, – говорит Анатолий Амосов. – Не каждый коммерсант повезет за полярный круг муку, крупу и сахар: слишком дорогой транспорт. Ему проще привезти товар, который хранится дольше и быстрее употребляется – винно-водочные изделия. К сожалению, из всех продуктов, завозимых на Север, 70 % – пиво, вино, водка. Конечно, существует муниципальное предприятие «Эвенкийская база снабжения». Но и оно не имеет необходимых средств на поставки в отдаленные поселки. Скажем, от Туры до Ессея четыре часа на вертолете. Один час лета обходится в 150 тысяч рублей. Чтобы довезти туда товар, необходимо потратить почти миллион рублей, столько же обратно. Ну какой предприниматель согласится везти дешевые товары?

Кстати, Эвенкийская база снабжения также завозит в муниципалитет алкоголь. Пожалуй, это одно из основных предприятий, снабжающих соотечественников горячительными напитками.

Депутат уверен: для Эвенкии и Таймыра необходимо установить государственное регулирование рынка. И завозить продукты так, как это делает Якутия: определяться со списками и объемами необходимых территориям продуктов, объявлять конкурс, а победителю гасить половину транспортных расходов. Только в этом случае у нас не будет перекоса в сторону алкоголя.

Впрочем, государственный контроль необходим не только в плане поставок продуктов, но и надзора за торговыми надбавками, качеством – и алкоголя в том числе.

– Здесь возникает еще одна проблема. За торговыми надбавками и качеством продукта смотрят федеральные органы власти. А количество работников государственных структур в Эвенкии постоянно сокращается. Если в 2006 году в представительстве Роспотребнадзора работало 34 человека, то в 2013-м – 22, – говорит Анатолий Амосов. – Я в свое время просил представительство Роспотребнадзора проверить поставляемый в Ессей алкоголь, но выехать туда оказалось некому.

Впрочем, проблема не только в том, что в Заполярье завозят водку, а в зрелости общества и культуре потребления алкоголя. Депутат ЗС сетует: раньше в школе шли уроки трезвости, сейчас их не проводят. КМНС работать негде, молодежи в маленьких поселках нечем себя занять. Волей-неволей хватаются за бутылку.

Принятый в конце 2013 года краевой закон «О профилактике алкоголизма, наркомании и токсикомании» предполагает обеспечение работой лечащихся от алкоголизма и наркомании людей, организацию досуговых центров и клубов для молодежи, всевозможные круглые столы, беседы, касающиеся больной темы. Но до Севера этот документ, наверное, еще не дошел, потому и массированные меры по профилактике, искоренению этой беды здесь практически не принимаются.

Вперед к цивилизации

В Эвенкии сегодня проживает чуть более 16 тысяч человек, алкоголем здесь торгуют 27 юридических лиц. При этом лишь несколько организаций имеют лицензию на поставки алкоголя в отдаленные поселки.

Такая информация пришла из администрации Эвенкийского муниципального района по запросу Гражданской ассамблеи Красноярского края.

– Это спаивание коренного населения! – считает председатель совета Гражданской ассамблеи Алексей Менщиков. – Печально, что занимаются этим структуры, которые возглавляют представители КМНС.

Члены Гражданской ассамблеи приняли активное участие в доведении истории поселка Ессей до «счастливого» конца. Но, как считает председатель совета, регулируя алкогольные взаимоотношения общества и бизнеса, наше законодательство движется не в том направлении:

– Сегодня говорят: «Давайте отодвинем торговлю алкоголем на 50 или 100 метров от социальных учреждений», – но это проблемы не решает. Не должен человек, зайдя в супермаркет, вместе с другими продуктами сгребать в корзину и алкоголь. Спиртосодержащую продукцию необходимо выносить в отдельный магазин, гарантируя при этом качество вина или водки. В этом случае мы оградим от потребления алкоголя тех, кто случайно приобретает после работы бутылочку пива или вина. Ведь за напитками придется ехать специально в алкомаркет и покупать вино за приличную цену.

Как показывает история, сухой закон в России не работает. Так что не стоит алкогольный маятник бросать от вседозволенности в сторону запретов. Но что следует сделать, чтобы употребление веселящих напитков не убивало, стало цивилизованным, – вот вопрос, который пытаются решить различные структуры власти.

Автор: Елена Лалетина     № 73 / 663

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения