Присоединяйтесь к нам:
20 Сентября
04:18 
исправленный1.png

      

       разместить  

Лето с последствиями

Как уберечь ребенка от серьезных травм


Лето с последствиями

Выпал из окна, разбился на велосипеде, бегал по крыше гаража и оступился… Летом новости о происшествиях с детьми становятся частыми. И без последствий такие случаи, как правило, не проходят. О том, можно ли предотвратить детские травмы, мы спросили у заведующего отделением детской травматологии и ортопедии Красноярской межрайонной клинической больницы № 20 им. И. С. Берзона Василия Павловича СИНЮКА.

20-больница-Детская-травма-2017-28-Олег-Кузьмин.jpg– С началом лета увеличивается количество ваших пациентов?

– Да, мы начинаем замечать это примерно с 25 мая. Заканчиваются занятия, многие дети предоставлены сами себе, за ними нет нормального присмотра, и вот... В последние полтора года появился новый вид травматизма, причина которого – батуты. Не говорю, что их нужно запретить. Но если там детей много, они наносят себе травмы при столкновении друг с другом – бывает перелом ключицы и т. д. Ребенок может травмироваться и когда прыгает один. Это зависит от того, умеет он падать или нет.

– Есть родители, которые считают, что детские кресла в автомобилях – излишество.

– А если произойдет ДТП? Чтобы получить черепно-мозговую травму ребенку, достаточно даже экстренного торможения. Он ударяется о панель или даже вылетает через лобовое стекло. И как бы мы хорошо ни оказали ему помощь – какое-то ограничение, неполноценность будут сохраняться всю жизнь. Экономить на здоровье нельзя. Уже давно доказано: мама при ДТП не может удержать ребенка на руках. Не исключено, что она даже усугубит ситуацию, упав на него. Самому маленькому нашему пациенту после ДТП было всего 6 месяцев. Говорят, ну вот, молодой организм, все нормально будет. Да, есть определенные компенсаторные способности у организма. Но это же не проходит бесследно! Возможно, уже в школьном возрасте придется вспомнить об этой поездке – головные боли начнутся и т. д.

– Немало детей получают травмы именно на детской площадке: кто-то толкнул или сам не удержался и упал.

– Да, и поэтому не нужно оставлять маленького ребенка одного. Нужно, чтобы и горки, и качели были максимально безопасными. Одно время были в Красноярске качели, за которые дети держались руками – небольшое боковое движение при раскачивании и… мизинцы раздавливало. Это был дефект конструкции. Потом их переделали.

Очень важно еще воспитывать детей, закладывая основы культуры безопасности. Обязательно разговаривать, объяснять, куда можно садиться, на какую горку можно залазить, откуда можно прыгать, а откуда – нет.

Американцы проводили исследования и выяснили, что травмы получают те дети, у которых отсутствует самоконтроль. Они вначале сделают, а потом уже подумают. Другое дело, что эти правила не всегда срабатывают. Мы разговаривали недавно с мальчиком. Он говорит: «Я переходил дорогу на зеленый свет, посмотрел налево, направо. Но меня сбила машина». Он очень хорошо знает правила движения, но какой-то водитель решил проскочить на красный свет. И ребенок спрашивает меня: «А почему он ехал на красный?»

– Сейчас едва ли не каждый дошкольник имеет велосипед, многие – ролики. Но не всегда дети защищены.

– Шлем и другие защитные элементы нужны – это обязательно. Как правило, если ребенок едет по городу, даже в каких-то зеленых зонах, там не соблюдаются правила движения. По велосипедной дорожке могут кататься на самокатах, могут идти люди. И не исключены ситуации, когда нужно резко затормозить, а значит, можно упасть. Падения тоже разные бывают. Одно дело упасть на песок. И другое – стукнуться головой о камни. Если вы приучили ребенка ездить в шлеме, это вклад не только в его безопасность, но и в формирование соответствующей культуры поведения: вероятно, он будет стараться и дорогу правильно переходить, и, катаясь на мотоцикле, шлем надевать, и ремень безопасности пристегивать.

– Порой ребенок, падая, сильно ударяется. И если была травма головы, то родители всегда тревожатся. Стоит ли идти к врачу?

– Если есть угрожающие симптомы. Если он побледнел, плохо чувствует себя. Или же бегал без устали, а тут говорит: «Мама, а можно я полежу?» Вдруг неожиданно может начаться рвота. Это уже поводы для того, чтобы насторожиться и обратиться в больницу. Есть такое понятие при черепно-мозговой травме – «светлый период». Это когда есть повреждение структур мозга, и, возможно, сильное, но ребенок не теряет сознания и даже нормально себя чувствует – вроде даже боль ушла.

Если ребенок маленький и не может еще ничего сказать о своих ощущениях, лучше привести к врачу. И честно сказать, что произошло. Порой поведение родителей необъяснимо. Привезли ребеночка с травмой. И выясняется, что ребенок упал, потому что его… посадили на холодильник. Или на стиральную машинку. Ну сажайте уже на пол тогда – целее будет! Вот вчера на осмотр пришла мама с ребенком. Увлеклась беседой. А ребенок лежит в нескольких метрах от нее на пеленальном столе. Я руку положил и придерживаю. А потом спрашиваю: «А как вы думаете, зачем я положил руку?» Она отвечает: «Не знаю, нравится он вам». Я отвечаю: «Ребеночек хороший, но дело не в этом. Он кувыркнуться же может с этого стола». Она честно отвечает, что «даже не подумала об этом». Ну как внушить человеку, что думать надо? Во многих случаях травмы детей – это недосмотр родителей.

– Есть ситуации, когда дети ломают руку или ногу, казалось бы, на ровном месте, может ли это быть причиной дефицита кальция?

– Без специального исследования костной ткани в лаборатории сложно ответить на этот вопрос. Есть такое заболевание – несовершенный остеогенез. На моей практике была семья, когда количество переломов верхних конечностей у мамы доходило до 34, у ребенка в период его взросления до 17 лет – до 28. Но это очень редкие случаи.

– Василий Павлович, сейчас медицинские технологии развиваются так быстро, что врачебные манипуляции кажутся каким-то волшебством.

– Конечно, и травмы лечат не так, как 30–40 лет назад. Вот если сейчас вы пройдете по палатам, то не найдете детей, которые на «вытяжке» лежат.

Такой способ лечения мы используем сегодня реже. В настоящее время в практическую медицину внедрены новые методы лечения, которые дают возможность в ранний период поставить ребенка на ноги.

Несколько лет назад наши врачи специализировались в центральных клиниках Москвы и овладели новыми технологиями лечения поврежденных костных тканей. Ребенок уже после операции может спокойно встать. А раньше 3–4 недели находился на вытяжении, потом гипс, после чего мышцы атрофированы из-за долгого бездействия и нужна реабилитация. Все это время мама должна была находиться с ним.

У нас с 1996 года внедрен малоинвазивный метод лечения суставов – артроскопический. Если ранее при оперативном лечении проводился разрез 5–6 см в области суставной поверхности коленного сустава, то в настоящее время прокол до сантиметра в диаметре, вводится оптика, прибор, проводятся манипуляции – устранение разрыва мениска, к примеру, реконструктивные операции. Никакой травматичности – через пару часов больной может встать и идти. Мы работаем со всеми травматологическими патологиями и всеми видами ортопедических, кроме врожденных патологий позвоночника. Если есть необходимость, проводим кожно-пластические операции при келоидных и гипертрофических, если есть значительные дефекты кожи – используем тканевый эндоэкспандер, позволяющий провести пластику местными тканями, избегая свободной пересадки кожи с других областей.

Приятно, что нам доверяют здоровье детей не только жители Красноярска. Около 47 % юных пациентов отделения больницы – жители всего нашего региона, Хакасии, Тувы, части Иркутской области.

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика