Присоединяйтесь к нам:
22 Августа
08:33 
Прес-конференция.jpg

пресс-конференция

"Безопасность школьников в новом учебном году"

22 августа в 12 часов

Счастливый город

Китайский дневник. Часть вторая (начало)


Счастливый город

Если бы городам, как людям, за каждое их звание и титул цепляли на грудь какую-нибудь награду, то у китайского Чанчуня не осталось бы живого места на пиджаке – столько у него «вторых» названий и почетных титулов. Автогород, киногород, «город экологически чистых продуктов», «национальный город-сад», «город науки и просвещения», «город скульптур» и прочая, прочая. В 2012 году он в числе других получил звание «Культурный город Китая». Неоднократно Чанчунь также завоевывал звание «самого счастливого города страны».

Большой завод

Вообще на философии счастья, процветания, счастливой жизни народа, в основе которой лежат открытость, гармония, доброта и красота, базируется идеология развития города, и местное руководство это неизменно подчеркивает, когда знакомит приезжих с Чанчунем. Волей-неволей опять примеряешь это к российским реалиям. Пытаешься вспомнить, когда в последний раз в наших многочисленных «концепциях развития» ты встречал слова «красота», «гармония», «доброта»… Мы все больше о финансах беспокоимся. Мол, будут деньги, будет и процветание. Но в Китае не раз приходилось задумываться: а только ли в деньгах счастье?

Однако счастье не падает китайцам с неба и не появляется по мановению волшебной палочки – приходится много работать. Под лежачий камень вода не течет, одной философией сыт не будешь…

Чанчунь – это большой завод. Проще, наверное, сказать, чего здесь не производят, чем перечислить все, что производят. Не делают разве что космических ракет и подводных лодок. Хотя не исключено, что электронная промышленность, которой славится город, работает и на космос, и на оборонку.

Вот, кстати, еще одно «звание», присвоенное Чанчуню китайским Госсоветом в 2012 году: «Передовой город бизнеса национального значения». В Чанчуне сосредоточено несколько свободных экономических зон (СЭЗ). Это прежде всего СЭЗ развития высоких технологий, имеющая статус общегосударственной. Ее бурный рост начался в конце 90-х годов прошлого века. Зона занимает более 30 квадратных километров. Здесь сосредоточены 18 университетов и колледжей, самый известный из них – Цзилиньский университет, более 40 научно-исследовательских учреждений, пара десятков научных лабораторий. В Чанчуне работает более 30 академиков в разных отраслях науки. Здесь занимаются биоинженерией и электроникой, разрабатывают новые материалы и технологии. Работают совместные предприятия с самыми известными мировыми корпорациями.

Еще одна такая зона – СЭЗ технико-экономического развития.

Несколько десятков стран вкладывают сюда инвестиции, в том числе Россия, здесь работает около сотни транснациональных компаний. Основные направления – производство автомобилей и автозапчастей, биохимическая промышленность, промышленность сферы услуг. В состав этой СЭЗ входит несколько информационно-промышленных парков: оптоэлектроники, биохимии, производства продовольствия, парк связанной логистики, новейших технологий, фармацевтики… Все направления невозможно запомнить и перечислить.

Чанчунь – национальный центр разработки оптической техники. Выдающийся китайский ученый, академик Ван Дахэн, еще в 1951 году основал Чанчуньский научно-исследовательский институт тонкой оптики, механики и физики. Здесь был разработан первый в Китае рубиновый моноимпульсный лазер. Много других изобретений и открытий, которые можно назвать первыми в Китае, принадлежит этому институту.

Известна в Китае и чанчуньская кинофабрика – это целый киногородок типа нашего «Мосфильма», один из самых посещаемых туристических объектов. Здесь с 1949 года были сняты десятки известных китайских кинолент, которые удостоены высоких наград на международных фестивалях.

Город славится как центр производства пассажирских вагонов и локомотивов – современных, скоростных, в том числе для метрополитена. 44 процента всего китайского железнодорожного пассажирского парка родом из Чанчуня. И половина всех вагонов метро в стране.

Здесь также работают СЭЗ освоения компьютерной техники и СЭЗ развития туристического бизнеса.

Вообще в этих «СЭЗах», технопарках и в цифрах, которые отражают их производственные показатели, можно запутаться – одно пересекается с другим, и трудно с ходу разобраться, в какой из зон разрабатывают, например, электронику, а в каком технопарке занимаются биохимией. Такое впечатление, что это здесь везде – одна СЭЗ дополняет другую, а все вместе они работают на счастье и процветание.

Это глобализация, детка…

Что приятно удивило в Китае – здесь не парятся, где и кем разработана продукция, которая выпускается в стране, откуда пришли технологии, на каком оборудовании все это делается. Есть китайские станки – хорошо. Нет китайских – привезем из Сингапура или Японии, установим и будем работать. А потом и свои сделаем. Главное, двигаться вперед как можно быстрей, а продукция – она ведь изготовлена в Китае, руками китайцев. Значит, это наше, китайское, работает на национальную экономику, а в конечном счете – «для счастья народа». Китайские ученые и инженеры трудятся рука об руку с иностранными коллегами на совместных предприятиях. Идеи, технологии и разработки здесь со всего мира. Их берут на вооружение, привносят что-то свое и пускают в дело. Учатся на ходу, все время находятся в поиске, развивая собственную науку и конструкторскую мысль. Причем без красивых речей про импортозамещение. Просто работают.

Очень хорошо эта интеграция в мировое экономическое пространство видна на примере автомобильной корпорации FAW, которую мы посетили. Там с гордостью говорят о сотрудничестве с такими гигантами мировой автоиндустрии, как «Тойота», «Мазда», «Фольксваген», «Ауди», «Форд», «Дженерал Моторз»… А не хнычут, как некоторые наши либералы, мол, российские «Тойоты», «Форды» или «Рено» – они не совсем российские. Я всегда отвечаю таким людям: ребята, какая разница? Мир изменился, кругом глобализация. Автозаводы, построенные в России мировыми корпорациями, они же в нашей стране работают, на нашу экономику, а не на зимбабвийскую?

Китайцы давно это поняли. Вот она, открытость как часть вышеупомянутой философии.

В залах музея автокорпорации FAW – вся его история. Документы, фотографии строительства. Портреты всех руководителей завода и видных государственных деятелей, которые начинали здесь трудовой путь. Грамоты, знамена, награды… Вот первый грузовик сходит с конвейера, вот визит российских специалистов на завод, вот 100-тысячный автомобиль, вот первый полноприводный… В отдельном зале – добрая сотня масштабных моделей автотехники, которую выпускала и выпускает корпорация. Чего здесь только нет. Легковушки, грузовики, автобусы и микроавтобусы, строительная и спецтехника, лимузины представительского класса, которые участвуют в государственных парадах… Позолоченная скульптура Великого Кормчего на видном месте. Именно Мао завод обязан своим появлением. В 1949 году китайский вождь был в России с официальным визитом, где посетил автозавод имени Сталина. Посмотрел и сказал: мы хотим иметь в Китае такое же производство. Вскоре сотни специалистов автопрома прибыли в Китай из СССР. А в Россию отправились полтысячи китайских студентов – учиться автомобилестроению в наших вузах и на заводах.

Предприятие было решено строить в Чанчуне. Его назвали FAW – First Automobile Works (Первый автомобильный завод).

Первый камень в его фундамент был заложен летом 1953 года, а через три года с конвейера сошел первый грузовик – копия российского «ЗИС-150». Китайцы назвали его «Освобождение».

Кстати, проходная завода FAW в точности повторяет проходную нашего ЗИЛа (бывший ЗИС) – завода, который мы разрушили, сейчас там будет строиться элитный жилой комплекс. А в Чанчуне на территории автозавода до сих пор стоят дома, построенные в 50-х годах для советских специалистов, работавших здесь. Даже старая булыжная мостовая сохранилась, как память.

Грузовик – каждые 4,5 минуты

Сегодня корпорация имеет 30 дочерних предприятий в разных провинциях Китая, в ней работают 120 тысяч человек. Она выпускает ежегодно более двух миллионов автомобилей. Здесь собирают по лицензии в том числе и популярное во всем мире гибридное авто «Тойота-Приус», еще множество моделей мировых брендов. Разумеется, есть и машины чисто китайской разработки, выпускаемые под марками Hongqi, Xiali, Jiaxing, Jie Fang… FAW производит гибридные автобусы Jiefang. В конструкторском бюро корпорации работают над созданием собственного электромобиля, он пока в проектах. Компания имеет свой научно-исследовательский институт – мозговой центр всех новых разработок.

Всего с конвейеров FAW с 1956 года сошло более 30 миллионов машин, которые продаются по всему миру, в том числе в России.

Мы побывали на одном из ста сорока сборочных конвейеров. Здесь делают самый знаменитый китайский грузовик FAW J6, у которого есть несколько модификаций. Множество таких машин мы видели на дорогах провинции, в Пекине, в сельской местности. Надежная, неприхотливая машина мощностью в 460 «лошадок». При этом вполне современная, соответствующая самым строгим требованиям мирового рынка и экологическим нормативам. У входа в цех рядом с моделями прошлых лет стоит и новейшая модель грузовика, выпущенная к 60-летию корпорации. Это пока выставочный образец, скоро он встанет на конвейер.

На территории завода нет праздношатающихся людей. Все – в цехах. Нет гор мусора, старых поддонов, железяк и прочего промышленного хлама. Чистота и порядок. Хотя я уверен, что и у нас на КамАЗе сейчас так же. Современные стандарты качества, конвейерное производство требуют порядка во всем. Здесь не сбегаешь покурить, когда вздумалось, – иначе кто закрутит именно твой болт?

Китайские рабочие трудятся четко и размеренно. Каждое движение выверено. Каждый человек на своем месте. Мы шли вдоль конвейера, смотрели, снимали и не могли его обогнать. Металлические конструкции, по дороге обрастая деталями, двигались быстрей нас. К концу своего пути они все больше приобретали черты готового грузовика. Вот голое шасси, вот оно уже с мостами, вот кардан установили, вот бензобак, потом колеса, затем сверху спускается кабина, которую закрепляют на шасси несколькими болтами… Остается только проверить светотехнику и плеснуть в бак бензина. Водитель садится за баранку, поворот ключа…. И вот из цеха выезжает очередной новенький тягач. Каждые четыре с половиной минуты с конвейера сходит автомобиль! На наших глазах вышел 192-й с начала суток.

Я не удержался и жестами попросил одного молодого рабочего снять промасленные перчатки и показать свои руки. Сфотографировал их. Хочу, чтобы наши скептики, которые говорят о продукции из КНР – «собрана кривыми китайскими руками», – убедились, что руки у китайских работяг вполне себе прямые. Правильные руки, трудовые. Золотые. Именно этими руками, под руководством компартии, куется китайское счастье.

Россия, добро пожаловать!

В тот день мы побывали еще на одном предприятии, которое расположено на территории технопарка. Это научно-производственное объединение «Сида». Здесь выпускают светодиодное оборудование (различные светильники – те самые экономичные лампы) и полноцветные светодиодные экраны – от небольших, примерно метр на полметра, до просто гигантских – до 20 метров в длину. Они используются в наружной рекламе, во время массовых зрелищ, ими оснащаются телевизионные студии.

На складе готовой продукции нас встретил помощник генерального директора по международному сотрудничеству Вань Вэнь-И. Представился Иваном Ивановичем. Он, как и еще несколько сотрудников предприятия, прекрасно говорит по-русски, НПО сотрудничает с российскими коллегами. Иван Иванович с жаром стал рассказывать, какие замечательные экраны выпускает «Сида». И все они китайской разработки.

– Мы уже добились разрешения в 0,7 миллиметра. Первое место в Китае! – рассказывал Иван Иванович, показывая огромные экраны высокой четкости.

Это действительно отличный показатель для таких размеров.

Выпускают здесь и 3D-экраны. Надеваем специальные очки, смотрим видео… Эффект присутствия потрясающий!

– НПО «Сида» очень заинтересовано в сотрудничестве с Россией! – продолжал заместитель директора. – Нам нужны серьезные партнеры, которые будут брать нашу продукцию крупным оптом. Хорошие скидки гарантируем. Мы готовы открыть в России сборочное производство. Так и напишите: нам нужны партнеры в вашей стране! Добро пожаловать, Россия!

Хорошо, Иван Иванович. Так и написали.

Мы пригласили руководителей НПО на Красноярский экономический форум – здесь можно будет найти партнеров. Они обещали подумать.

А вот в цех попасть не удалось: строгий противопылевой режим, производство тонкое, нежное – электроника. Но у цеха стеклянные стены, и сквозь них все видно. Круглосуточно, в три смены, здесь работают полсотни станков, привезенных из Сингапура. Их обслуживают парни и девушки в белой спецодежде, которые смотрят в компьютерные мониторы и управляют процессом с клавиатуры. На станках производятся модули светодиодных экранов, которые потом собирают в единое целое.

– Сколько зарабатывают люди на вашем предприятии? – спросили мы у Ивана Ивановича.

– Рабочий – 3,5–4 тыс. юаней в месяц. Инженер – 5–6 тыс. Начальник цеха может получать и 10 тыс. юаней…

Умножьте на 9,8 – и получите сумму в российских рублях.

Но о китайских зарплатах, о «китайцах-муравьях» и пресловутой «чашке риса», за которую рабочий в Поднебесной якобы готов вкалывать день и ночь без сна и отдыха, – в следующих репортажах.

Начало: Нихао, Поднебесная!

Фото

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика