29 Апреля
10:49 
исправленный1.png

      

       разместить  

Вперед, в прошлое

Вперед, в прошлое

Думал ли Александр Флеминг, случайно открывший пенициллин в 1928 году, что когда-то его детище, спасшее миллионы жизней, станет совершенно бесполезным? Мы настолько привыкли к антибиотикам, что храним их в домашних аптечках и готовы назначать себе сами. При этом человечество в полушаге от катастрофы: появляются микроорганизмы, которые невозможно убить известными лекарствами. А это значит, что инфекционные эпидемии прошлого могут повториться.

Микробы умнее нас

Антибиотики – вещества, которые вызывают гибель бактерий, подавляют их рост и размножение, – вот уже больше 70 лет самые надежные наши помощники. Еще в начале прошлого века даже банальный порез мог закончиться фатально, а эпидемия чумы выкашивала страны наполовину. В начале 40-х об этом забыли: именно тогда впервые в медицине стали использовать антибиотики. Эти лекарства совершали то, что раньше казалось невозможным, – убивали микроорганизмы, которые тысячелетиями уничтожали человечество. Мы победили. Наступила эра антибиотиков, которая разбаловала нас настолько, что, казалось, нет ни одной инфекционной болезни, с которой нельзя было бы справиться. В 60-х даже поговаривали о том, что инфекционные отделения можно и закрыть за ненадобностью. Но все оказалось не так просто: злостные враги человечества научились вырабатывать устойчивость к лекарствам, изобретенным людьми. И тренируются микробы очень хорошо.

– Сейчас мы наблюдаем кризис антибиотиков, о котором должны говорить все, – начинает пресс-конференцию в медуниверситете Сергей Яковлев, доктор медицинских наук, президент Альянса клинических химиотерапевтов и микробиологов. С утра здесь проводятся занятия для студентов на тему антибиотикорезистентности. – Микробы, устойчивые к антибиотикам, распространяются по всему миру. Снижается эффективность лекарственных средств, и инфекционные заболевания реально могут стать неизлечимыми – об этом предупреждает ВОЗ.

Есть инфекции, для которых уже сегодня нет эффективных антибиотиков. Разработка новых фактически завершилась 15 лет назад. Последний новый класс антибиотиков был выделен еще в 80-х. Наука пока исчерпала себя, и прорывов в этой области ждать не приходится. Что уж говорить о России – у нас эти препараты вообще не производятся, все ввозится из-за рубежа.

Антибиотикорезистентность у микроорганизмов развивается очень быстро.

Первый микроб, устойчивый к пенициллину, появился через три года после начала его использования – в 1944 году. А через 20 лет все стафилококки на земном шаре были нечувствительны к этому лекарству. Пенициллин превратился в бесполезный препарат.

Под угрозой операционные

Устойчивые к антибиотикам бактерии сейчас можно найти везде: в почве, воде, воздухе… Сергей Владимирович рассказывает о подледном озере в Антарктиде, которое последние 200 тысяч лет не имело сообщений с внешней средой. Устойчивый микроб нашли даже там. Самое страшное, что уже появились микроорганизмы, которые устойчивы абсолютно ко всем существующим антибиотикам. Один из самых страшных – клебсиелла. В 2008 году ее устойчивый штамм появился в Индии, через три года стал выявляться в Великобритании, с 2011 года – в России. Клебсиелла может спровоцировать сильнейший воспалительный процесс фактически в любом органе – от легких до мочевого пузыря.

Туристы привозят устойчивые микроорганизмы с собой из зарубежных путешествий. По данным Альянса химиотерапевтов и микробиологов, первое место среди опасных стран занимает Турция, потом Греция, Италия, Индия, Юго-Восточная Азия. Турист может многие годы даже и не подозревать о таком коварном «сувенире»: поселившийся в кишечнике микроб может долго не заявлять о себе. Пока организм не будет ослаблен, например, операцией по удалению аппендикса. И тогда, вполне возможно, пациента будет уже не спасти.

Самые опасные микроорганизмы живут, конечно же, там, где человек сталкивается с антибиотиками чаще всего, – в стационарах. Кишечная палочка, синегнойная палочка, ацинетобактерии – все они за последние пять лет увеличили количество устойчивых штаммов в разы.

– А это очень серьезная угроза высоким технологиям: трансплантации органов, костного мозга, суставов, операциям на сердце, – уверен Сергей Яковлев. – Такие пациенты после операции уязвимы для инфекции, потому что мы целенаправленно подавляем их иммунитет. А если инфекция вызвана антибиотикорезистентным возбудителем? Мы, к сожалению, теряем пациента.

Поэтому проблема устойчивости микробов к лекарственным средствам – головная боль не только медиков. Это проблема каждого – никто из нас не застрахован, что завтра мы не заразимся штаммом, который в чужом организме натренировался и теперь на антибиотики не реагирует. Никто не гарантирует, что завтра мир не получит пандемию туберкулеза, с которым каждый год все сложнее бороться. Или гонореи, на которую действуют всего два антибиотика из всех известных на планете. И если мы не начнем действовать уже сейчас, завтра может быть поздно.

Сам себе не врач

Препарат, «назначенный» соседкой, – фактор риска

Медицинское использование антибиотиков объективно избыточно, однако оно – только верхушка айсберга. У микроорганизмов есть возможность натренироваться в других организмах. Например, в тех же курах или свиньях.

По данным Альянса химиотерапевтов и микробиологов, каждая выращенная на продажу курица всю свою короткую жизнь получала небольшие дозы антибиотиков. Почему? Так птица не болеет и лучше прибавляет в весе – быстрее достигает коммерчески выгодной массы. Для потребителя страшна не сама курица, в мясе которой к моменту забоя препаратов почти не осталось – и кипятить на два раза не обязательно. Страшна вредоносная палочка, которая живет в кишечнике птицы. В человеческом живет в точности такая же. Поэтому после того как тушка отправилась вариться в кастрюлю, руки хозяйка должна не просто помыть с мылом, а обработать антисептиком – почти как хирург. Но даже если человек презирает курятину, это его не защитит. Стоки хозяйств могут просочиться в грунтовые воды, а потом попасть в наш организм. Именно поэтому так

важно наконец-то разграничить использование антибиотиков для нужд медицины и сельского хозяйства, чтобы куриц и коров не кормили тем же, чем потом будут лечить нас.

Сейчас в этой области ничего не делается – использование лекарственных средств в сельском хозяйстве не ограничено, более того, никто не контролирует, что именно и в каких количествах дается скотине.

Но если агробизнес контролировать пока не собираются, то в сфере фармацевтики наметились первые подвижки: с марта этого года будут более тщательно проверять, не продают ли аптеки препараты без рецепта. А пока врачи призывают каждого гражданина выкинуть антибиотики из домашней аптечки и уж тем более не «прописывать» себе самостоятельно. А если врач все-таки их назначил, пропивать полным курсом и не бросать сразу после первого улучшения. Ведь именно так мы в своем организме формируем устойчивые к этой терапии штаммы, которые опасны в первую очередь для стариков и детей, живущих рядом с нами.

По мнению врачей, идеальным был бы вариант, если бы на всем земном шаре на год-два отказались от использования антибиотиков во всех областях – от медицины до бытовой химии. Тогда бы «опыт» микробов обнулился – они забыли бы, как сопротивляться антибиотикам, а человек опять стал бы всесильным в борьбе с инфекциями. Но сколькими жизнями при этом пришлось бы заплатить за спокойное завтра других поколений? Ведь сейчас крах антибиотиков по большому счету означает крах всей медицины.

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика