Меню Поиск
USD: 79.33 +0.46
EUR: 92.62+0.02
№ 70 / 1248

Будем строить, развиваться и жить

Губернатор Александр Усс ответил на вопросы журналистов

Фото Олега Кузьмина Встречи руководителя региона с представителями краевых СМИ давно стали традицией. Причем губернатор открыт для общения не только в конце года, когда край подводит итоги. А, по сути, в любой момент – когда сама жизнь из накопившегося многообразия проблем формирует темы для разговора.

Самое сложное – позади

 

– Александр Викторович, мы почти полгода прожили в режиме жестких коронавирусных ограничений. Удалось ли достичь результатов, на которые вы рассчитывали?
– Действительно, шесть месяцев – это большое испытание. По моим ощущениям, они растянулись на годы. Лишь недавно случился переход к третьему этапу снятия ограничений. Но замечу – мы оказались одними из первых в Сибири, кому дали такое право. И дали не случайно.

Несмотря на общее количество заболеваний, ситуация в крае находится под контролем. Не исключу, что в будущем, возможно, придется сделать какие-то шаги назад. Но по большому счету мы уже прошли самый сложный этап, накопили опыт и теперь знаем, как надо работать. Решения, которые мы принимали, были своевременными и четкими. Приходилось много думать, сомневаться, но при этом реагировать быстро.
Наш край с точки зрения уязвимости для пандемии был особенным. Во-первых, большое количество вернувшихся из-за рубежа земляков. По этому показателю мы входили в первую десятку регионов страны.

Во-вторых, у нас 25 тысяч человек работают в условиях вахты. Они приезжают со всей страны и живут в очень компактных условиях. Поэтому даже единичный случай может привести к вспышке заболевания – что мы, кстати, и пережили в Северо-Енисейском районе.

И третий момент, связанный с географией края. У нас огромный регион. Есть множество отдаленных населенных пунктов, где отсутствуют технические возможности для высококвалифицированной медицинской помощи. Весь этот комплекс факторов и предопределял нашу уязвимость. Тем не менее мы справились.
К результату привели несколько принципиальных решений. Первое – раннее, с опережением большей части российских регионов, введение запретительных мер. И я благодарен красноярцам за то, что они встретили их с пониманием. У нас появился временной лаг для того, чтобы сосредоточиться, организоваться и подготовиться.

Второй важный момент – длинные выходные, которые были установлены в соответствии с решением президента и федерального правительства. Они тоже сыграли свою положительную роль.
Далее. Поначалу все инфицированные красноярцы подлежали обязательной госпитализации. Мы создали тогда аналитический центр по изучению опыта стран, уже вступивших в активную фазу пандемии. Выяснилось, что государства, которые успешно с нею справляются, удерживают большой запас свободного коечного фонда. Все, кому не требуется интенсивная терапия, лечатся амбулаторно. Было много дискуссий на эту тему, но мы пошли по аналогичному пути. И удержали краевую систему здравоохранения от коллапса как в Италии.
Позитивной мерой назову и разрешение работать всем нашим крупным предприятиям (промышленным, сельскохозяйственным, строительным) после длинных выходных. Она позволила нам сохранить экономику.
Или возьмем выдачу разрешения на прогулки, занятия спортом. Я пошел на это, хотя получил массу предупреждений из соответствующих органов: если произойдет вспышка, буду отвечать лично. Однако жизнь подтвердила, что это нужно было делать.

Хочу поблагодарить глав муниципалитетов. Они строго выполняли указания по перемещению людей внутри края. Например, в отдаленных населенных пунктах на севере нет возможности оказать высококвалифицированную медицинскую помощь. Но зато можно защититься за счет ограничений на въезд и выезд. Главы это делали и сберегли своих жителей. А на уровне края мы первыми в Сибири предложили установить обязательную двухнедельную самоизоляцию для всех прибывающих из Москвы и Санкт-Петербурга. Много было других, иногда интуитивных решений. И все они позволили нам с минимальными потерями пройти этот тяжелый путь.

Ничего, кроме правды



– Тем не менее точку ставить пока рано. Прокомментируйте сегодняшнюю статистику – все-таки край входит в десятку регионов с самым большим показателем заболеваемости. И смертность у нас тоже высокая…

– Скажу так: краю не случайно разрешили перейти на третий этап снятия ограничений. Статистика в данном случае – вещь очень условная. Да, регион находится в первой десятке по количеству выявленных инфицированных. Значительная их часть переносит болезнь бессимптомно. Мы в разы превосходим многие области, включая соседние, по количеству тестов. А здесь правило такое: больше тестируешь – больше выявляешь.
По смертности тоже довольно спорная статистика, коль скоро значительная часть людей, которых не удается спасти, имеют серьезные сопутствующие заболевания. И конечный вывод о причине смерти зависит от подхода к так называемому кодированию: либо от основного заболевания, либо от ковида, либо от сочетания того и другого.
Ответственно заявляю: у нас квалифицированные медицинские работники, у нас хороший уровень здравоохранения. Наиболее тяжелых, сложных пациентов мы, как правило, транспортировали в краевой центр. Активно использовали телемедицину, консультировались с ведущими врачами из Москвы, крупных международных центров. В этом смысле очень хорошо сработала первая краевая больница и наш медицинский университет, где была создана специальная аналитическая группа. Принцип, который мы исповедовали, очень прост: основным средством борьбы с пандемией является правда и только правда. И мы душой никогда не кривили.

Шанс для рывка

 

– Будут ли как-то меняться планы развития краевого здравоохранения с учетом COVID-19?

– Оно уже в этих экстремальных условиях серьезно подтянуло свое техническое обеспечение, особенно в части легочных заболеваний. В любом случае все это нам пригодится и после того, как волна пандемии пойдет на спад.

Кроме того, у нас появляются новые медицинские учреждения. Недавно завершились работы в Ачинске, Богучанах, где два инфекционных госпиталя возведены силами РУСАЛа. Кроме того, мы подготовили программу развития инфекционных отделений на ближайшие три года: порядка 30 таких учреждений будут либо построены, либо капитально отремонтированы.
Нельзя сбрасывать со счетов колоссальный опыт, который приобрели наши медики во время борьбы с инфекцией, более эффективное использование санитарной авиации. Все это пойдет на пользу здравоохранению. Любое испытание обеспечивает резкий рывок вперед.
– Под инфекционные госпитали были переоборудованы и узкоспециализированные клиники: кардиоцентр, госпиталь ветеранов войн и другие…

– Это была вынужденная мера. Думаю, что до Нового года система оказания плановой медицинской помощи будет восстановлена в прежнем объеме.

– Вы сами привыкли находиться в общественных местах в маске?

– Для меня это до сих пор непривычно. Однако, надевая маску, я чувствую себя более защищенным. И все-таки отвыкать от нее будет легче, чем привыкать (смеется).

– Планируете ли ставить антиковидную вакцину?

– Специально на эту тему я не думал. Вот когда ее привезут в край, начнут ставить – почему бы и нет? В нашу вакцину я верю.

На пользу людям


– Краевые предприятия, которые пострадали от пандемии, получили льготы. Сколько на этом потерял краевой бюджет? Не отразятся ли эти потери на социальных программах?
– Краевой бюджет, оказывая помощь предприятиям, ничего не потерял. Эти деньги пошли на пользу людям, а значит – на пользу краю. У нас была прямая поддержка организаций ЖКХ, транспорта на сумму порядка 4 миллиардов рублей. Мы не могли допустить их остановки. Кроме того, предусмотрели дополнительное финансирование наших земляков, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, на сумму в 3,5 миллиарда рублей. И это были правильные, идущие на пользу решения.
Но раз речь зашла о бюджете, то здесь я должен констатировать: самые пессимистичные прогнозы по нашему финансовому положению не оправдались. А ведь были мнения, что до конца года край потеряет около 25 процентов своих доходов. Очень серьезный был бы удар, потому что мы и до этого особенно не шиковали. Но беды не произошло.

Сегодня неполученные нами доходы исчисляются в пределах 10 миллиардов рублей. Это потери от возможных поступлений со стороны общественного питания, малого и среднего бизнеса, гостиниц, транспорта – всего того, что мы называем сервисным сектором. Кроме того, есть не связанные с пандемией потери, обусловленные падением цен на нефть.
Тем не менее предыдущий год для края был очень успешным. В финансовом отношении, пожалуй, лучший за всю его новейшую историю. Мы дополнительно получили 40 миллиардов рублей, на 22 миллиарда сократили государственный долг. Так что теперь смело можем 10 миллиардов и занять. Корректировка бюджета уже внесена в Законодательное собрание, в ближайшее время депутаты ее рассмотрят. В ней, кстати, предусмотрено 500 миллионов рублей на дополнительное лекарственное обеспечение, 200 миллионов – на развитие санитарной авиации, более 300 миллионов – на решение проблемы обманутых дольщиков.
Теперь о планах следующего года. Мы активно работаем над бюджетом и не видим существенных рисков. То есть край будет по-прежнему выполнять все свои социальные обязательства, включая обеспечение населения льготами. Мы будем развиваться, мы будем строить, мы будем жить.

Дело в топливе

 

– В Красноярске готовится программа по переводу котельных на экологическое топливо. Насколько реализуемы подобные проекты?

– Экология во многих наших населенных пунктах, включая Красноярск, очень далека от уровня, который мы считаем приемлемым. И серьезный вклад в наши экологические сложности вносит как раз система отопления, в том числе в частном секторе.
Есть три основных пути решения проблемы. Первый вы назвали – это так называемое биотопливо. По нашим расчетам, порядка 400 котельных, которые сегодня работают на угле или мазуте, могут быть переведены на биотопливо. Этот способ позволит решить и другую острую проблему – ликвидацию отходов лесопиления. Сегодня пеллеты на рынке стоят порядка 6 000 рублей за тонну при себестоимости производства в 2,5 тысячи рублей. Поэтому при переоснащении котельных на биотопливо можно еще и зарабатывать на этом. Соответствующую программу мы начинаем уже со следующего года.
Второй блок, который также может быть задействован, связан с бездымным углем. Это не фантазия. Такой эксперимент был проведен во время зимней универсиады, он показал эффект. Коллеги из СГК готовы к массовому производству этого продукта, и он обязательно будет использоваться, конкурируя с биотопливом.

И, наконец, третий вариант – перевод части жилых домов на электроотопление. МРСК также готова к проведению такого эксперимента в одном из районов Красноярска. Скорее всего, это будет наша знаменитая Покровка. Готовясь к выполнению этих планов, мы рассчитываем, что дополнительного финансирования из краевого бюджета они не потребуют.

Давайте менять психологию


– Вы взяли под личный контроль тему благоустройства в регионе. Почему? Казалось бы, это прерогатива местных властей.

– И губернатора тоже. Поскольку в целом наведение порядка в наших городах и весях, создание комфортной сельской, городской среды – общекраевая задача. В этом году, несмотря на коронавирус и все сложности, которые мы переживали, на эти цели выделена беспрецедентно большая сумма – порядка двух миллиардов рублей. При этом мы исходили из того, что только за счет краевых денег преобразить наши села и города, сделать их более привлекательными невозможно. На каждый вложенный государством рубль должна последовать инициатива самих граждан: покрасить свой палисадник, скосить траву, поправить крышу. Дело это идет трудно, очень велика инерция. Но тут главное – начать.
В свое время, когда готовилась универсиада, мы начали благоустройство с центральной части Красноярска, с трех его главных улиц. И вот по такому же пути идем применительно и к другим населенным пунктам. У нас даже есть проект под названием «Центральная улица» – с тем чтобы взять хотя бы небольшой участок города или села, привести его в образцовый вид и затем распространить эту позитивную практику дальше. Нужно менять психологию. Чисто будет тогда, когда каждый начнет мести у своего порога.

Не шутите с законом


– Уже год в крае по вашей инициативе реализуется новая лесная политика. Все ли получается?

– Думаю, потребуется по меньшей мере еще года три для того, чтобы увидеть нашу тайгу действительно такой, какой мы бы хотели ее видеть. Однако результаты уже есть. На 25 процентов в этом году возросли площади лесовосстановления, в четыре раза уменьшилось количество таежных пожаров. И мы ставим перед собой амбициозную задачу: стать в этой области образцовым регионом.
Несмотря на то, что деятельность лесных инспекторов – компетенция федеральных органов власти, мы решили оплачивать работу дополнительного штата (100 человек) из краевого бюджета для того, чтобы прежде всего усилить контроль за лесосеками. Начались масштабные их проверки. И выяснилось, что более половины лесосек, по которым ранее были даны позитивные оценки, на самом деле не отвечают требованиям. Так дело не пойдет.
Нам пришлось расторгнуть 90 договоров аренды с лесозаготовителями. И сделать это не от хорошей жизни. Мы понимаем, что люди теряют работу, у них возникают проблемы. Но иначе нельзя. С другой стороны, все больше уголовных дел возбуждается в отношении тех, кто непосредственно занимается лесоохраной. Так что все должны понимать: шутить с законом в лесу больше не будет никто.

Главная составляющая


– Сентябрь – самый разгар уборочной кампании в крае. Как идут дела у селян?

– Я суеверный человек – наверное, потому, что сам родом из деревни. Поэтому скажу так: посмотрим. Посевная у нас началась дней на десять раньше обычного. Вовремя прошли дожди. И в крае выращен не просто хороший – небывалый урожай, о котором мы не могли и думать. Урожайность сейчас составляет 31 центнер с гектара – на пять центнеров больше, чем в прошлом году. Но нам необходима еще по меньшей мере пара недель хорошей погоды для того, чтобы его убрать. Я очень надеюсь, что природа и Всевышний будут к нашим селянам благосклонны.
Однако нам помогла не только погода. Год от года улучшается общая культура дел на селе. Это касается не только крупных хозяйств-лидеров. Сейчас и фермеры стали лучше обрабатывать поля, вносить гербициды, средства защиты растений, удобрения. Это и является главной составляющей хороших показателей на селе. Естественно, не нужно забывать и о серьезной государственной поддержке, которой край всегда отличался. Если в прошлом году мы выделяли на нее 5,7 миллиарда рублей, то в этом, несмотря на все сложности с бюджетом, уже более 6 миллиардов.

№ 70 / 1248

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео