Гипертония: враг, которого надо знать в лицо

Гипертония: враг, которого надо знать в лицо

Болезни, вызванные повышенным артериальным давлением, становятся причиной от семи до девяти миллионов преждевременных смертей на планете; гипертоников в мире – более одного миллиарда, а в России их свыше 56 процентов, причем в весьма активной возрастной категории 45–55 лет, и чем старше, тем этот показатель выше… Конечно, статистика может изменяться в зависимости от методик подсчета, но суть остается неизменной: гипертония – едва ли не самый сильный враг человеческий, и чтобы противостоять ему, надо знать его в лицо.

Об этом НКК рассказывает Павел ШЕСТЕРНЯ, доктор медицинских наук, профессор, проректор КрасГМУ по научной работе.

– Павел Анатольевич, приведу выводы одного из исследований. В Красноярском крае уровень заболеваемости гипертонией превышает общероссийский; на селе он выше, чем в городе, а у мужчин выше, чем среди женщин. Каждый из этих пунктов стоит отдельного обсуждения. Но прежде хотелось бы знать об основных причинах тенденции, и есть ли шанс изменить ее к лучшему?

– Начнем с того, что основная причина не может заключаться исключительно в специфике нашего региона. Гипертония – та проблема, с которой вся мировая медицина бьется на протяжении последних десятилетий. Это многоликий, изворотливый враг, который подступает и нападает зачастую очень незаметно. Поэтому говорить о том, что в нашем отдельно взятом «царстве-государстве» что-то изменится в решении проблемы гипертонии, – дилетантские рассуждения.

Гипертония – настолько огромный маховик, что остановить его быстро, то есть хотя бы в течение нескольких лет, попросту невозможно.

Коварство этого заболевания прежде всего в том, что в значительной доле случаев человек его попросту не ощущает. Из всех страдающих гипертонией только половина знает о ней. Половина из тех, кто знает, лечится; а половина из тех, кто лечится, лечится неправильно.

Поэтому, если говорить о ситуации в целом, то гипертония – своего рода спрут в клинике внутренних болезней. Своими многочисленными щупальцами он охватывает все направления общей терапии соматического здоровья.

Вообще, когда мы говорим о гипертонической болезни, мы тут же уходим на фундамент организации здравоохранения – на поликлиническое звено. Пациенты с гипертонией в стационаре лежать не должны. Правильное лечение направлено на то, чтобы осложнений не случалось. Под осложнением мы понимаем прежде всего быстрый, внезапный подъем артериального давления, сопряженный с угрозой жизни, – то, что называется гипертоническим кризом.

А есть варианты осложненного криза, когда мы говорим уже о сосудистых катастрофах – инсультах, инфарктах, нарушении ритма… Собственно, лечение гипертонической болезни направлено именно на то, чтобы этого не случилось. Это плановая терапия, сопровождение пациента в течение многих лет. Более того, мы говорим о терапии пожизненной, или, если кому-то это слово не нравится, длительной.

Конечно, в течение жизни сама терапия может изменяться, пересматриваться, но в любом случае она измеряется многими годами. Поэтому, когда мы задаемся вопросом, как переломить общую ситуацию с гипертонией, какие меры должны стать первоочередными, надо оставить за скобками высокотехнологичные вмешательства – это из другой оперы – и заниматься укреплением фундамента всего здания. В первую очередь речь о контроле артериального давления. Это базовый параметр здоровья человека.

– Вы говорили, что половина из страдающих гипертонией о своей болезни не знает, а из тех, кто знает, половина не лечится… Почему?

– Потому что не болит. Если взять обычного человека, со всеми его слабостями, то болезнь, которая «не болит», вряд ли погонит его к врачу. Чаще всего нами движут страх, боль – то есть совершенно четкие, понятные критерии, заставляющие действовать. Но при здравом рассуждении так быть не должно. Поэтому мы и говорим о том, что крайне важно диспансерное наблюдение.

– Но в определенном смысле все упирается в «добрую волю» человека. Если оставить за скобками необходимость проходить медкомиссию по требованию работодателя, то на диспансеризацию никто не гонит.

– Почему же? Есть система информирования – звонят из поликлиники, высылают СМС… Но часть людей все равно не приходит, несмотря на все эти приглашения и даже на то, что получают отгул на работе.

– То есть проблема не столько в самой гипертонии, сколько в человеческом равнодушии к самому себе?

– В основе – да. Отношение к своему здоровью – базовая проблема.

– Вы назвали гипертонию спрутом. Когда медицина осознала его силу и масштабы?

– Давно. В течение прошлого столетия формировалось понимание того, как происходит развитие осложнений от гипертонии. Ведь когда-то считалось, что слегка повышенное давление является нормой для определенного возраста… Но если говорить о современном понимании патогенеза – когда лечится не собственно симптом, а разрывается цепь развития болезни и предотвращается весь дальнейший ход событий, – в таком формате медицина работает, видимо, уже лет пятьдесят. С того времени начался серьезный разворот в сторону профилактической медицины, задача которой не спасать «здесь и сейчас», а сделать так, чтобы не развивались осложнения.

Но есть важный момент. У нас сделано практически все для того, чтобы лечить, к примеру, инфаркты в стационаре – по большому счету к организации третьего, четвертого уровня здравоохранения претензий нет. Все, кому необходимы высокотехнологичные вмешательства, их получают. Гораздо сложнее повлиять на первый, фундаментальный «этаж». Когда мы лечим инфаркт миокарда, мы «тушим пожар», а задача в том, чтобы «пожара» не случилось.

– Есть довольно распространенное мнение, что гипертония – болезнь нашего времени, поскольку она связана с малоподвижным образом жизни, лишним весом, курением, неумеренным потреблением алкоголя и т. д. Насколько точно это мнение отражает реальность?

– Оно очень близко к истине. Безусловно, есть определенная часть гипертоников, у которых эта болезнь развилась бы, даже если бы они вели идеальный образ жизни. Потому что существует влияние наследственности и некоторых других болезней. Однако, по моей субъективной оценке, таких пациентов около пятидесяти процентов. А что касается другой половины, то их гипертония «сделана своими руками». Есть известное выражение – человек роет себе могилу ножом и вилкой… И другие причины указаны правильно – избыточная масса тела, курение, алкоголь. Но существует еще одна важная и весьма современная причина – стресс. Это прежде всего невыплеснутые эмоции. На нем построен весь наш современный образ жизни с высоким темпом и сотовым телефоном, который становится одним из главных источников эмоций. В наш мозг поступает огромное количество информации, которое еще совсем недавно невозможно было представить. Конечно, у мозга колоссальные резервы, он готов ее воспринимать, но такая нагрузка не может не вызывать стресс.

– Кажется, не так трудно растолковать человеку, почему надо не злоупотреблять алкоголем, не курить, правильно питаться и заниматься физкультурой. Как растолковать влияние стресса? И в целом какова его значимость на фоне других причин гипертонии?

– Скажем, последствия курения еще как-то можно измерить, существуют различные индексы… А как просчитать стресс? Поэтому утверждать, что важнее, я не берусь. Но, безусловно, это одно из центральных звеньев в цепи причин. По сути, стресс – это биохимический взрыв, когда в организме происходит выработка определенного количества гуморальных факторов – гормонов, нейропептидов. Когда вы получаете, скажем, какое-нибудь крайне неприятное известие, изменяется состояние организма – учащается сердцебиение, прилив крови к лицу, сухость во рту, руки дрожат… Мы наблюдаем тот самый гормональный взрыв, который в том числе поднимает уровень артериального давления. Это по сути своей защитная реакция, направленная на то, чтобы максимально защитить организм «здесь и сейчас», мобилизоваться в случае непредвиденной опасности. Но она – экстренная и очень короткая. А теперь представьте себе, что такая экстренная реакция происходит в течение суток многократно… Поэтому и появилось такое понятие, как ментальная гигиена.

– В последнее время часто говорят об информационной гигиене, то есть попросту призывают граждан не шататься бесцельно по интернету в поисках раздражителей. В чем суть ментальной гигиены?

– Информационная гигиена – одна из ее составляющих. По большому счету это сохранение здоровья, в данном случае ментального. Чтобы понять суть термина, попробуйте переложить правила обычной гигиены на образ мыслей. Другой вопрос, что мы с детства знаем, зачем надо чистить зубы, умываться, менять белье, а сохранению ментального здоровья нас никто не учил. Между тем это веление времени, та реальность, в которой мы живем уже лет двадцать. Приведу показательный пример, правда, из другой области – из ревматологии. Есть так называемая болезнь нантских прачек, описанная более двухсот лет назад французским врачом де Кервеном. Женщины, целыми днями стиравшие белье в холодной воде, имели патологию сустава большого пальца. Сегодня синдром де Кервена тоже наблюдается, но не от стирки, а от постоянного письменного общения в смартфоне – там большой палец играет главную роль. То есть сам формат современной жизни подталкивает к тому, чтобы менять подходы, задумываться о том, на что еще недавно не обращали внимания.

– В том же интернете можно найти огромное количество рекомендаций о лечении гипертонии. Причем самых разных; к примеру, один врач утверждал, что повышенное давление излечивается гимнастикой и вообще в нем ничего страшного нет, страшно только пониженное… Поскольку большинство народа в случае болезни бежит советоваться со смартфоном как с любимым учителем, как ему отделить зерна от плевел?

– На начальных этапах оно действительно может носить немедикаментозный характер. Но есть определенная «точка невозврата», до которой повышение артериального давления носит эпизодический характер, и его еще нельзя считать болезнью. Другое дело, когда давление становится повышенным уже без всяких внешних раздражителей, а само по себе.

Есть китайская пословица: «Не надо дергать за усы спящего тигра». Когда мы наши сосуды долгое время «дергали за усы» и в конце концов задергали до того, что они «проснулись» и начали приходить в тонус сами по себе, без нашего участия. Вот это и есть болезнь.

В случаях, когда давление повышается эпизодически, существует комплекс немедикаментозных мер – в частности, регулярные нагрузки на свежем воздухе.

Необязательно фитнес-зал, бег на время, штанга. Начните с ежедневных прогулок продолжительностью минут сорок, а лучше час, и уже этим вы сделаете великое благо для своего организма.

– Существует ли конкретная отметка на тонометре, после которой уже стоит принимать меры?

– От 140 на 90 считается повышенным артериальным давлением. Это повод, чтобы обратить на него внимание, как минимум измерить повторно, понаблюдать, как часто оно повышается. Давление до этой отметки находится в пределах нормы. Вообще, сама возможность измерить давление – великое благо. Но довольно часто тонометра дома нет. Поэтому крайне важную роль играют медсестринские кабинеты, в том числе на производстве, в офисе. Кроме того, тонометры сейчас есть во многих аптеках.

Лекарство на будущее

– Вернемся к началу. Так все-таки почему в Красноярском крае показатели по заболеваемости гипертонией выше общероссийских?

– Это связано со множеством обстоятельств. Кстати, в том числе с двумя «ковидными» годами, когда все ресурсы здравоохранения были брошены на борьбу с пандемией, а остальные направления испытывали дефицит внимания… Если же говорить о причинах фундаментальных, то такая тенденция с гипертонией вообще характерна для всей Сибири. В центральных и южных регионах России образ жизни немного другой. У нас же накладывается все: длительное холодное время года – отсюда и гиподинамия. В рационе преобладают насыщенные жиры, мясная пища. И, наконец, вредные привычки… Все это звенья одной цепи.

– Ситуацию надо воспринимать как данность?

– Безусловно, ее надо менять. Однако невозможно мгновенно перестроить сознание людей, привычки питания, социально-экономическое положение… Но мы движемся в этом направлении, и уже сделан, на мой взгляд, весьма значимый шаг. На коллегии краевого министерства здравоохранения в конце июня было принято решение изменить с 1 сентября порядок диспансерного наблюдения. Для пациентов старше 50 лет, имеющих те или иные факторы риска, добавили такой параметр, как исследование уровня мочевой кислоты¸ который является одним из важнейших звеньев патогенеза. Это именно наша инициатива, которая будет финансироваться за счет краевого бюджета.

– Когда ждать результатов?

– К примеру, развитые страны Северной Европы, с небольшой территорией и населением, положительный результат по сердечно-сосудистым заболеваниям получили только лет через двадцать после перехода на профилактическую медицину. Не стану говорить, что и у нас достижение результата займет столько же времени, однако в любом случае на него уйдут многие годы. Но, не закладывая этого сейчас, мы ничего не получим в будущем.

Читать все новости

Видео

Фоторепортажи

Также по теме

7 февраля 2023
«Честное слово» Сергея Назарова: дерзкая и неожиданная выставка
В Красноярском Доме художника на проспекте Мира, 56, открылась персональная выставка живописи Сергея Назарова «Честное слово», посвященная 35-летию автора. Очень
6 февраля 2023
Лечение на уровне микромира
Сегодняшний Красноярск – это не только центр богатейшего в смысле природных ресурсов региона. Это еще и научный центр, где ведутся
5 февраля 2023
У российской истории сибирское лицо
Одно из главных, прорывных событий во всей истории Енисейской губернии, не меньшее енисейского золота и Транссиба, – Суриков. Через него